Хитрый шакал

Од­нажды сви­репый тигр по­пал в клет­ку. Нап­расно ре­вел и бил­ся страш­ный зверь о же­лез­ные прутья — ло­вуш­ка бы­ла та­кая креп­кая, что тигр не смог пог­нуть в ней ни од­но­го пру­та.

Но слу­чилось так, что в это вре­мя не­пода­лёку про­ходил пут­ник. Уви­дав его, тигр зак­ри­чал:

— О доб­рый отец! Сжаль­тесь на­до мной! Вы­пус­ти­те ме­ня из клет­ки!

— Ну уж нет! — ска­зал пут­ник. — Я те­бя вы­пущу, а ты ме­ня же и съ­ешь.

— Что вы, что вы, доб­рый гос­по­дин! Кля­нусь вам, что я ни­ког­да боль­ше не оби­жу ни од­но­го жи­вого су­щес­тва. От­ны­не и до кон­ца дней сво­их я бу­ду по­кор­ным ра­бом че­лове­ка.

— Ес­ли так, — об­ра­довал­ся пут­ник, — то я те­бя вы­пущу.

С эти­ми сло­вами он по­вер­нул на две­рях клет­ки за­сов.

Од­ним уда­ром ла­пы тигр рас­пахнул дверь и ока­зал­ся на сво­боде.

Че­ловек не ус­пел сде­лать и ша­га, как тигр под­мял его и про­рычал:

— Глу­пец! Сей­час я по­обе­даю то­бой!

— Что ты! Что ты! — взмо­лил­ся бед­ня­га. — Я те­бя спас от смер­ти, а ты ме­ня хо­чешь съ­есть! Раз­ве это спра­вед­ли­во?!

— Брось бол­тать о спра­вед­ли­вос­ти! — зак­ри­чал тигр. — Ни­какой спра­вед­ли­вос­ти на зем­ле нет!

— Нет, спра­вед­ли­вость есть. Мо­жешь спро­сить об этом ко­го хо­чешь. Каж­дый те­бе ска­жет, что спра­вед­ли­вость есть.

— Хо­рошо! — сог­ла­сил­ся тигр. — Спро­сим у пер­вых трёх встреч­ных; ес­ли они ска­жут, что спра­вед­ли­вость есть, я по­щажу те­бя. Но ес­ли я ус­лы­шу от них, что спра­вед­ли­вос­ти на зем­ле нет, — я съ­ем те­бя без вся­ких раз­го­воров!

Дол­го бро­дили че­ловек и тигр по джун­глям и, на­конец, уви­дели на вет­ке ба­нано­вого де­рева пе­чаль­но­го по­пугая.

— Слу­шай, по­пугай, — крик­нул ему тигр. — Ска­жи нам, — есть ли на зем­ле спра­вед­ли­вость?

От­ве­тил по­пугай:

— Я про­жил на све­те сто лет. И за всю жизнь свою я не сде­лал ни­кому ни­како­го зла. А се­год­ня ут­ром удав прог­ло­тил мо­их птен­цов. Нет на зем­ле ни­какой спра­вед­ли­вос­ти!

— Вот ви­дишь! — ос­ка­лил клы­ки тигр, — спра­вед­ли­вос­ти нет!

— Пой­дём даль­ше, — ска­зал че­ловек. — Спро­сим вот у той паль­мы.

Они по­дош­ли к паль­ме, и тигр спро­сил:

— Ска­жи, паль­ма, есть на зем­ле спра­вед­ли­вость?

От­ве­тила паль­ма:

— Мно­го лет лю­ди и зве­ри спа­сались от зноя в те­ни мо­их листь­ев. Но се­год­ня на за­ре ко мне явил­ся ди­кий ка­бан и под­рыл мои кор­ни. И вот те­перь я об­ре­чена на ги­бель. Нет на зем­ле спра­вед­ли­вос­ти!

— Пра­виль­но! Нет на зем­ле спра­вед­ли­вос­ти! — про­рычал тигр и взмах­нул хвос­том, го­товясь прыг­нуть на пут­ни­ка.

— По­годи! — взмо­лил­ся че­ловек. — Ты обе­щал спро­сить трёх, а спро­сил толь­ко двух.

— Ну, хо­рошо, спро­сим вон у то­го ша­кала, что бе­жит нам навс­тре­чу, — сог­ла­сил­ся тигр.

Ког­да ша­кал по­рав­нялся с ни­ми, пут­ник ска­зал ему:

— Выс­лу­шай ме­ня и раз­ре­ши наш спор. Этот тигр по­пал в клет­ку. Я ус­лы­шал его страш­ный рёв, сжа­лил­ся над ним, снял с клет­ки за­сов и вы­пус­тил тиг­ра на сво­боду. А сей­час он хо­чет ме­ня съ­есть. Ска­жи, — раз­ве это чес­тно и раз­ве не су­щес­тву­ет на све­те спра­вед­ли­вость?

— По­годи, по­годи, что-то я из тво­его рас­ска­за ни­чего не по­нял. Пов­то­ри мне эту ис­то­рию ещё раз.

— Этот тигр по­пал­ся в ло­вуш­ку, — на­чал сно­ва рас­ска­зывать пут­ник. — Я ус­лы­шал его страш­ный рёв, сжа­лил­ся над ним и вы­пус­тил на сво­боду. А те­перь тигр хо­чет ме­ня съ­есть. Ска­жи, — раз­ве это чес­тно, раз­ве не су­щес­тву­ет на све­те спра­вед­ли­вость?

— Да, — про­мол­вил за­дум­чи­во ша­кал, — очень за­путан­ная ис­то­рия. Ра­зоб­рать­ся в ней не лег­ко. Зна­чит, ты го­воришь, тигр шёл ми­мо клет­ки, ус­лы­шал твой рёв и снял за­сов…

— Да нет, пе­ребил ша­кала че­ловек. — Как раз всё бы­ло на­обо­рот: тигр ре­вел в клет­ке, а я его ос­во­бодил.

— А, по­нимаю! — за­кивал го­ловой ша­кал. — Клет­ка ре­вела в тиг­ре, а ты спас клет­ку!..

— Фу, ка­кой ты не­понят­ли­вый! — рас­сердил­ся тигр. — Я был в клет­ке, а че­ловек про­ходил ми­мо! По­нял?

— Не сер­ди­тесь на ме­ня, доб­рый гос­по­дин, — прос­то­нал ша­кал. — Уж очень труд­но ра­зоб­рать­ся в этом… Ес­ли бы я сам ви­дал, как всё слу­чилось, тог­да дру­гое де­ло.

— Пой­дём к ло­вуш­ке, там ты все пой­мешь, — вос­клик­нул тигр. — А ес­ли не пой­дешь, я съ­ем и те­бя, и его!

Че­ловек, тигр и ша­кал по­дош­ли к ло­вуш­ке; и тигр ска­зал:

— Я си­дел вот в этой клет­ке, — по­нима­ешь? А он про­ходил ми­мо клет­ки. Я зак­ри­чал, он ус­лы­шал мой крик, снял с ло­вуш­ки за­сов и ос­во­бодил ме­ня. По­нима­ешь?

— По­нимаю, те­перь по­нимаю! — об­ра­довал­ся ша­кал. — Зна­чит, я си­дел в этой клет­ке, а че­ловек ус­лы­шал… Клет­ка си­дела в ло­вуш­ке, а он… Опять я го­ворю не то! Бед­ная моя го­лова! Дол­жно быть, я так и не пой­му этой за­путан­ной ис­то­рии.

— Нет, ты пой­мёшь! — зак­ри­чал в ярос­ти тигр. — Я те­бя зас­тавлю по­нять, а по­том съ­ем. Слу­шай же! Смот­ри на ме­ня. Я — тигр. По­нял?

— По­нял, гос­по­дин…

— А это че­ловек. По­нял?

— По­нял, гос­по­дин.

— А это клет­ка. По­нял?

— По­нял, гос­по­дин.

— Так вот, я, тигр, был в этой клет­ке, а он, че­ловек, про­ходил ми­мо. По­нял?

— Не сер­ди­тесь на ме­ня, гос­по­дин, но я не по­нял…

— Ну, что те­бе не по­нят­но, ду­рак ты эта­кий?!

— Я не по­нимаю, как вы мог­ли по­пасть в эту клет­ку

— Че­го же ты не по­нима­ешь, нес­час­тный? От­ве­чай сей­час же!

— Мне ка­жет­ся, что вы да­же и не по­мес­ти­тесь в та­кой ма­лень­кой клет­ке. Да, да, ко­неч­но, ни­ког­да вам не по­мес­тить­ся в та­кой клет­ке.

Тут уж тигр по­терял вся­кое тер­пе­ние.

— Так смот­ри же, ес­ли не ве­ришь! — ряв­кнул он и с раз­ма­ху вле­тел в клет­ку. — Те­перь по­нял, как бы­ло де­ло?

— По­нял! — зак­ри­чал ша­кал и зах­лопнул клет­ку на за­сов.

— Вот ви­дишь, — ска­зал че­ловек тиг­ру. — А ты го­ворил, что на све­те нет спра­вед­ли­вос­ти. А по-мо­ему, раз тигр си­дит в клет­ке, — зна­чит, на зем­ле есть спра­вед­ли­вость.