Кукла-невеста

У од­ной бед­ной вдо­вы был сын. Круг­лый день ей при­ходи­лось тру­дить­ся, что­бы его про­кор­мить. Раз, как кон­чи­лись праз­дни­ки, весь на­род из де­рев­ни по­шел ру­бить лес. Вот сын и поп­ро­сил мать дос­тать ему то­пор, что­бы ему со все­ми пой­ти и сколь­ко ни на есть за­рабо­тать.

— Сы­нок, у нас де­нег и на еду не хва­та­ет, как же я те­бе то­пор куп­лю?

А он за­уп­ря­мил­ся и не да­вал ей по­коя, по­ка она не пош­ла к плот­ни­ку и не поп­ро­сила сде­лать ей де­ревян­ный то­пор и уг­лем его на­тереть, что­бы был как нас­то­ящий. При­нес­ла она то­пор и да­ла его сы­ну. Он по­ложил ка­кой-то еды в кор­зинку из листь­ев, взял тык­ву с во­дой, огонь­ку на жгу­те со­ломы и ушел в лес по­ле се­бе рас­чи­щать. При­шел он в без­людную ча­щу, все свое доб­ро на зем­лю сло­жил, взял ма­лость ду­шис­той смо­лы с де­рева сал и воз­звал к бо­жес­твам и ду­шам умер­ших, что­бы они ему по­мог­ли:

— Пусть бы за каж­дым де­ревом, что я сруб­лю, па­дала сот­ня дру­гих!

Ска­зал он так, сло­жил мо­лит­венно ру­ки и пок­ло­нил­ся на все сто­роны све­та. По­том взял свой де­ревян­ный то­пор и уда­рил по де­реву. И сто де­ревь­ев упа­ло на зем­лю. Он уда­рил по дру­гому, и еще сто де­ревь­ев упа­ло. В один час он рас­чистил ог­ромное по­ле.

Как по­дош­ла по­ра дож­дей и нас­та­ло вре­мя вы­жигать вы­руб­ку, он схо­дил за ог­нем и опять воз­звал о по­мощи к бо­жес­твам и ду­шам умер­ших. Толь­ко за­жег од­но де­рево, пла­мя их все ох­ва­тило, и они сго­рели.

Тут приш­ло вре­мя се­ять, и па­рень спро­сил у ма­тери се­мян.

— Сы­нок, у нас де­нег и на еду нет. От­ку­да же я возь­му те­бе се­мена?

Пош­ла она про­сить по де­рев­не, да ник­то ей ни­чего не дал. На­конец отыс­ка­ла она горс­тку ри­совой по­ловы — ее кто-то выб­ро­сил — и при­нес­ла сы­ну. Вот, как ска­зал гай­та, что се­ять по­ра, па­рень по­шел на свою вы­руб­ку и поз­вал ди­ких сви­ней, что­бы они ему по­ле сво­ими клы­ками вспа­хали. На­чали свиньи зем­лю ко­пать и зо­лу за­рывать. Па­рень ви­дит, что де­ло у них как на­до идет, и по­шел до­мой про­сить мать, что­бы по­дыс­ка­ла ему не­вес­ту в по­мощ­ни­цы.

— Сы­нок, у нас де­нег и на еду нет. Как я за же­ну те­бе зап­ла­чу?

Толь­ко он от нее не от­ста­вал, и на­конец она пош­ла к плот­ни­ку и поп­ро­сила сде­лать де­ревян­ную де­вуш­ку с брас­ле­тами на ру­ках, с бу­сами вок­руг шеи и с ра­куш­ка­ми-ка­ури в во­лосах. При­нес­ла мать кук­лу до­мой, пос­та­вила у оча­га и, как не­вес­ту, в тряп­ку, кра­шен­ную кур­ку­мой, оде­ла. Па­рень при­шел, мать ему го­ворит:

— Сы­нок, вот твоя же­на.

— Пусть она еду мне по­даст,— го­ворит па­рень. А та и не ше­вель­ну­лась.

— Иди спать со мной,— го­ворит он опять. А кук­ла сто­ит где сто­яла.

— Ка­кая это же­на? — ска­зал па­рень, взва­лил ее на пле­чо, зах­ва­тил еды в кор­зи­не из листь­ев и по­шел к се­бе на вы­руб­ку. Там он ве­лел же­не по­дать еду, а ей хоть бы что. Он так ра­зоз­лился, что под­нял кук­лу и швыр­нул ее оземь с трес­ком. Треск на­пугал ди­ких сви­ней, и они бро­сились в лес. Па­рень слы­шит их то­пот, и по­чуди­лось ему, буд­то это его же­на убе­га­ет — вот и ки­нул­ся он ее до­гонять. Бе­жит он по ле­су и ви­дит де­вуш­ку, а ее толь­ко вче­ра за­муж от­да­ли, и она свой не­вес­тин на­ряд, кур­ку­мой кра­шен­ный, еще не сня­ла. «Вот моя же­на»,— ду­ма­ет он. Схва­тил де­вуш­ку да как нач­нет ее бить — за­чем, мол, убе­жала. С ней бы­ла еще де­вуш­ка. Она по­бежа­ла в де­рев­ню и всем рас­ска­зала, что там прик­лю­чилось. Мо­лодой муж прим­чался на мес­то, стал же­ну вы­ручать. Вот и зас­по­рили пар­ни: каж­дый го­ворит, что же­на его. Дол­го так они спо­рили, по­том сын вдо­вы го­ворит:

— Ес­ли ты и вправ­ду ей муж, пусть она возь­мет те­бя за усы, под­ни­мет и по­вер­нет. По­текут у те­бя из глаз сле­зы, зна­чит, ее муж не ты, а я.

Тот сог­ла­сил­ся на ис­пы­тание. Толь­ко же­на под­ня­ла его за усы, сле­зы выс­ту­пили у не­го на гла­зах и по­лились по ще­кам. Приш­лось ему от­дать же­ну вдовь­ему сы­ну. Об­ра­довал­ся тот и по­вел ее к се­бе до­мой. В этот год его по­ле при­нес­ло боль­шой уро­жай, и с той по­ры он стал бо­гачом.