Лентяйка

Рас­ска­зыва­ют, жил где-то па­рень. Же­нили его. Ста­ли мо­лодые жить в ми­ре и сог­ла­сии, толь­ко же­на ока­залась очень ле­нивая. Как слу­чит­ся ра­бота по­тяже­лее, так она сра­зу боль­ная, под­нять­ся не мо­жет с пос­те­ли. Боль­ше все­го она оха­ла в ме­сяцы асар и сан.Дож­дется, по­ка все на ра­боту уй­дут, сра­зу под­ни­мет­ся, выс­кре­бет весь рис, ка­кой есть в гор­шке, и да­вай его упи­сывать. А ес­ли ва­рено­го не ос­та­лось, са­ма се­бе при­гото­вит.

Вот раз све­кор и го­ворит:

— При­веду-ка я зна­харей, пусть они ей ру­ки по­щупа­ют. Не­понят­ная не­мочь у на­шей не­вес­тки. Пусть они на­тол­кут ей ле­карс­тва, а ес­ли она не поп­ра­вит­ся, отош­лем ее на­зад в от­чий дом да там и ос­та­вим.

Он и вправ­ду по­шел за зна­харя­ми. При­вел их и про­сит:

— По­щупай­те ру­ки у на­шей не­вес­тки и ска­жите, ка­кой не­дуг ее му­чит. Са­ми мы ума не при­ложим, что с ней. А то ведь лю­ди ска­жут, да и сват то­же: «Гля­дите, они ей и по­мочь не хо­тят».

Один зна­харь взял ее за ру­ку, по­дер­жал и улыб­нулся. По­том дру­гой взял и то­же ус­мехнул­ся ле­гонь­ко. Се­ли и не го­ворят ни­чего.

Хо­зя­ин их спра­шива­ет:

— Что с ней, поч­тенные?’Что вы наш­ли? Ска­жите, сде­лай­те ми­лость. Ле­чить-то чем ее бу­дем?

— Не­дуг у нее тяж­кий и зас­та­релый,— го­ворят зна­хари.— Пос­та­рай­тесь най­ти це­леб­ных кор­ней, рас­толки­те их и дай­те ей вы­пить.

— Я не по­нимаю в це­леб­ных кор­нях,— от­ве­ча­ет хо­зя­ин.— Я вас про­шу: при­неси­те ле­карс­тво, что­бы ее пос­та­вить на но­ги. А ес­ли ле­карс­тво на­до ку­пить и са­мим ей да­вать, объ­яс­ни­те, как это де­лать. На­зови­те мне все, что мо­жет по­мочь, а то нам ее не вы­лечить.

А раз­го­вор-то идет ря­дом с боль­ной, и она все слы­шит. Вот зна­хари и го­ворят:

— Все так, поч­тенный. Раз ты нас поз­вал, мы да­дим ле­карс­тво. Толь­ко мы вот что хо­тим ска­зать: что­бы ле­карс­тво по­мог­ло, нам на­до спер­ва зак­ли­нания про­честь, а то оно поль­зы не при­несет.

— Лад­но,— от­ве­ча­ет хо­зя­ин.— Де­лай­те все, что нуж­но, что­бы ее вы­лечить. Ес­ли на­чать, так на­до и кон­чить.

— Хо­рошо, до­гово­рились,— го­ворят зна­хари.— Мы пой­дем за ле­карс­твом, а как дос­та­нем, мы ее за­гово­рим, а по­том уж да­дим ей ле­карс­тва.

— По­торо­питесь, сде­лай­те ми­лость,— про­сит хо­зя­ин.— При­неси­те ле­карс­тво се­год­ня или зав­тра. По­ра-то ра­бочая, а боль­ную од­ну ос­тавлять то­же не­хоро­шо. Нуж­но бы к ней прис­та­вить ко­го-ни­будь, да у нас и так рук не хва­та­ет. Сде­лай­те ми­лость, дос­тань­те ле­карс­тво пос­ко­рее, не мед­ли­те.

— Хо­рошо,— го­ворят,— мы его най­дем и дос­та­вим се­год­ня. А зав­тра да­дим ей.

Ска­зали так зна­хари и пош­ли вон из до­ма. На ули­це они за­дер­жа­лись и объ­яс­ни­ли хо­зя­ину, что его не­вес­тка стра­да­ет ле­нивой ли­хорад­кой.

— Как же нам тог­да ее вы­лечить? — вспо­лошил­ся тот.

— По­дож­ди,— го­ворят.— Не го­вори ни­кому ни­чего. У нас есть под­хо­дящее ле­карс­тво на этот слу­чай. А ты будь спо­ко­ен.

И вот, прав­ду ска­зать, оба зна­харя пош­ли в лес, вы­копа­ли два клуб­ня тир­ры, боль­ших, слов­но тык­вы, и при­нес­ли их с со­бой. Ве­чером они приш­ли в дом к боль­ной и ска­зали:

— Мы дос­та­ли ле­карс­тво. Се­год­ня да­вать мы его не бу­дем. Зав­тра по­рань­ше ут­ром, ед­ва све­тать нач­нет, мы его ей да­дим. Толь­ко имей­те в ви­ду, преж­де все­го мы вон там, в даль­нем кон­це ули­цы у пе­рек­рес­тка, за­гово­рим вас всех, и боль­ную то­же, а уж по­том ле­карс­тво да­дим. Мы вам это сей­час для то­го го­ворим, что­бы зав­тра ут­ром ник­то из вас ни­куда не ушел.

— Лад­но,— те го­ворят.— Это го­дит­ся.

— Зна­чит, все яс­но,— ска­зали зна­хари.— Жди­те, мы зав­тра ра­но при­дем.

Тут зна­харям по­ужи­нать да­ли. Они по­ели и уш­ли.

На дру­гой день они под­ня­лись с пе­туха­ми. Пер­вым де­лом взя­ли клуб­ни тир­ры, от­несли в ко­нец ули­цы и там ос­та­вили. По­том пош­ли в дом к боль­ной и всех там под­ня­ли на но­ги. Поп­ро­сили мед­ную чаш­ку с во­дой, ще­пот­ку син­ду­ра и ста­рое ре­шето. Соб­ра­ли, что нуж­но, и по­вели всех в ко­нец ули­цы к пе­рек­рес­тку. Там уса­дили боль­ную на ре­шето и по­маза­ли ее сви­ным по­метом. По­том взя­ли оба клуб­ня тир­ры, по­веси­ли ей на шею и ска­зали:

— Ты, не­вес­тка, прой­ди три ра­за вверх и три ра­за вниз по ули­це, а мы те­бя тут бу­дем ждать. Три ра­за прой­дешь и тем сни­мешь по­мехи, что тво­рят нам злые тем­ные си­лы, тог­да и мы смо­жем с это­го мес­та сой­ти. Ты уж не мед­ли и иди пос­ко­рей три ра­за в оба кон­ца.

Ска­зать по прав­де, эта не­вес­тка так и пош­ла вдоль по ули­це ут­ром, и на­род весь гла­зел на нее и гром­ко сме­ял­ся, а ре­бятиш­ки тол­пой бе­жали сле­дом, би­ли в ла­доши, хло­пали се­бя по яго­дицам, под­пры­гива­ли и виз­жа­ли от ра­дос­ти. Да­же род­ные, что ос­та­лись сто­ять в кон­це ули­цы, над­ры­вались от сме­ха. Прош­ла она раз, зна­хари ей го­ворят:

— За­пом­ни, но­си на се­бе это средс­тво, по­ка не поп­ра­вишь­ся. Ну а как бу­дешь сов­сем здо­рова, от­вя­жешь и выб­ро­сишь.

Пош­ла не­вес­тка во вто­рой раз по ули­це, а на­род над ней так сме­ет­ся, что она сты­да не стер­пе­ла, сор­ва­ла с се­бя клуб­ни и бе­гом до­мой. Сме­ху вслед еще боль­ше.

Как она убе­жала, вся семья то­же вер­ну­лась до­мой, и зна­хари ее спро­сили:

— Ска­жи-ка, не­вес­тка, ты не по­тому ль от­вя­зала и бро­сила на­ше ле­карс­тво, что сра­зу поп­ра­вилась?

Тут она са­ма над со­бой рас­сме­ялась, а зна­хари ей го­ворят:

— Смот­ри, ни­ког­да боль­ше так не бо­лей, а то мы опять при­несем это ле­карс­тво. Мы ведь лю­бой не­дуг рас­позна­ем.

С то­го дня не­вес­тка ста­ла здо­рова, ни­ког­да боль­ше боль­ной не при­киды­валась и при­леж­но ра­бота­ла. Так ле­нивая не­вес­тка ис­пра­вилась — оту­чили ее ле­нить­ся. Вот и сказ­ке ко­нец. Вся она тут.

Читайте также: