Месть шута

У од­но­го рад­жи был шут. Мно­го лет ве­селил он сво­его по­вели­теля, но ни­ког­да не слы­хал доб­ро­го сло­ва ни от рад­жи, ни от ра­ни. Ког­да же у рад­жи бы­ло пло­хое нас­тро­ение, он без жа­лос­ти бил бед­но­го шу­та пал­кой или нат­равли­вал на не­го сво­их со­бак.

Од­нажды рад­жа так силь­но из­бил шу­та, что нес­час­тный за­болел. Лё­жа в пос­те­ли, шут всё вре­мя ду­мал, как ему отом­стить жес­то­кому рад­же. Он ду­мал день, дру­гой, тре­тий, а на чет­вёртый поз­вал же­ну и при­казал ей:

— Сту­пай к ста­рой айе рад­жи, ска­жи ей, что я умер и то труп мой уже сож­гли.

Ког­да айя ус­лы­хала о смер­ти шу­та, она пос­пе­шила во дво­рец и по­веда­ла обо всём рад­же.

— През­ренный шут! — вос­клик­нул рад­жа. — Как он смел уме­реть! Кто же те­перь бу­дет ме­ня сме­шить?

— Этот нич­тожный ни­ког­да не умел це­нить ва­ши ми­лос­ти, — ска­зала ра­ни. — Жаль, что вы не при­каза­ли в своё вре­мя от­ру­бить ему го­лову!

Трид­цать дней про­сидел без­вы­ход­но шут у се­бя в до­ме. И ког­да все о нём за­были, Он сде­лал вот что: об­мо­тал се­бя чёр­ной шку­рой сло­на, на­рисо­вал на лбу тре­тий глаз, в од­ной ру­ке за­жал тре­зубец, в дру­гую ру­ку взял боль­шую ра­кови­ну. Те­ло своё шут на­тёр зем­лёю, на го­лову на­дел ди­аде­му, на шею — ук­ра­шения из зме­иной ко­жи.

В та­ком ви­де шут сел на бы­ка и стал сов­сем по­хож на бо­га Ши­ву. Ночью, ког­да весь го­род спал, шут подъ­ехал на бы­ке к айе и пос­ту­чал в дверь. Айя выш­ла из до­ма и уви­дела у сво­их две­рей бо­га Ши­ву. Сло­жив на гру­ди ру­ки, ста­рая айя вос­клик­ну­ла:

— О, бла­гос­ло­вен­ное бо­жес­тво, о за­щит­ник мой! Воз­не­си ме­ня, твою ра­быню, на не­беса.

Ус­лы­шав та­кую прось­бу, шут про­гово­рил:

— Че­рез три дня я воз­не­су те­бя жи­вой на не­бо!

И, ска­зав так, он уда­лил­ся на сво­ём бы­ке.

Дож­давшись ут­ра, айя по­бежа­ла во дво­рец и рас­ска­зала рад­же о сво­ём счастье.

— О жен­щи­на! — ска­зал за­вис­тли­вый рад­жа. — Бо­ги к те­бе бла­гос­клон­ны. Умо­ли Ши­ву воз­нести на не­бо жи­выми ме­ня и ра­ни.

— Же­лание гос­по­дина мо­его для ме­ня свя­щен­но, — ска­зала айя и от­пра­вилась до­мой.

Че­рез три дня шут сно­ва явил­ся к жен­щи­не.

— О бла­гос­ло­вен­ный! — взмо­лилась айя. — Рад­жа сми­рен­но умо­ля­ет те­бя взять на не­бо жи­выми его и ра­ни.

— Хо­рошо. Ска­жи рад­же, что я ус­лы­шал его прось­бу Пусть зав­тра в пол­ночь рад­жа и ра­ни при­дут к по­рогу тво­его до­ма. Ты за­вяжешь им гла­за сло­жен­ным семь раз плат­ком, тог­да я яв­люсь за ни­ми.

Всё бы­ло сде­лано, как при­казал шут. Ког­да он при­ехал на бы­ке к до­му айн, рад­жа и ра­ни уже сто­яли с за­вязан­ны­ми гла­зами.

Шут из­ме­нил го­лос и ска­зал:

— Возь­ми­тесь за хвост свя­щен­но­го бы­ка и сле­дуй­те за мной.

Рад­жа и ра­ни схва­тили бы­ка за хвост, и шут тро­нул­ся в до­рогу.

Рад­же и ра­ни не тер­пе­лось по­пасть жи­выми на не­бо, и они огор­ча­лись, что бла­гос­ло­вен­ный Ши­ва так мед­ленно едет на сво­ём бы­ке.

Мно­го ча­сов разъ­ез­жал шут по ули­цам го­рода. К рас­све­ту рад­жа и ра­ни еле дер­жа­лись на но­гах. Из пос­ледних сил, ни­чего не ви­дя сквозь по­вяз­ки, они та­щились за бы­ком и не вы­пус­ка­ли из рук его хвос­та.

На­конец, пе­ред рас­све­том, шут ос­та­новил­ся на бе­регу Ган­га, ку­да по ут­рам при­ходи­ли жи­тели го­рода свер­шать свя­щен­ный об­ряд омо­вения.

Мы дос­тигли не­бес­ных во­рот! — про­воз­гла­сил важ­но шут. — Те­перь вы дол­жны умас­тить свои ли­ца свя­щен­ны­ми бла­гово­ни­ями. Вы­тяни­те ла­дони!

Рад­жа и ра­ни по­кор­но про­тяну­ли шу­ту ла­дони, и он по­ложил каж­до­му по гор­сти зо­лы и при­казал:

— Нат­ри­те се­бе этим ли­ца!

Рад­жа и ра­ни пос­лушно вы­маза­ли свои ли­ца зо­лою.

— А те­перь, — при­казал шут, — сядь­те на зем­лю и жди­те, по­ка ве­ликий бог Брах­ма при­зовёт вас к се­бе.

Рад­жа и ра­ни пос­лушно се­ли на зем­лю.

— Свер­шим пос­ледний об­ряд, — ска­зал тор­жес­твен­но шут и пе­ревя­зал им креп­ким шну­ром ру­ки. Кон­цы шну­ра шут прик­ре­пил к хвос­ту бы­ка.

— Я уда­ля­юсь к Брах­ме ска­зать, что вы уже у не­бес­ных во­рот и ждё­те его зна­ка.

С эти­ми сло­вами шут сбро­сил с се­бя в Ганг на­ряд Ши­вы и от­пра­вил­ся до­мой. А рад­жа и ра­ни ос­та­лись си­деть на зем­ле, при­вязан­ные к хвос­ту бы­ка.

Не­кото­рое вре­мя бык спо­кой­но сто­ял на мес­те, а по­том не спе­ша дви­нул­ся вдоль бе­рега, по­щипы­вая зе­лёную трав­ку.

При­вязан­ные к бы­ку рад­жа и ра­ни шли за ним и ра­дос­тно кри­чали:

— Ве­ликий Брах­ма ве­дёт нас на не­беса! Мы воз­но­сим­ся жи­выми на не­бо! Бо­ги к нам ми­лос­ти­вы!

В это вре­мя нас­ту­пило ут­ро, все жи­тели прос­ну­лись и нап­ра­вились к Ган­гу свер­шить омо­вение.

И здесь они уви­дели бы­ка. Бык мед­ленно про­хажи­вал­ся по бе­регу, а за ним, при­вязан­ные к хвос­ту, шли с за­вязан­ны­ми гла­зами, пе­рема­зан­ные зо­лою рад­жа и ра­ни.

— Кто вы та­кие, что с ва­ми слу­чилось? — зак­ри­чали лю­ди.

«Это стра­жа не­бес воп­ро­ша­ет нас», — по­думал рад­жа и гор­до от­ве­тил:

— Я по­вели­тель кня­жес­тва, а эта жен­щи­на — ра­ни. Ве­ликий Брах­ма бе­рёт нас жи­выми на не­беса. От­ны­не мы бу­дем жить вмес­те с бо­гами!

Тог­да тол­па зак­ри­чала:

— Лю­ди эти по­теря­ли ра­зум! Смот­ри­те, они пе­рема­зали свои ли­ца зо­лою и за­чем-то за­вяза­ли се­бе гла­за!

Пот­ре­вожен­ный кри­ками тол­пы, бык бро­сил­ся бе­жать, во­лоча по зем­ле при­вязан­ных к сво­ему хвос­ту рад­жу и ра­ни. С боль­шим тру­дом ос­та­нови­ли жи­тели бы­ка. Ког­да с пе­репу­ган­ных рад­жи и ра­ни сня­ли по­вяз­ки и от­мы­ли от зо­лы их ли­ца, лю­ди уви­дели, что, и вправ­ду, бык во­лочил по зем­ле по­вели­теля и его же­ну.

И тут все, кто был на бе­регу, уди­вились:

— Смот­ри­те, смот­ри­те! Рад­жа на бы­ке по­ехал к ве­лико­му Брах­ме!

— За­вяжи­те ра­ни опять гла­за, тог­да ей не бу­дет так стыд­но!

На воз­гла­сы на­рода при­бежа­ла двор­цо­вая стра­жа, ра­зог­на­ла Тол­пу и дос­та­вила рад­жу и ра­ни во дво­рец. Но уп­равлять сво­им на­родом рад­жа боль­ше не мог. Да­же прид­ворные и те, уви­дев рад­жу, на­чина­ли хи­хикать. А ког­да по­вели­тель про­ез­жал на сло­не по ули­цам го­рода, отов­сю­ду нес­лись нас­мешли­вые кри­ки:

— Смот­ри­те! Смот­ри­те! Рад­жа от­пра­вил­ся к Брах­ме! Толь­ко он за­был вы­мазать своё ли­цо зо­лой!

От огор­че­ния рад­жа за­болел и умер. А шут у­ехал в дру­гое кня­жес­тво и, го­ворят, жи­вёт там по сей день счас­тлив и ве­сел.