Наказанный ростовщик

В од­ной де­рев­не жил зем­ле­делец. От от­ца ему дос­тался кло­чок зем­ли, буй­вол и плуг. Не ус­пел зем­ле­делец оп­ла­кать смерть от­ца, — явил­ся к не­му рос­товщик и го­ворит:

— Твой отец был мне дол­жен сто ру­пий. От­да­вай долг, сей­час же!
— Нет у ме­ня сей­час де­нег, — от­ве­ча­ет зем­ле­делец. — По­дож­ди­те до сбо­ра уро­жая: про­дам в го­роде рис — вер­ну вам от­цов­ский долг.
Не сог­ла­ша­ет­ся рос­товщик:

— Не­ког­да мне ждать. Ес­ли у те­бя нет де­нег, — за­беру се­бе плуг и буй­во­ла.

— Как же я вспа­шу зем­лю без плу­га и буй­во­ла? — взмо­лил­ся кресть­янин. — Сжаль­тесь на­до мною, гос­по­дин!

— Хо­рошо, я доб­рый, — ска­зал рос­товщик, — ос­тавлю те­бе на три дня плуг и буй­во­ла, а ты за это от­дашь мне по­том по­лови­ну уро­жая.

Раз­вёл бед­няк ру­ками, а де­лать не­чего, приш­лось сог­ла­сить­ся.

По­садил зем­ле­делец рис и стал ждать. На­конец приш­ло вре­мя сни­мать уро­жай, а у бед­ня­ка да­же сер­па нет. По­шёл он к рос­товщи­ку, стал про­сить серп.

Рос­товщик го­ворит:

— Мне для те­бя ни­чего не жал­ко. Вот те­бе серп. За это дашь мне с тво­его уро­жая ещё два ма­на. Сог­ла­шай­ся ско­рее, а то пой­дут дож­ди, весь твой рис по­гиб­нет.

Приш­лось и на это сог­ла­сить­ся.

И ос­та­лось у кресть­яни­на от все­го уро­жая три горс­тки зер­на, ос­таль­ной рис рос­товщик заб­рал.

Толь­ко соб­рался кресть­янин ис­печь се­бе хле­бец, опять к не­му рос­товщик по­жало­вал:

— Я при­шёл про­верить твои ве­сы. По-мо­ему ты от­дал мне не весь рис!

— Ах, гос­по­дин, — ска­зал зем­ле­делец. — Из кам­ня во­ды не выж­мешь, от ме­ня боль­ше ни­чего не по­лучишь! Луч­ше на­учи­те, как мне про­жить без хле­ба.

— Друг мой, — вздох­нул рос­товщик. — И бо­гатс­тво и вся­кую уда­чу в жиз­ни — всё да­ру­ет нам бог Ра­ма. Поп­ро­буй най­ти его, он те­бе по­может.

Ис­пёк зем­ле­делец на до­рогу три ри­совых ле­пёш­ки и по­шёл ис­кать Ра­му.

В пер­вый же день по­пал­ся ему навс­тре­чу брах­ман. Об­ра­довал­ся бед­няк: «Уж он-то зна­ет, где мне най­ти Ра­му».

И, про­тянув брах­ма­ну ле­пёш­ку, спро­сил:

— Не ска­жете ли вы, бла­гочес­ти­вый отец, как мне най­ти Ра­му?

Вмес­то от­ве­та брах­ман взял ле­пёш­ку, су­нул её се­бе в рот и, ни­чего не от­ве­тив, по­шёл даль­ше.

На вто­рой день зем­ле­делец встре­тил ещё од­но­го брах­ма­на.

«Мо­жет быть, этот не та­кой жад­ный», — по­думал он и ска­зал:

— Сжаль­ся над бед­ным че­лове­ком, о поч­тенный отец! У ме­ня нет ни­чего, кро­ме ле­пёш­ки. Возь­ми её и ска­жи, как мне най­ти Ра­му.

Брах­ман пос­мотрел на зем­ле­дель­ца, су­нул ле­пёш­ку за па­зуху и по­шёл даль­ше.

К ис­хо­ду треть­его дня уви­дел бед­няк у до­роги ста­рика- ни­щего. По­дой­дя к ни­щему, зем­ле­делец про­тянул ему пос­леднюю ле­пёш­ку.

Доб­ро­та всег­да при­носит хо­рошие пло­ды, — ска­зал ста­рик. — Ку­да ты дер­жишь путь, дос­той­ный че­ловек, и чем ты оза­бочен?

Зем­ле­делец от­ве­тил:

— Я ищу Ра­му, но ник­то не хо­чет ука­зать мне к не­му до­роги.

Ска­жи мне, друг, за­чем ты хо­чешь ви­деть Ра­му?

— Весь мой уро­жай заб­рал се­бе рос­товщик. Я хо­чу спро­сить у Ра­мы, что мне сде­лать, что­бы не уме­реть с го­лода.

— Знай же, что я вол­шебник, — ска­зал ста­рик. — Ты не по­жалел для ме­ня пос­ледней ле­пёш­ки, и я те­бе по­могу. Вот те­бе ра­кови­на. Дунь в неё — вся­кое твоё же­лание сра­зу же сбу­дет­ся. Толь­ко пом­ни: преж­де чем ду­нуть в ра­кови­ну, нуж­но пок­ло­нить­ся на вос­ток.

И, по­ложив к но­гам зем­ле­дель­ца ра­кови­ну, ста­рик сра­зу же ис­чез.

Не ве­ря сво­ему счастью, бед­няк схва­тил ра­кови­ну, пок­ло­нил­ся на вос­ток и зак­ри­чал:

— Пусть пе­редо мной по­явит­ся буй­вол, впря­жён­ный в тон­га.

И ед­ва он под­нёс ра­кови­ну к гу­бам, как пе­ред ним ока­зал­ся ве­лико­леп­ный мо­лодой буй­вол, впря­жён­ный в но­вень­кую тон­га.

Ког­да бед­няк про­ехал на сво­ём буй­во­ле ми­мо до­ма рос­товщи­ка, бо­гач от удив­ле­ния чуть не за­дох­нулся. Бро­сив все де­ла, он по­бежал к зем­ле­дель­цу.

— У ко­го ты ук­рал буй­во­ла и тон­га? — зак­ри­чал он сер­ди­то. — Ты вор, те­бя на­до по­садить в тюрь­му!

— Рам, Рам! — ис­пу­гал­ся бед­няк. — Мне по­мог вол­шебник. Он дал мне вот эту ра­кови­ну и ска­зал: «Дунь в неё, — и всё, что ты по­жела­ешь, ис­полнит­ся». Вот от­ку­да по­яви­лись у ме­ня буй­вол и тон­га.

На дру­гое ут­ро рос­товщик дож­дался, ког­да зем­ле­делец вы­ехал на сво­ём буй­во­ле в по­ле, заб­рался к не­му в хи­жину и ук­рал вол­шебную ра­кови­ну. Вбе­жав к се­бе, он ра­дос­тно за­вопил:
— Я хо­чу, что­бы у ме­ня бы­ло сто буй­во­лов и де­сять, сло­нов!

И, по­желав так, он ду­нул в ра­кови­ну. Но во дво­ре его не по­яви­лись ни буй­во­лы, ни сло­ны.

«На­вер­ное, я не с то­го кон­ца ду­нул», — ре­шил вор и вос­клик­нул:

— Пусть у мо­их ног ока­жет­ся пол­ный ме­шок чис­то­го зо­лота!

Те­перь он ду­нул с дру­гой сто­роны ра­кови­ны, но ме­шок с зо­лотом всё рав­но не по­явил­ся.

До са­мого ве­чера дул рос­товщик в ук­ра­ден­ную ра­кови­ну, чуть не лоп­нул от на­туги, но ни од­но его же­лание так и не сбы­лось, по­тому что зем­ле­делец не ска­зал ему, что, преж­де чем ду­нуть в ра­кови­ну, нуж­но пок­ло­нить­ся на вос­ток.

Ед­ва под­ня­лось сол­нце, как рос­товщик сно­ва при­шёл к зем­ле­дель­цу.

— Твоя ра­кови­на те­перь у ме­ня, — ска­зал он. — Толь­ко я не мо­гу зас­та­вить её вы­пол­нять мои же­лания. Те­бя же она слу­ша­ет­ся. Я от­дам её те­бе, но при од­ном ус­ло­вии: что бы ты ни по­лучил от неё, я дол­жен по­лучить в два ра­за боль­ше.

С это­го дня рос­товщик стал бо­гатеть с каж­дым ча­сом. По­жела­ет се­бе зем­ле­делец сто ру­пий, — у рос­товщи­ка сра­зу ока­зыва­ет­ся двес­ти. Поп­ро­сит зем­ле­делец у ра­кови­ны дхо­ти а у рос­товщи­ка два дхо­ти по­яв­ля­ет­ся. За­хочет кресть­янин брас­лет по­лучить, а пе­ред рос­товщи­ком сра­зу же два ле­жат.

Но рос­товщик и этим был не­дово­лен. Мно­го раз пы­тал­ся он вык­расть вол­шебную ра­кови­ну: те­перь рос­товщик уже знал, что, преж­де чем ду­нуть в неё, на­до пок­ло­нить­ся на вос­ток. Триж­ды про­бирал­ся он в дом зем­ле­дель­ца, ког­да то­го не бы­ло до­ма, но ра­кови­ну най­ти не мог. Зем­ле­делец ни­ког­да не рас­ста­вал­ся с вол­шебным да­ром.

Так ми­новал год. А ког­да приш­ло вре­мя соз­ре­вать хлоп­ку и ри­су, нас­ту­пила страш­ная за­суха. Но зем­ле­дель­цу за­суха бы­ла не страш­на. Он при­ехал на своё по­ле, пок­ло­нил­ся на вос­ток и ска­зал:

— Хо­чу, что­бы че­рез моё по­ле про­текал ши­рокий и глу­бокий ру­чей.

Как толь­ко он ду­нул в ра­кови­ну, сра­зу же че­рез его по­ле по­тёк глу­бокий ру­чей. И сей­час же у рос­товщи­ка на со­сед­нем по­ле по­тек­ли два глу­боких ручья.

По­ложив в тра­ву ра­кови­ну, зем­ле­делец при­пал к проз­рачно­му ручью, что­бы уто­лить свою жаж­ду. И в это вре­мя он за­метил, как сквозь вы­сокую тра­ву к его ра­кови­не кра­дёт­ся рос­товщик.

Не­дол­го ду­мая, кресть­янин пок­ло­нил­ся на вос­ток и про­шеп­тал:

— Пусть мой ле­вый глаз до за­ката сол­нца пе­рес­та­нет ви­деть!

И, ду­нув в ра­кови­ну, он сра­зу ок­ри­вел. В то же мгно­вение рос­товщик пе­рес­тал ви­деть на оба гла­за. Но, да­же ос­лепнув, он про­дол­жал пол­зти к ра­кови­не, — та­кая одо­лела его жад­ность! Не ви­дя, ку­да он пол­зёт, рос­товщик сва­лил­ся в ру­чей и уто­нул.

Вот по­чему го­ворят: го­ня­ясь за чу­жим, жад­ный час­то те­ря­ет своё.