Нет женщины, у которой не было бы возлюбленного

Од­нажды в ве­чер­них су­мер­ках Райя и Ап­паджи об­хо­дили го­род. И уви­дели они на ве­ран­де од­но­го до­ма нек­ра­сивую до уродс­тва жен­щи­ну. За­пах от нее ис­хо­дил та­кой омер­зи­тель­ный, что хоть нос за­тыкай. Гла­за и уши гно­ились.

— Не­уже­ли за ней кто-ни­будь уха­жива­ет? — по­дивил­ся Райя.

— Без сом­не­ния, и у нее есть воз­люблен­ный, — от­ве­тил Ап­паджи. — У люб­ви нет ни глаз, ни ушей.

Райя ему, од­на­ко, не по­верил.

Нем­но­го по­годя им встре­тил­ся мо­лодой че­ловек в кра­сивом тюр­ба­не и ши­той се­реб­ром одеж­де. В од­ной ру­ке он дер­жал мо­лодые листья бе­теля и раз­мо­лотые се­мена аре­ковой паль­мы, в дру­гой — из­весть. Из­весть, ви­димо, бы­ла за­сох­шая, — и, что­бы нем­но­го ее раз­мо­чить, он су­нул ру­ку в сточ­ную ка­наву и зас­пе­шил даль­ше.

— Вот он, лю­бов­ник той жен­щи­ны, — ска­зал Ап­паджи.

Что­бы про­верить, пра­виль­но ли это пред­по­ложе­ние, оба по­вер­ну­ли и пош­ли сле­дом за мо­лодым че­лове­ком.

Мо­лодой че­ловек приб­ли­зил­ся к ве­ран­де, где его ожи­дала жен­щи­на, угос­тил ее бе­телем и при­нял­ся лас­кать.

— Ока­зыва­ет­ся, у люб­ви нет не толь­ко глаз, но и но­са: она на­чис­то ли­шена обо­няния, — приз­нал Криш­на Де­ва и вы­разил свое вос­хи­щение тон­костью ума глав­но­го со­вет­ни­ка.