Плавильная печь

Жи­ли-бы­ли семь брать­ев. У них бы­ла од­на сес­тра — млад­ше их всех. В семье она бы­ла лю­бими­ца. Все братья бы­ли же­натые, толь­ко млад­ше­го еще не же­нили. Млад­ший брат был то­же лю­бимый. Он ни­ког­да не ра­ботал в хо­зяй­стве. Раз ша­тал­ся он по ле­су и встре­тил сес­тру. Бро­силась ему в гла­за ее кра­сота, и стал он ду­мать о ней: «По­чему бы брать­ям ме­ня на ней не же­нить?» В тот раз он ее ос­та­вил в по­кое, по­шел один бро­дить даль­ше по ле­су и на­шел боль­шой гриб не­видан­ной кра­соты. Он сор­вал его и на­зад по­вер­нул. При­нес гриб до­мой и по­ложил на вид­ное мес­то, где всег­да огонь за­жига­ли.

Как приш­ли его шесть не­вес­ток, он им этот гриб по­казал и го­ворит:

— За­пом­ни­те, не­вес­тки. Та, кто съ­ест этот гриб, ста­нет мо­ей же­ной. Будь она мне ма­терью или не­вес­ткой, будь она на­шей кас­ты или чу­жой, я на ней же­нюсь все рав­но.

Нем­но­го спус­тя — он уж ушел — вхо­дит его сес­тра. Она толь­ко что в ближ­нем озер­ке ис­ку­палась. Уви­дала гриб, сра­зу взя­ла его и го­ворит:

— Сес­три­цы, я его съ­ем.

Шесть не­вес­ток вспо­лоши­лись, ста­ли ее уго­вари­вать не есть этот гриб. Обе­щали они при­нес­ти ей гри­бов сколь­ко за­хочет, толь­ко бы она этот не ела. А де­вуш­ка го­ворит, что он ей приг­ля­нул­ся — уж так он с ви­ду хо­рош — и она его съ­ест неп­ре­мен­но. Тут они ей ска­зали, что это ее брат здесь по­ложил да еще и ска­зал, что же­нит­ся на лю­бой, кто его съ­ест. Де­вуш­ка зас­ме­ялась — так чуд­но это ей по­каза­лось — и го­ворит:

— Что? Мой брат? Да ему и на ум не при­дет на мне же­нить­ся.

Ска­зала еще, что они, вид­но, взду­мали над ней пос­ме­ять­ся, и съ­ела гриб. Тем вре­менем при­ехал брат. При­вязал ло­шадь в стой­ле, во­шел в дом и ви­дит — гри­ба нет на мес­те. Стал он кри­чать и всех спра­шивать, кто съ­ел его гриб. А его в до­ме лю­били, и всег­да его сло­во бы­ло пос­ледним. Вот и тут он пот­ре­бовал, что­бы его пос­лу­шали, и ве­лел ро­дите­лям и стар­шим брать­ям го­товить ему свадь­бу.

При­гото­вили всё, что на­до, хоть и бы­ло всем тяж­ко и все го­вори­ли: «Вот вам Ка­ли­юга». Го­товить-то приш­лось все рав­но. Ник­то сло­ва не имел в этом де­ле, каж­дый рот се­бе ру­кою зак­рыл и мол­чал — так они все лю­били млад­ше­го.

А про­со по­чис­тить да­ли со­сед­ке-вдо­ве. Она бы­ла жен­щи­на бед­ная, дер­жа­ла кур, яй­ца­ми тор­го­вала — тем и жи­ла. Уви­дели ку­ры про­со, ста­ли кле­вать, а вдо­ва им го­ворит:

— Не ешь­те это про­со Ка­ли­юги. Это про­со пол­но гре­ха — оно пой­дет на греш­ную свадь­бу бра­та с сес­трой.

Де­вуш­ка, бед­няжка, слу­чай­но это ус­лы­шала, и ста­ло ей горь­ко. Вот, как за­били в ба­раба­ны и на­чали всё кур­ку­мой кра­сить, она убе­жала из до­му пря­мо в лес. Там рос­ло вы­сокое де­рево. Она го­ворит ему:

— О бла­город­ное де­рево! Ес­ли ты нас­то­ящее де­рево, опус­ти свои вет­ви к зем­ле.

Толь­ко она это ска­зала, де­рево опус­ти­ло к зем­ле свои вет­ви. Де­вуш­ка влез­ла на них и го­ворит:

— Ес­ли ты нас­то­ящее де­рево, под­ни­ми ме­ня к не­бу.

Той по­рой брат до­гадал­ся, что сес­тра убе­жала, и по­шел ее ис­кать. На до­роге он на­шел ее раз­би­тый брас­лет и уз­нал по не­му, ку­да она по­бежа­ла. По­дошел к де­реву, взгля­нул вверх и уви­дел сес­тру на са­мой вер­ши­не. Стал он го­ворить де­реву те же сло­ва, что сес­тра го­вори­ла. Да де­рево его не пос­лу­шало. Тут он приг­ро­зил, что его сру­бит. Де­рево ис­пу­галось и опус­ти­ло вет­ви к зем­ле. Как ос­та­лось до зем­ли сов­сем ма­ло, де­вуш­ка спрыг­ну­ла — и бе­жать со всех ног. А бра­та вет­кой за­цепи­ло и на ее мес­то под са­мое не­бо под­ня­ло. Да он слез и по­бежал сес­тру до­гонять.

Де­вуш­ка бе­жала и бе­жала, по­ка не при­бежа­ла в де­рев­ню, где у пла­виль­ной пе­чи ра­ботал ага­рия. Она го­ворит:

— О ага­рия! Ес­ли ты нас­то­ящий ага­рия, сунь ме­ня к се­бе в печь и сож­ги.

Гот уди­вил­ся и, по­нят­но, от­ка­зал­ся так сде­лать. А ког­да она рас­ска­зала ему все, как бы­ло, он сог­ла­сил­ся ис­полнить, что она про­сит. Су­нул он ее в печь и стал ме­хами огонь раз­ду­вать. Той по­рой и брат ту­да при­бежал. Стал про­сить ага­рию, что­бы он его то­же в печь бро­сил, и ага­рия сде­лал это.

Во­шел брат в огонь и ви­дит — сес­тра его в пла­мени еще кра­ше ста­ла. А са­мого его печь ско­ро спа­лила, и прев­ра­тил­ся он в уголь. Вре­мя прош­ло, и ага­рия пе­рес­тал ме­хами огонь раз­ду­вать и де­вуш­ку из пе­чи вы­нул. Как зо­лото пос­ле плав­ки толь­ко чи­ще и кра­сивее ста­новит­ся, так и она выш­ла из ог­ня еще кра­ше и яр­че, чем бы­ла рань­ше. А от бра­та ее и сле­да не ос­та­лось.

Де­вуш­ка вер­ну­лась в род­ную де­рев­ню, и, как прис­пе­ла по­ра, ус­тро­или ей счас­тли­вую свадь­бу.

Читайте также: