Семь диковинных существ

Од­нажды Райя приг­ла­сил к се­бе сво­его глав­но­го со­вет­ни­ка и ска­зал ему так:

— Все ди­ковин­ное, что мы встре­ча­ем, обо­гаща­ет наш опыт и спо­собс­тву­ет раз­ви­тию на­шего ума. Оты­щи мне уче­ного глуп­ца, ис­тинно вер­но­го слу­гу, бла­город­ную жен­щи­ну сре­ди де­вада­си д де­вада­си сре­ди бла­город­ных жен­щин, ше­луди­вого пса, ос­ла в че­лове­чес­ком об­личье и ба­рана на тро­не.

Ап­паджи обе­щал вы­пол­нить это по­веле­ние. Он прос­тился с им­пе­рато­ром, от­пра­вил­ся в путь и пос­ле дол­гих ски­таний дос­тиг сто­лицы не­ко­его го­сударс­тва. Там он отыс­кал пан­ди­та, прев­зо­шед­ше­го все на­уки, вру­чил ему че­тыре ты­сячи зо­лотых мо­нет и взял с не­го обе­щание, что тот вер­нет день­ги по пер­вой же прось­бе.

За­тем он за­шел в дом де­вада­си, ко­торая поль­зо­валась на­иболь­шей из­вес­тностью сре­ди всех про­чих де­виц то­го же за­нятия, и зап­ла­тил ей ты­сячу зо­лотых ва­раха.

Ког­да они под­ня­лись в спаль­ню де­вада­си и улег­лись на мяг­кое ло­же, Ап­паджи ска­зал:

— Я дал те­бе ты­сячу зо­лотых за од­ну ночь. Но ес­ли я не смо­гу нас­ла­дить­ся тво­ими лас­ка­ми, я за­руб­лю те­бя саб­лей.

— Сва­ми, — по­кор­но от­ве­тила да­си, — я взя­ла у вас ты­сячу зо­лотых, по­это­му всю ночь и весь день я при­над­ле­жу толь­ко вам. Мо­жете де­лать с мо­им те­лом все, что вам заб­ла­горас­су­дит­ся. Та­ков за­кон мо­ей кас­ты.

— Я при­ду к те­бе в дру­гой раз, — вос­клик­нул Ап­паджи, об­ра­дован­ный ее сло­вами.

Он скор­мил со­баке при­несен­ные им с со­бой ла­комс­тва и ушел.

Ког­да он про­ходил по глав­ной ули­це го­рода, его уви­дела из ок­на сво­его фли­геля дочь та­мош­не­го ца­ря. Она сра­зу же пле­нилась его кра­сотой и пос­пе­шила к сво­ему от­цу.

— Вы го­вори­ли, что я мо­гу вый­ти за­муж за лю­бого муж­чи­ну, ко­торый мне пон­ра­вит­ся, — ска­зала ца­рев­на. — Я толь­ко что ви­дела на ули­це мо­лодо­го че­лове­ка, ко­торый мне очень пон­ра­вил­ся.

Царь ве­лел поз­вать Ап­паджи.

В тот же день бы­ла сыг­ра­на свадь­ба, и Ап­паджи стал му­жем ца­рев­ны. В пер­вую же ночь, ког­да но­воб­рачные улег­лись на пу­ховое ло­же, он ска­зал же­не:

— Ты уве­ря­ешь, что лю­бишь ме­ня боль­ше жиз­ни. Сог­ласна ли ты, что­бы я за­рубил те­бя саб­лей пос­ле то­го, как вдос­таль нас­ла­жусь тво­ими лас­ка­ми?

Дочь ца­ря вско­чила с пос­те­ли и бро­силась бе­жать, ог­ла­шая весь дво­рец ис­пу­ган­ны­ми кри­ками. Уз­нав от нее, что про­изош­ло, царь пос­пе­шил к сво­ему глав­но­му со­вет­ни­ку.

— Что нам де­лать с этим бе­зум­цем? — спро­сил он.

— Не­мед­ленно его обез­гла­вить, — от­ве­тил со­вет­ник.

Царь ве­лел каз­нить сво­его зя­тя. Па­лачи вош­ли в спаль­ню, скру­тили Ап­паджи и по­тащи­ли его на пла­ху.

— Поз­воль­те мне ска­зать ва­шему ца­рю хоть сло­во, — мо­лил их Ап­паджи.

Но они толь­ко бур­ча­ли: «Это не­воз­можно!» — и та­щили его даль­ше.

Ког­да они про­ходи­ли ми­мо до­ма пан­ди­та, Ап­паджи зак­ри­чал ему:

— Вер­ни­те мне мои день­ги.

Зная, что он при­гово­рен к смер­тной каз­ни, пан­дит спо­кой­но отоз­вался:

— Кто ты та­кой? В пер­вый раз те­бя ви­жу.

Ког­да они по­рав­ня­лись с до­мом да­си, Ап­паджи за­мети­ла со­бака. Она вбе­жала в дом, жа­лоб­но за­ла­яв, схва­тила хо­зяй­ку за по­дол са­ри и по­тащи­ла ее на ули­цу.

Вы­яс­нив у па­лачей, что слу­чилось, да­си очень огор­чи­лась.

Она да­ла па­лачам по сто ва­раха, что­бы они от­ло­жили казнь на два ча­са, и по­бежа­ла к ца­рю.

— Вы при­гово­рили к смер­тной каз­ни че­лове­ка, да­же не спро­сив, кто он та­кой, ка­кого ро­да и про­ис­хожде­ния, — ска­зала она ему с уко­риз­ной.

Царь, спох­ва­тив­шись, приз­вал к се­бе Ап­паджи и спро­сил, кто он та­кой. Уз­нав, что он чуть бы­ло не каз­нил глав­но­го со­вет­ни­ка Райи, ко­торый при­был в его го­род, что­бы отыс­кать семь ди­ковин­ных су­ществ, царь сод­рогнул­ся от ужа­са и от­пустил Ап­паджи на сво­боду.

Зах­ва­тив с со­бой всех се­мерых, Ап­паджи вер­нулся к Райе. Свой рас­сказ он зак­лю­чил та­кими сло­вами:

— Ва­ше ве­личес­тво! Этот уче­ный пан­дит хо­тел об­ма­ном прис­во­ить че­тыре ты­сячи ва­раха. День­ги для не­го до­роже доб­ро­дете­ли. Он и есть уче­ный глу­пец. Со­бака этой да­си один раз по­ела из мо­их рук: это­го бы­ло дос­та­точ­но, что­бы она по­мог­ла мне в бе­де. Она и есть ис­тинно вер­ный слу­га. Эта да­си, хо­тя я для нее чу­жой че­ловек, лю­бов­ник на од­ну ночь, — спас­ла ме­ня от ги­бели. Ее по пра­ву мож­но счи­тать бла­город­ной жен­щи­ной сре­ди де­вада­си. С тем же пра­вом мож­но наз­вать ца­рев­ну, ко­торая ед­ва ме­ня не по­губи­ла, де­вада­си сре­ди бла­город­ных жен­щин. Каж­до­го из па­лачей, не по­желав­ших прис­лу­шать­ся к мо­ей прось­бе, но не ус­то­яв­ших пе­ред взят­кой, мож­но упо­добить ше­луди­вому псу. Со­вет­ник, ко­торый, да­же не выс­лу­шав мо­их оп­равда­ний, ска­зал, что ме­ня сле­ду­ет умер­твить, — су­щий осел в че­лове­чес­ком об­личье. А царь, вы­нес­ший при­говор без су­да и следс­твия, — не кто иной, как без­моз­глый ба­ран на тро­не.