Шутник

Один ма­риа взял у рос­товщи­ка двад­цать ру­пий. Нас­тал день пла­тить, при­ходит рос­товщик к мэ­рии, а то­го до­ма нет, и же­ны его нет и доч­ки. Все в по­ле уш­ли. До­ма один млад­ший сы­ниш­ка ос­тался. Спра­шива­ет его рос­товщик, где все взрос­лые, а он от­ве­ча­ет:

— Отец ушел прик­ры­вать ко­люч­ки ко­люч­ка­ми, мать пош­ла ма­лое боль­шим де­лать, а сес­тра — два из од­но­го по­лучать.

Рос­товщик был не ве­лико­го ума че­ловек — толь­ко и знал день­ги из лю­дей вы­жимать,— вот он и про­сит маль­чи­ка объ­яс­нить. А тот не хо­чет. Тут рос­товщик не толь­ко долг прос­тить сог­ла­сил­ся, а еще и по­дарок ему по­сулил — пусть толь­ко ему за­гад­ку от­кро­ет. Тог­да маль­чик ему го­ворит:

— Отец ушел ого­ражи­вать ко­лючие бак­ла­жаны ко­лючи­ми вет­ка­ми, мать пош­ла че­сать хло­пок, а сес­тра — го­рох лу­щить.

Рос­товщик дал маль­чи­ку двад­цать ру­пий и ушел. При­ходят до­мой ма­риа с же­ной и доч­кой, а маль­чик, гор­дый та­кой, им рас­ска­зыва­ет, как он рос­товщи­ка вок­руг паль­ца об­вел. А те не то чтоб об­ра­довать­ся — толь­ко и ду­ма­ют, как бы им у не­го эти двад­цать ру­пий заб­рать. Про­сят их у не­го опять и опять, а он не да­ет. Вот и за­дума­ли они его убить.

На дру­гой день взя­ли они его с со­бой на ре­ку за ры­бой. Бро­сили в во­ду ядо­витое сна­добье и, как поп­лы­ла ры­ба квер­ху брю­хом, ве­лели сы­ну ее дос­та­вать. Толь­ко он во­шел в реч­ку, они стол­кну­ли его на глу­бокое мес­то, и там ог­ромная ры­ба его прог­ло­тила. Толь­ко та ры­ба са­ма яду хлеб­ну­ла, и ее вы­нес­ло на мель.

Как раз в ту по­ру при­шел на ре­ку тигр — на­пить­ся. Слы­шит он, го­ворит ры­ба: тар-тир. Тигр рас­сердил­ся и зак­ри­чал, кто, мол, по­кой его на­руша­ет, ког­да он во­ду пь­ет. А маль­чик из рыбь­его брю­ха ему от­ве­ча­ет:

— Это я — тот, кто чис­тит зу­бы ме­тел­кой паль­мы и кор­мится тиг­ри­ными хвос­та­ми.

Тигр весь зат­рясся от стра­ха и стал про­сить маль­чи­ка, что­бы тот его не тро­гал.

— Вспо­ри брю­хо той боль­шой ры­бе, что уви­дишь от се­бя сле­ва, да толь­ко вспо­ри ос­то­рож­но,— го­ворит ему маль­чик.— По­том иди на тот бе­рег, най­ди там оле­ня. Убей его, сам съ­ешь, сколь­ко за­хочешь, а зад­нюю но­гу ос­тавь для ме­ня — по­ложи ее вон в том мес­те и бе­ги без ог­лядки. Тог­да я те­бя по­щажу.

Тигр рас­по­рол ры­бе брю­хо, и, как ушел он за ре­ку, маль­чик вы­лез на­ружу и в кус­тах при­та­ил­ся. Ско­ро тигр вер­нулся с олень­ей но­гой, по­ложил ее на то мес­то, что маль­чик ему ука­зал, и убе­жал. Маль­чик взял но­гу и по­шел вдоль по бе­регу, по­ка не до­шел до хи­жины, где уви­дел ста­руху.

— Ба­буш­ка, где же де­душ­ка? — спра­шива­ет.— Я при­нес вам мя­са.

Ска­зал он так и все мя­со сре­зал, чуть толь­ко ос­та­вил, что­бы кость прик­рыть. От­дал он кость ста­рухе и го­ворит:

— Это очень хо­рошее мя­со. Сва­ри его и ос­тавь де­ду. По­том под­су­нул ей мя­коть и го­ворит:

— Тут од­ни кос­ти. Съ­едим их са­ми, по­ка его нет.

Вер­нулся ста­рик до­мой, и же­на да­ла ему кос­ти, а са­ма го­ворит — это мяг­кое мя­со. Кость ему ста­ла по­перек гор­ла, и на­чал он за­дыхать­ся. Ста­руха-то не ра­зоб­ра­ла, что там кость, ста­ла ее ему даль­ше в гор­ло тол­кать, он и по­мер. Тут маль­чик ей го­ворит:

— Ты уби­ла мо­его де­да. Я пой­ду в по­лицию до­несу.

Ста­руха так на­пуга­лась, что го­лову сов­сем по­теря­ла. По­каза­ла маль­чиш­ке гор­шок, пол­ный ру­пий, что у нее во дво­ре был за­рыт, и ста­ла мо­лить, что­бы он ее по­жалел и не вы­давал.

— Лад­но,— го­ворит он.— Я по­кой­ни­ка сбу­ду, а по­том за день­га­ми при­ду.

Взва­лил он труп на пле­чи и по­нес его че­рез лес, по­ка не при­шел на чье-то по­ле, где рос­ли ку­куру­за и огур­цы. Пос­ре­дине по­ля был ко­лодец. По­садил он по­кой­ни­ка на край ко­лод­ца, а на пле­чи ему по­ложил ко­ромыс­ло — на чем гру­зы но­сят.

Нем­но­го спус­тя про­ходил ми­мо хо­зя­ин по­ля. Уви­дел он по­кой­ни­ка, и приш­ло ему в го­лову, что это вор — хо­чет его уро­жай унес­ти. За­пус­тил он в не­го тя­желой пал­кой, и те­ло сва­лилось в ко­лодец.

Тут выс­ко­чил маль­чик — он ря­дом пря­тал­ся.

— Ты мо­его де­да убил. Пой­ду в по­лицию до­несу.

Бед­ня­га стал про­сить маль­чи­ка, что­бы он его прос­тил, и дал ему гор­шок се­реб­ра. По­том маль­чик по­шел к ста­рухе, взял у нее еще гор­шок де­нег и, до­воль­ный со­бой, от­пра­вил­ся даль­ше счастья ис­кать.

Идет он и ви­дит: ко­выля­ет впе­реди вдоль до­роги мед­ведь. Он под­крал­ся к не­му и схва­тил его за зад­ние ла­пы. В зад ему ру­пию су­нул да еще горсть или две се­реб­ра на­земь под но­ги бро­сил. Вско­ре едет ми­мо вер­хом му­суль­ма­нин-ку­пец1. Уви­дел та­кое не­обыч­ное де­ло и спра­шива­ет маль­чи­ка, как ему по­вез­ло мед­ве­дя пой­мать.

— Ты что мне ме­ша­ешь, ког­да я свое счастье лов­лю? Мед­ведь этот ру­пии сып­лет. Я хо­чу их наб­рать сколь­ко смо­гу.

Му­суль­ма­нин как подъ­ехал поб­ли­же, раз­гля­дел ру­пии на зем­ле и мо­нету в за­ду у мед­ве­дя, сра­зу стал уп­ра­шивать маль­чи­ка по­делить­ся с ним счасть­ем. Маль­чик спер­ва от­ка­зывал­ся, по­том го­ворит:

— Лад­но уж, со­бери с зем­ли ру­пии, сло­жи их в ме­шок и к сед­лу у се­бя при­вяжи. Я от­ве­зу день­ги до­мой и сра­зу вер­нусь — мне еще соб­рать не ме­ша­ет. А ты се­бе мо­жешь взять все, что мед­ведь без ме­ня тут на­валит.

Му­суль­ма­нин все сде­лал, тог­да маль­чик ве­лел ему дер­жать мед­ве­дя за зад­ние ла­пы пок­репче — он, мол, сей­час неп­ре­мен­но нач­нет ва­лить ру­пии. Ска­зал так, сел на его ло­шадь и у­ехал. Му­суль­ма­нин ждал, ждал, что день­ги по­сып­лются, да нап­расно. На­конец мед­ведь сде­лал ку­чу — а там все­го од­на ру­пия. По­нял му­суль­ма­нин, что его про­вели, и вер­нулся до­мой в до­саде и гне­ве.

А маль­чик, еду­чи даль­ше, уви­дел прач­ку — она одеж­ду рад­жи сти­рала. Он ей кри­чит:

— Ты что столь­ко вре­мени во­зишь­ся! Рад­жа свое платье тре­бу­ет, чис­тое или гряз­ное — все рав­но. Он ме­ня за ним пос­лал.

Де­вуш­ка пе­репу­галась и от­да­ла ему платье рад­жи. Он отъ­ехал нем­но­го и на­дел его на се­бя.

Даль­ше он встре­тил ста­руху — она ве­ла свою внуч­ку к ре­ке ис­ку­пать­ся. Кри­чит он ей:

— Не мо­жешь ид­ти по­быс­трей? Дед зо­вет внуч­ку на­зад, он пос­лал ме­ня на сво­ей ло­шади — ее при­вез­ти.

Под­нял он де­вуш­ку к се­бе на сед­ло и пос­ка­кал что бы­ло мо­чи. Ска­кал, по­ка не при­ехал в де­рев­ню, где вы­дава­ли за­муж доч­ку ка­лара. Маль­чик слез с ло­шади и выз­вал на­род с ним по­тягать­ся.

— Кто из вас,— го­ворит,— смо­жет съ­есть в оди­ноч­ку ко­зу и ко­тел ри­са?

Все зас­ме­ялись и от­ве­ча­ют:

— Мы та­кого не мо­жем. А сам-то ты смо­жешь?

— Да, мо­гу,— го­ворит.— Ес­ли сде­лаю это, от­да­вай­те мне доч­ку ка­лара, а не сде­лаю, я от­дам вам свою не­вес­ту.

И по­казы­ва­ет на де­вуш­ку, что с со­бою при­вез. Об­ра­дова­лись они — раз­вле­чение бу­дет — и сог­ла­сились. А маль­чик тай­ком вы­копал в зем­ле ям­ку и сел на нее. За­коло­ли ко­зу, сва­рили ко­тел ри­са и ему по­дали. На­ложат ему та­рел­ку го­рой, он де­ла­ет вид, буд­то рот на­бива­ет, а сам еду в ям­ку спус­ка­ет — ни­кому и нев­до­мек. Да­же еще зап­ро­сил; го­ворит, ему слу­жат ле­ниво. Пе­ревел он ри­су боль­ше кот­ла и дру­гой ко­зы по­лови­ну.

Приш­лось им от­дать ему доч­ку ка­лара. Он по­садил ее — и де­вуш­ку ма­риа то­же — к се­бе на ко­ня и по­ехал да­леко в лес. Там пус­тую хи­жину отыс­кал. Преж­ние жиль­цы ее бро­сили, по­тому что за­вел­ся там злой дух и стал их бес­по­ко­ить.

Ну а му­суль­ма­нин, и прач­ка, и ста­руха, чью он внуч­ку увез, и ка­лар с же­ной — они ям­ку с едой-то наш­ли,— все ис­ка­ли это­го пар­ня. И так по­лучи­лось, что они встре­тились у са­мой той хи­жины, где он ук­рылся со сво­ими обе­ими же­нами. Ста­ли они под дверью про­сить дать им кров на ночь. А он из­да­ли еще уви­дал, кто идет, и дверь за­пер пок­репче. Он спер­ва гнал их прочь, а по­том го­ворит:

— Лад­но, я вас пу­щу но­чевать, толь­ко пом­ни­те: ночью по нуж­де не хо­дите. Сде­ла­ете что — я вас убью.

На­до им бы­ло где-то на ночь ук­рыть­ся, а го­лос его они не уз­на­ли. Ду­ма­ют, это дух го­ворит, и сог­ла­сились не хо­дить по нуж­де, а са­ми ре­шили всю ночь не спать, что­бы нев­зна­чай во сне с ни­ми гре­ха не слу­чилось. Да толь­ко они силь­но ус­та­ли и к по­луно­чи все зах­ра­пели. Слы­шит маль­чик их храп, спра­вил нуж­ду и у всех у них ка­лом одеж­ду об­ма­зал. Как прос­ну­лись они, сра­зу по­чу­яли вонь. По­щупа­ли у се­бя платье и ви­дят — об­пачка­лись. В ужа­се бро­сились они от­ту­да бе­жать, по­ка не рас­све­ло.

Па­рень ви­дит, боль­ше ему ник­то не гро­зит, пос­тро­ил се­бе боль­шой дво­рец и наз­вал се­бя рад­жей здеш­них мест. Соз­вал он на­род из ближ­них де­ревень и ве­лел лю­дям жить ря­дом с ним.