Сказка о плохом друге

Под­ру­жились од­нажды ша­кал и вер­блюд и ста­ли не­раз­лучны­ми друзь­ями. Ска­зал раз ша­кал вер­блю­ду:

— На дру­гом бе­регу рас­тёт са­хар­ный трос­тник. Да­вай пе­реп­ра­вим­ся ту­да. Ты до­сыта на­ешь­ся трос­тни­ка, а я на­лов­лю се­бе ры­бы.

— Хо­рошо при­дума­но, — сог­ла­сил­ся с ша­калом вер­блюд. — Са­дись ко мне на спи­ну; мы сей­час же с то­бой пе­ребе­рём­ся на тот бе­рег.

Ша­кал вско­чил на спи­ну сво­ему дру­гу, и тот быс­тро пе­реп­лыл ре­ку.

Ша­кал не об­ма­нул вер­блю­да. Дей­стви­тель­но нев­да­леке от бе­рега рас­ки­нулось прос­торное по­ле са­хар­но­го трос­тни­ка.

Вер­блюд с удо­воль­стви­ем бро­дил по по­лю и ла­комил­ся трос­тни­ком, а ша­кал на бе­регу ус­пешно ло­вил ры­бу. Ры­бы здесь ока­залось так мно­го, что ша­кал очень ско­ро на­ел­ся до от­ва­ла. Пос­пав нем­но­го, он при­бежал к вер­блю­ду и от удо­воль­ствия на­чал но­сить­ся по по­лю и гром­ко ла­ять.

Ша­калий лай ус­лы­шали в ближ­нем се­лении, и лю­ди, схва­тив пал­ки, при­бежа­ли на по­ле. Уви­дев вер­блю­да, ко­торый по­едал са­хар­ный трос­тник, кресть­яне на­чали бить его пал­ка­ми. С тру­дом выр­вался вер­блюд от лю­дей и еле жи­вой при­тащил­ся к ре­ке. Здесь его дог­нал ша­кал и, как ни в чем не бы­вало, ска­зал:

— По­ра уже до­мой.

— По­ра, — сог­ла­сил­ся вер­блюд.

— Тог­да я прыг­ну те­бе на спи­ну.

— Пры­гай, — раз­ре­шил вер­блюд.

Ша­кал прыг­нул вер­блю­ду на спи­ну, и они поп­лы­ли об­ратно. Ког­да они нем­но­го от­плы­ли от бе­рега, вер­блюд вдруг спро­сил:

— Ска­жи мне, ша­кал, по­чему ты так гром­ко ла­ял? Раз­ве ты не знал, что на твой лай при­бегут лю­ди из се­ления и нач­нут ме­ня бить? За­чем ты это сде­лал?

— Не знаю, — от­ве­чал бес­печно ша­кал. — Не знаю! Прос­то у ме­ня та­кая при­выч­ка: пос­ле сы­того обе­да я люб­лю гром­ко ла­ять.

— Ну, тог­да дру­гое де­ло! — за­метил вер­блюд. — Раз у те­бя та­кая при­выч­ка, — зна­чит, ты не ви­новат.

Ког­да вер­блюд дос­тиг се­реди­ны ре­ки, где бы­ло очень глу­боко, он вдруг ска­зал:

— Зна­ешь что, ша­кал, мне хо­чет­ся нем­но­го по­барах­тать­ся в во­де.

— Что ты, что ты! — ис­пу­гал­ся ша­кал. — Я же сов­сем не умею пла­вать. Не де­лай это­го! Да и за­чем те­бе ба­рах­тать­ся в во­де?

— Не знаю! — от­ве­тил вер­блюд. — Не знаю! Прос­то у ме­ня та­кая при­выч­ка: пос­ле то­го, как ме­ня изобь­ют пал­ка­ми, я люб­лю по­барах­тать­ся в во­де!

И, ска­зав так, вер­блюд ушёл с го­ловой под во­ду, а ког­да вы­ныр­нул, то ша­кала на его спи­не уже не бы­ло: он зах­лебнул­ся.

И ник­то не по­жалел ша­кала и не вспом­нил о нём. Та­кова уж участь пло­хих дру­зей.