Сказка о шакале и крокодиле

Од­нажды ма­лень­кий ша­кал очень про­голо­дал­ся и при­шёл к ре­ке. От сво­его ум­но­го от­ца он слы­шал, что в ре­ке всег­да най­дёт­ся, чем по­живить­ся.

Ма­лень­кий ша­кал и не по­доз­ре­вал, что на дне этой ре­ки жи­вёт злой, про­жор­ли­вый кро­кодил.

Не чуя бе­ды, ма­лень­кий ша­кал бро­дил у во­ды, вы­ис­ки­вая се­бе на обед ка­кую-ни­будь ры­бёш­ку или кра­ба. А кро­кодил, за­рыв­шись в ти­ну, не спус­кал с не­го глаз, — всё ждал удоб­ной ми­нуты, что­бы схва­тить свою до­бычу. И, на­конец, кро­коди­лу по­вез­ло. Ма­лень­кий ша­кал за­метил, как у са­мого бе­рега из-под кор­ня вы­лез боль­шой краб. Го­лод­ный ша­кал быс­тро су­нул ла­пу в во­ду и… чуть не умер от стра­ха. Он по­чувс­тво­вал, что его ла­па ока­залась в пас­ти чу­дови­ща.

И хо­тя ма­лень­кий ша­кал от стра­ха был еле жив, он, как ни в чём не бы­вало, ве­село крик­нул:

— Лов­ко, очень лов­ко! Вы, мо­жет быть, ду­ма­ете, что у вас в зу­бах моя лап­ка? Оши­ба­етесь! Вы схва­тили ка­кой-то гни­лой ко­решок. Дол­жно быть, ти­на сов­сем за­лепи­ла вам гла­за!

Кро­кодил раз­жал пасть и бур­кнул:

— Вот до­сада! Я-то ду­мал, что по­обе­даю ша­калён­ком!

А ма­лень­кий ша­кал от­бе­жал по­даль­ше от бе­рега и зак­ри­чал:

— Глу­пый кро­кодил! Вто­рой-то раз я уж не су­ну свою ла­пу в твою пасть!

— Ах ты, об­манщик! — рас­сердил­ся кро­кодил. — Ну, по­годи же, всё рав­но ты от ме­ня не уй­дешь!

На дру­гое ут­ро ма­лень­кий ша­кал сно­ва при­шёл к ре­ке за до­бычей.

На этот раз зве­рёк был ос­то­рож­нее. Он знал, что кро­кодил пря­чет­ся где-ни­будь в ти­не и сле­дит за каж­дым его ша­гом. Но как уз­нать, в ка­ком мес­те под­сте­рега­ет его враг?

И вот он стал хо­дить по бе­регу и гром­ко вык­ри­кивать:

— Уди­витель­но! Рань­ше, ког­да я при­ходил к ре­ке, всег­да ви­дел, как из ти­ны вы­совы­ва­ют­ся кра­бы. А се­год­ня по­чему-то ни один краб не по­казы­ва­ет­ся. Пой­ду-ка я об­ратно в лес!

«Сей­час я вы­суну из ти­ны кон­чик но­са, ша­кал по­дума­ет, что это краб, су­нет в ти­ну ла­пу, тут я его и съ­ем!»

И он вы­сунул из ти­ны кон­чик но­са.

Тог­да ма­лень­кий ша­кал от­бе­жал от бе­рега и крик­нул:

— До сви­дания, дя­дюш­ка кро­кодил! Мне что-то рас­хо­телось се­год­ня охо­тить­ся за кра­бами! Пой­ду по­ищу счастья в дру­гом мес­те!

От ярос­ти кро­кодил чуть не от­ку­сил се­бе хвост.

На сле­ду­ющий день кро­кодил спря­тал­ся у са­мого бе­рега. Сто­ило ма­лень­ко­му ша­калу по­дой­ти к во­де, и он сра­зу же ока­зал­ся бы в пас­ти чу­дови­ща. Но зве­рёк ос­та­новил­ся в пя­ти ша­гах от бе­рега и на­чал опять гром­ко го­ворить:

— Сов­сем пе­реве­лись в этой ре­ке кра­бы! Рань­ше они всег­да пла­вали у бе­рега. Си­дят под во­дой и буль­ка­ют. А по во­де пу­зырь­ки плы­вут.

«Ну, сей­час я его пой­маю! — ре­шил кро­кодил. — Нач­ну пус­кать пу­зыри, он по­дума­ет, что это кра­бы, по­дой­дёт к са­мой во­де. Тут я его и схва­чу!»

И кро­кодил, что бы­ло си­лы, на­чал под во­дой буль­кать. Сра­зу же по во­де поп­лы­ли боль­шие пу­зыри: пуф-пуф-пуф! буль-буль-буль!

Ма­лень­кий ша­кал, ко­неч­но, до­гадал­ся, кто это так гром­ко буль­ка­ет.

От­бе­жав в приб­режные кус­ты, он зас­ме­ял­ся и крик­нул:

— Про­щай, дя­дюш­ка кро­кодил! При­дёт­ся те­бе и се­год­ня лечь спать го­лод­ным!

Не вы­дер­жав та­кой нас­мешки, кро­кодил вы­сунул из во­ды пасть и зак­ри­чал:

— Всё рав­но я те­бя съ­ем! Вот уж я пос­ме­юсь, ког­да от­ку­шу твою глу­пую го­лову!

«А ведь и вер­но! — по­думал ма­лень­кий ша­кал. — Ес­ли я бу­ду каж­дый день хо­дить к ре­ке, он ме­ня в кон­це кон­цов пой­ма­ет. От­прав­люсь-ка я луч­ше в джун­гли: сей­час са­мая по­ра по­лако­мить­ся ди­кими смок­ва­ми».

И, так по­думав, он так и сде­лал.

Кро­кодил же по-преж­не­му каж­дое ут­ро под­ка­ра­ули­вал не­навис­тно­го ему вра­га. Но ма­лень­кий ша­кал не по­казы­вал­ся.

Тог­да про­жор­ли­вый кро­кодил ре­шил пой­мать его на су­ше.

На рас­све­те кро­кодил при­полз к ог­ромной смо­ков­ни­це. Под этим де­ревом вся зем­ля бы­ла усе­яна спе­лыми пло­дами.

Кро­кодил соб­рал все смок­вы в од­ну боль­шую ку­чу и спря­тал­ся за ней.

Не прош­ло и ча­са, как на лес­ной тро­пин­ке по­казал­ся ма­лень­кий ша­кал. Он еще из­да­ли уви­дел боль­шую ку­чу пло­дов и очень уди­вил­ся: кто это так ак­ку­рат­но сло­жил их? Уж не кро­кодил ли? И, что­бы про­верить свои по­доз­ре­ния, он удив­лённо вос­клик­нул:

— От­ку­да здесь столь­ко не­год­ных смокв? Зре­лые смок­вы, ког­да упа­дут с де­рева, всег­да ка­тят­ся в раз­ные сто­роны. А эти так и ле­жат ку­чей. Та­кие смок­вы и есть-то нель­зя, — они сов­сем гни­лые!

«На­до сде­лать так, что­бы смок­вы по­кати­лись! — ре­шил кро­кодил. — Тог­да я, ко­неч­но, пой­маю это­го глу­пого зве­ря».

И кро­кодил слег­ка по­шеве­лил­ся. Нес­коль­ко пло­дов сра­зу же по­кати­лись в раз­ные сто­роны.

Ма­лень­кий ша­кал быс­тро от­ско­чил в сто­рону и крик­нул:

— Спа­сибо те­бе, дя­дюш­ка кро­кодил, что ты та­кой глу­пый! При­дёт­ся те­бе и се­год­ня по­голо­дать!

На дру­гой день, в пол­день, кро­кодил при­полз к но­ре сво­его нед­ру­га. Но­ра бы­ла вы­рыта под де­ревом и ока­залась глу­бокой и прос­торной.

Об­ра­дован­ный кро­кодил бро­сил­ся в но­ру, но ма­лень­ко­го ша­кала не ока­залось до­ма.

— Не бе­да, — ре­шил кро­кодил. — Те­перь уж ему ни­куда от ме­ня не деть­ся. Ра­но или поз­дно, но до­мой-то он при­дёт!

Не­дол­го приш­лось кро­коди­лу ожи­дать. Ма­лень­кий ша­кал воз­вра­щал­ся к се­бе сы­тым и до­воль­ным: ему уда­лось най­ти на обед боль­шую гроздь ба­нанов. Он по­дошёл поч­ти к са­мой но­ре, как вдруг уви­дел на зем­ле у сво­его до­ма чьи-то сле­ды. Та­ких сле­дов он ни­ког­да еще не встре­чал.

«Уж не заб­рался ли в мою но­ру ка­кой-ни­будь зверь? — ис­пу­гал­ся ма­лень­кий ша­кал. — На­до про­верить».

И он зак­ри­чал:

— Здравс­твуй, мой до­мик! По­чему ты се­год­ня ме­ня не при­ветс­тву­ешь? Ты же при ви­де ме­ня всег­да по­давал свой го­лос! Уж не слу­чилось ли с то­бой бе­ды?

— Здравс­твуй, мой слав­ный хо­зя­ин! — за­вопил из но­ры кро­кодил. — У нас нет ни­какой бе­ды. Сме­ло впол­зай в дом!

Ма­лень­кий ша­кал сра­зу же уз­нал го­лос кро­коди­ла. Но он, ко­неч­но, и ви­ду не по­дал, что до­гадал­ся, в чём де­ло. И ска­зал как ни в чём не бы­вало:

— Сей­час при­ду! Толь­ко сна­чала со­беру нем­но­го хво­рос­та, что­бы сва­рить се­бе обед.

И он пос­пешно на­чал стас­ки­вать к но­ре су­хие вет­ки, листья и ва­леж­ник.

Кро­кодил же си­дел в но­ре и ти­хонь­ко хи­хикал:

— На­конец-то я пе­рехит­рил это­го кос­ма­того уро­да. Вот уж по­обе­даю се­год­ня!

По­ка кро­кодил меч­тал о вкус­ном обе­де, ма­лень­кий ша­кал не те­рял вре­мени зря. Он на­пихал в но­ру су­хого ва­леж­ни­ка, на­тас­кал боль­шую ку­чу хво­рос­та к са­мому вхо­ду и всё это под­жёг. До­гадал­ся кро­кодил в чём де­ло, бро­сил­ся к вы­ходу, стал про­бивать­ся сквозь огонь. Не лёг­кое это бы­ло де­ло. Ед­кий дым от ва­леж­ни­ка и листь­ев ел ему гла­за, огонь об­жи­гал пасть.

Зак­рыл кро­кодил гла­за, что­бы не ел их дым, — ещё ху­же ста­ло: вы­хода из но­ры най­ти не мо­жет. Ви­дит кро­кодил, что смерть за ним охо­тит­ся, соб­рал пос­ледние си­лы и рва­нул­ся сквозь дым и огонь. Выб­рался еле жи­вой из чу­жой но­ры, смот­рит, а хвост у не­го чёр­ный, — об­го­рел весь.

Стыд­но бы­ло кро­коди­лу вер­нуть­ся к се­бе до­мой бес­хвос­тым, и он уполз жить сов­сем в дру­гое мес­то.

И ма­лень­кий ша­кал с тех пор без­бо­яз­ненно хо­дит охо­тить­ся к ре­ке и всег­да воз­вра­ща­ет­ся до­мой сы­тым и ве­сёлым.

Читайте также: