Слепой раджа

Жи­ли в Ан­да­пуре сле­пой рад­жа и сле­пая ра­ни. Что они де­лали? Они ели сы­рое мя­со, а зу­бы чис­ти­ли су­шеным мя­сом. Де­тей у них не бы­ло. Был у них слу­га-бай­га. Раз пос­ла­ли они его в лес за мя­сом. Он по­шел, и слу­чилось ему заб­рести в Део-ва­са, а там в ту са­мую ночь бо­ги соб­ра­лись на дар­бар. Там рос­ло хлоп­ко­вое де­рево, у не­го ствол рас­крыл­ся и пус­тил бай­гу в нем спря­тать­ся ‘. Как приш­ла ночь, соб­ра­лись там все бо­ги и по­реши­ли пос­лать сле­пому рад­же и сле­пой ра­ни ре­бен­ка. Ут­ром слу­га вер­нулся на­зад. Рад­жа уз­нал, что мя­са он не при­нес, и силь­но раз­гне­вал­ся. Тут слу­га рас­ска­зал ему все, что слы­шал, и рад­жа ска­зал:

— Ес­ли это прав­да, я дам те­бе по­лови­ну мо­его царс­тва, а ес­ли неп­равда — я те­бя вы­пот­ро­шу и со­ломой набью.

Че­рез две­над­цать лет ро­дил­ся у них сын, и рад­жа дал бай­ге пол­царс­тва. В тот же час ро­дил­ся сын и в до­ме у бай­ги.

Как под­росли сын рад­жи и сын бай­ги, они ста­ли друзь­ями — ку­да ни пой­дут, всег­да вмес­те. Сын рад­жи смас­те­рил лук и стре­лы, а у сы­на бай­ги бы­ла ро­гат­ка, и ста­ли они стре­лять птиц. А при­дут на пруд про­тив двор­ца жен­щи­ны за во­дой, они возь­мут да и при­мут­ся стре­лять по гор­шкам, по­ка все не побь­ют.

Соб­рался на­род из де­рев­ни, пош­ли все к рад­же и рас­ска­зали, что маль­чиш­ки вы­делы­ва­ют. А в дар ему они под­несли су­шено­го мя­са, так что он был ими до­волен и дал им де­нег — ку­пить мед­ных гор­шков. Ну а маль­чиш­ки сде­лали же­лез­ные стре­лы и все мед­ные гор­шки ими про­били. Тут на­род в де­рев­не ре­шил, что од­но толь­ко средс­тво ос­та­лось: этих друж­ков раз­лу­чить.

Они поз­ва­ли ци­рюль­ни­ка и пос­ла­ли его ска­зать сы­ну рад­жи, что сын бай­ги, мол, хо­дит к его дев­чонке. Ус­лы­хал это сын рад­жи и так обоз­лился, что сра­зу ска­зал:

— По­ка это­го бай­гу в зем­лю не за­ро­ют, я ни­чего в рот не возь­му.

Тог­да рад­жа ве­лел пос­ко­рее вы­копать яму и спус­тить в нее пос­тель, пи­щи по­луч­ше и лам­пу. По­сади­ли ту­да сы­на бай­ги, пок­ры­ли яму де­ревян­ным нас­ти­лом и свер­ху зем­лею за­сыпа­ли, а сво­ему сы­ну рад­жа ска­зал, что его друж­ка за­копа­ли. В крыш­ке они дыр­ку ос­та­вили, что­бы воз­дух вхо­дил и еду мож­но бы­ло по­дать.

Сын рад­жи об­ра­довал­ся и по­шел иг­рать на ре­ку. Ну а рад­жа А­он­ра­пур­патны в ту по­ру ез­дил же­нить­ся и на об­ратном пу­ти с мо­лодой же­ной про­ез­жал че­рез ту де­рев­ню. Уви­дела ра­ни — сын рад­жи ку­па­ет­ся — и го­ворит:

— Да­вай от­дохнем здесь на бе­регу.

Муж ее лег под де­ревом спать. Ра­ни спус­ти­лась к во­де, наш­ла ка­мень, где сын рад­жи си­живал, и на нем на­писа­ла: «При­ходи ко мне в го­род и уве­зи ме­ня». Тут муж прос­нулся, и они по­еха­ли даль­ше.

Бы­ла там в де­рев­не ста­рая са­дов­ни­ца. Уви­дела она — ра­ни что-то там на­писа­ла,— пош­ла и сы­ну рад­жи ска­зала. Ушел он в сло­нов­ник и лег там пря­мо в на­воз. Отец при­шел за ним, а он го­ворит, что ни кус­ка в рот не возь­мет и ни глот­ка не выпь­ет, по­ка ему не от­кро­ют, что там на­писа­но.

Пос­лал рад­жа за де­варом. Де­вар не смог про­честь. Ник­то в де­рев­не не смог про­честь. На­конец де­вар проз­нал че­рез свое кол­довс­тво, что толь­ко сын бай­ги мо­жет рас­толко­вать, что там на­писа­но.

Сын рад­жи го­ворит де­вару:

— Вер­ни мо­его дру­га к жиз­ни, а то я се­бе го­лову нап­рочь от­ре­жу.

Де­вар пос­лал к рад­же. Вы­пус­ти­ли сы­на бай­ги из ямы и пос­ла­ли его к сы­ну рад­жи. Оба очень об­ра­дова­лись, по­ели вмес­те и пош­ли вниз к ре­ке. Тут сын бай­ги ска­зал, что на­писа­ла это Ру­па­итин и что сы­ну рад­жи на­до прий­ти к ней под ви­дом ни­щего и ее увез­ти.

Соб­ра­лись они пос­ко­рей и пош­ли. Приш­ли в го­род, ви­дят там сад и озе­ро. Сын рад­жи одел­ся, как сад­ху, и пря­мо по­шел во дво­рец про­сить по­да­яния. Рад­жа да­вал ему зо­лота и се­реб­ра, а он ни­чего не бе­рет — тут ра­ни и до­гада­лась, что это ее лю­бимый при­шел. Толь­ко она не ви­дела ни­како­го пу­ти, что­бы ей убе­жать.

Тог­да сын бай­ги снял ще­пот­ку гря­зи с ру­ки у сы­на рад­жи и сот­во­рил из нее змею. Он вдох­нул в нее жизнь и пос­лал ее во дво­рец уку­сить мо­лодую ра­ни. Змея за­пол­зла во дво­рец, уку­сила ра­ни, и та умер­ла.

Рад­жа пос­лал к ней всех ле­карей и ча­роде­ев, да ник­то ни­чего сде­лать не смог. На­конец вы­нес­ли ее хо­ронить. А бай­га одел­ся, как де­вар, и встал на пу­ти. Го­ворит, ес­ли они пос­тро­ят вок­руг те­ла сте­ну и ос­та­вят его од­но­го с мер­твой ра­ни, он вер­нет ее к жиз­ни.

Ну, рад­жа ве­лел ско­рей воз­вести сте­ну и всех прог­нал прочь. Сын бай­ги про­чел зак­ли­нание над те­лом, и ра­ни ожи­ла. Он поз­вал сы­на рад­жи, они по­сади­ли ее на ко­ня, и все трое пос­ка­кали так быс­тро, как толь­ко мог­ли, и ис­чезли из ви­ду, преж­де чем рад­жа по­нял, что по­лучи­лось.

Сын рад­жи при­вез свою ра­ни до­мой. Сле­пой рад­жа со сле­пой ра­ни ус­тро­или им пыш­ную свадь­бу. А сын бай­ги же­нил­ся на де­вуш­ке из сво­ей де­рев­ни, и они каж­дый день хо­дили в лес по­ля рас­чи­щать и ко­ренья ко­пать.