Суд над Бирбалом

Од­нажды в бе­седе с па­диша­хом Бир­бал ска­зал:

— Вла­дыка ми­ра! Еже­ли я ког­да про­винюсь, то пусть ме­ня су­дят лю­ди, ко­торых я сам наз­на­чу.

Па­дишах сог­ла­сил­ся.

Рад был ви­зир, креп­ко ве­рил он сло­ву па­диша­ха.

Вско­рос­ти па­дишах осер­чал за что-то на Бир­ба­ла. Ре­шил он ви­зиря на­казать на­ложить на не­го штраф в нес­коль­ко ты­сяч ру­пий. Про­ведал Бир­бал о за­мыс­ле па­диша­ха и все за­годя об­ду­мал.

Зо­вет па­дишах Бир­ба­ла на суд.

— Бир­бал! Не­дос­той­но ты пос­ту­пил, и бу­дет те­бе за твою ви­ну на­каза­ние де­неж­ный штраф.

Бир­бал не стал от­пи­рать­ся, по­винил­ся.

— Ну раз ты и сам приз­на­ешь свою ви­ну, я на­кажу те­бя неп­ре­мен­но.

— Вла­дыка ми­ра! Са­ми вы не мо­жете ме­ня на­казать, — на­пом­нил Бир­бал. При­дет­ся вам поз­вать су­дей, ко­торых я наз­на­чу.

— Лад­но. Вы­бирай пя­тер­ку, и я ве­лю им су­дить те­бя. Что они ни ре­шат, я на­перед сог­ла­сен.

— Мо­ими судь­ями бу­дут пя­теро ча­маров. Я при­му от них лю­бое на­каза­ние.

Уди­вил­ся па­дишах.

— Как! Раз­ве мо­гут вер­шить суд та­кие низ­ко­род­ные лю­ди?! По­чему ты не вы­бира­ешь рос­товщи­ков, тор­говцев?

Но Бир­бал сто­ял на сво­ем: пусть су­дят ча­мары.

Соз­ва­ли во дво­рец ча­маров — пять стар­шин из пя­ти де­ревень. Па­дишах рас­толко­вал им, в чем Бир­бал про­винил­ся, и ве­лел его су­дить. Бед­ня­ги не жда­ли та­кой ве­ликой чес­ти, об­ра­дова­лись нес­ка­зан­но.

Ста­ли судьи со­вет дер­жать.

— Ну, дру­ги, — го­ворит один ча­мар, — Бир­бал нас всег­да гнет и мнет, как его ду­ше угод­но, а нын­че он к нам в ру­ки по­пал­ся. На­до его так про­учить, что­бы во­век не за­был.

— При­судим ему зап­ла­тить семь двад­ца­ток да еще од­ну де­сят­ку сверх то­го, — мол­вил дру­гой ча­мар.

— Эка ты ку­да хва­тил! — с опас­кой ска­зал дру­гой судья. — Да ведь его хо­зяй­ство пра­хом пой­дет, пус­тим че­лове­ка по ми­ру. На на­шей со­вес­ти бу­дут сле­зы его де­тей. По мне, так хва­тит с не­го и пя­ти двад­ца­ток.

— Вах! Вот так по­жалел! — по­дивил­ся тре­тий судья. — Да раз­ве ж это ма­ло?! Где он возь­мет та­кую уй­му де­нег? И три двад­цатки — це­лая мош­на. Ко­ли нет ва­шего сог­ла­сия, то на­кинь­те еще де­сят­ку. И та­кие-то день­жи­щи от­дать, по­ди гла­за на лоб по­лезут.

— Не сог­ласный я с ва­ми. По­мень­ше при­судить на­до, — ска­зал чет­вертый ча­мар.

Пя­тый судья под­дакнул чет­верто­му. Спо­рили они, спо­рили и по­реши­ли: пусть Бир­бал зап­ла­тит две двад­цатки и сверх то­го еще де­сят­ку.

По­том стар­ший из су­дей поч­ти­тель­но сло­жил ру­ки и про­мол­вил:

— За­щит­ник бед­ных! Мы дол­го ду­мали, дер­жа­ли со­вет про­меж се­бя и в один го­лос по­реши­ли это де­ло. Ко­ли при­казать со­из­во­лите, то я ог­ла­шу при­говор.

Па­дишах при­казал ог­ла­сить при­говор.

— Бла­годе­тель наш ми­лос­ти­вый! Ве­лика ви­на гос­по­дина ви­зиря, и ка­ра по­делом быть дол­жна — тяж­кая. Мы и при­суди­ли ему ка­ру — во­век не за­будет: две двад­цатки и сверх то­го де­сят­ку. И срок уп­ла­ты — од­на не­деля. Не­лег­ко бу­дет Бир­ба­лу спра­вить­ся с та­ким бре­менем, по­тому да бу­дет наш взор к не­му ми­лос­тив.

Па­дишах в ду­ше хва­лил Бир­ба­ла за ум и хит­рость. От­пустил он ча­маров и, ус­ме­ха­ясь, по­шел к Бир­ба­лу. Взгля­нул на не­го и вдруг рас­хо­хотал­ся. Гне­ва как не бы­вало. «Наз­на­чен­ную ча­мара­ми ка­ру — пять­де­сят ру­пий — бе­ри не бе­ри, все од­но», — рас­су­дил па­дишах и прос­тил Бир­ба­ла.

В гла­зах па­диша­ха про­вин­ность ви­зиря бы­ла очень ве­лика, а та­кие-то день­ги для обо­их бы­ли ме­лочью. Дру­гое де­ло — бед­ные ча­мары. Они на ты­сячи и счи­тать-то не уме­ли. Как ча­мар ни тру­дись, как ни ло­май спи­ну, а боль­ше чем со­рок-пять­де­сят ру­пий за год не со­берет. По сво­им до­ходам они и счет ве­дут. Об этом-то и по­думал Бир­бал, ког­да наз­на­чал ча­маров сво­ими судь­ями.