Сумерки

Жил в од­ной де­рев­не ку­пец. У не­го был сын. Раз под ве­чер трое во­ров при­та­ились у до­ма куп­ца. И в тот же са­мый ве­чер при­шел к до­му тигр — хо­тел ута­щить ку­пец­ко­го сы­на.

Как в до­ме по­ужи­нали, сын от­цу го­ворит:

— Я нын­че хо­чу к тес­тю схо­дить. А ку­пец го­ворит:

— Сы­нок, не хо­ди се­год­ня. Ночь близ­ко, на дво­ре су­мер­ки.

Тигр это под­слу­шал и го­ворит сам се­бе: «Ночь — это я знаю. А что та­кое Су­мер­ки?» И тигр зад­ро­жал от стра­ха: он по­думал, что су­мер­ки — это кто-то силь­нее его са­мого.

Улег­лись до­маш­ние спать, а трое во­ров наб­ра­ли пол­ный ме­шок се­реб­ра и по­тащи­ли. Да ме­шок-то вы­шел им не под си­лу. Вот они и пош­ли в хлев, ду­мали взять во­ла, что­бы на нем ме­шок увез­ти. А там си­дел тигр, и в тем­но­те во­ры при­няли его за во­ла. Об­вя­зали ему шею ве­рев­кой и ме­шок на спи­ну по­ложи­ли. Один вор по­шел впе­реди, двое дру­гих тиг­ра та­щат. «Это — Су­мер­ки»,— ду­ма­ет тигр и идет за ни­ми по­кор­но.

Ут­ром во­ры раз­гля­дели тиг­ра и бро­сились бе­жать со всех ног. А до­рога тут шла уз­ким ов­ра­гом, и тигр в нем зас­трял. Нев­да­леке пас­тух пас свое ста­до. Тигр зак­ри­чал, стал его звать на по­мощь. Пас­тух спер­ва не хо­тел ид­ти, да тигр клял­ся, чем мог, что вре­да ему не при­чинит, и на­конец он по­дошел. Снял пас­тух с тиг­ра ме­шок, и тигр ос­во­бодил­ся. Го­ворит пас­ту­ху:

— Сло­жи все эти день­ги в кор­зи­ну из листь­ев и не­си до­мой. Ес­ли кто-ни­будь спро­сит, что у те­бя, ска­жи — это го­вяди­на, ты ее се­бе до­мой на ужин не­сешь. Толь­ко ни­ког­да не по­минай имя Су­мер­ки. По­мянешь — я те­бя съ­ем в тот же день.

Ска­зал так тигр и в лес убе­жал, а пас­тух по­тащил до­мой кор­зинку с день­га­ми. Те­перь он стал бо­гачом и сам дер­жал бат­ра­ков. Так прош­ло мно­го дней.

Раз же­на пас­ту­ха го­ворит:

— Хо­чу пой­ти от­ца с ма­терью про­ведать. А он ей:

— Не хо­ди нын­че. Ночь близ­ко, на дво­ре су­мер­ки.

А за до­мом сто­ял тигр и под­слу­шивал. Ус­лы­хал он сло­во «су­мер­ки», и гнев его ох­ва­тил. По­дож­дал, по­ка все ус­ну­ли, заб­рался в дом и унес пас­ту­ха. На­ут­ро тигр го­ворит пас­ту­ху:

— Те­перь я те­бя съ­ем. Пас­тух го­ворит:

— Те­бе луч­ше бы есть ме­ня в под­хо­дящее вре­мя. Сей­час хо­лод­но, у ме­ня мя­со за­дере­вене­ло, По­дож­ди, по­ка я сог­ре­юсь на сол­нце и ста­ну по­мяг­че. Тог­да ме­ня и съ­ешь.

Тигр сел ждать, а пас­тух лег и ус­нул.

А до­ма же­на пас­ту­ха, как уви­дела, что ее вла­дыка ку­да-то про­пал, вспо­лоши­лась. Взя­ла она гор­шок, про­била в нем семь ды­рок, а в се­реди­ну све­тиль­ник пос­та­вила. На но­ги на­дела брас­ле­тов по­боль­ше, взя­ла ба­раба­ны дхол­ки и ман­дар и выш­ла на ули­цу. Звон и гром от нее шел та­кой: джиг-джаг, буг-баг, джху­мук-джха­мак, тит­ри­хи-тинг-дон­ха, тан­дак-ла­так. Так она пош­ла ис­кать му­жа.

Вот и приш­ла она ту­да, где бы­ли муж с тиг­ром. Уви­дал ее тигр и спра­шива­ет у пас­ту­ха, кто это та­кой. А тот от­ве­ча­ет:

— Это Су­мер­ки.

Тигр пе­репу­гал­ся и про­сит:

— Спрячь ме­ня. Ес­ли спря­чешь, я те­бя не съ­ем.

Тут же­на го­ворит:

— Эй, пас­тух! Ты здесь тиг­ров не ви­дел слу­ча­ем, чтоб сго­дились на зав­трак Су­мер­кам?

Пас­тух от­ве­ча­ет:

— Не знаю, по­падет­ся ли те­бе хоть один.

— А что там на зем­ле, воз­ле те­бя? — она спра­шива­ет.

— Это ку­ча тряпья.

— Ну-ка, ударь по ней кам­нем,— го­ворит она. Тигр го­ворит пас­ту­ху:

— Ударь ме­ня. Ос­то­рож­нень­ко, но ударь.

Пас­тух на­чал ле­гонь­ко сту­кать тиг­ра кам­нем по го­лове. А же­на кри­чит:

— Бей силь­ней! Бей силь­ней!

Тигр го­ворит:

— Ударь чуть по­силь­ней.

Пас­тух уда­рил изо всех сил и убил тиг­ра.

И пош­ли муж и же­на до­мой со сме­хом и с пес­ня­ми.