Свадьба за каури

ЖЖи­ли в од­ной де­рев­не мать с сы­ном. Мать что ни день хо­дила по со­седям — че­го-ни­будь за­рабо­тать ис­ка­ла, а сын ни­чего не де­лал. На­конец мать ска­зала:

— Все ре­бята в де­рев­не ра­бота­ют, один ты ни­чего де­лать не хо­чешь. Ты ведь тем не про­кор­мишь­ся, что це­лый день бу­дешь сид­нем си­деть. Пой­ди до­будь хоть нес­коль­ко ка­ури, что­бы я те­бя же­нить-то мог­ла.

Выс­лу­шал ее сын и спра­шива­ет:

— Ма­туш­ка, ты и впрямь ме­ня же­нишь, ес­ли я ка­ури дос­та­ну?

— Неп­ре­мен­но,— го­ворит мать.

Па­ренек взял ло­пату и по­шел за де­рев­ню на свал­ку. Ко­пал, ко­пал, вы­копал раз­би­тую ка­ури и при­нес до­мой с гор­достью.

— Вот, ма­туш­ка, ка­ури,— го­ворит.— А не­вес­та мне где?

А мать ему от­ве­ча­ет:

— На од­ну ка­ури, сы­нок, не же­нишь­ся. До­будь еще хоть две.

Вер­нулся па­ренек об­ратно на свал­ку и от­ко­пал еще ка­ури. Те­перь у не­го бы­ло их две, а мать опять го­ворит:

— На­до еще по­ис­кать. Мень­ше чем на пять не же­нишь­ся.

В тре­тий раз по­шел па­рень на свал­ку и на­шел еще три. Те­перь у не­го ста­ло це­лых пять ка­ури. При­бежал он до­мой к ма­тери ра­дос­тный, а мать го­ворит:

— Сы­нок, как я те­бя же­ню на эти ка­ури? До­будь еще пять, тог­да уж неп­ре­мен­но свадь­бу ус­тро­им.

Тут сын го­ворит сам се­бе: «Эта ста­руха ме­ня так и бу­дет за нос во­дить. Не ста­ну я с ней боль­ше жить». За­вязал свои пять ка­ури в уго­лок дхо­ти и ушел из до­му.

В до­роге он ду­ма­ет: «Те­перь у ме­ня есть це­лых пять ка­ури. Что-ни­будь-то я мо­гу на них сде­лать?» Он сел, смас­те­рил из листь­ев кор­зинку, на­ложил в нее до­вер­ху го­лышей, а в крыш­ке ос­та­вил ды­роч­ку и су­нул ту­да свои ка­ури — вид та­кой, буд­то в кор­зинку до­вер­ху ка­ури на­сыпа­ны. Пос­та­вил он кор­зинку на го­лову и по­шел на ба­зар. Идет по до­роге и ви­дит — жен­щи­на не­сет про­давать пол­ную кор­зи­ну ле­пешек. Она его то­же уви­дела и спра­шива­ет:

— У те­бя что в кор­зинке?

— Пол­но ка­ури,— го­ворит па­ренек.

— А что ты с ни­ми де­лать бу­дешь?

— Да это мать моя на­копи­ла, а те­перь пос­ла­ла ме­ня на ба­зар на­купить к свадь­бе по­боль­ше ле­пешек.

Жен­щи­на го­ворит:

— А я как раз за ка­ури иду, за­тем и не­су эти ле­пеш­ки. Да­вай ме­нять­ся. У те­бя бу­дут ле­пеш­ки, а у ме­ня ка­ури.

— Нет,— го­ворит па­ренек.— Ты ме­ня об­ма­нешь. Ма­туш­ка мне го­вори­ла: на эти ка­ури мож­но столь­ко ле­пешек взять, что дво­им еле снес­ти. А у те­бя но­ша на од­но­го.

— Что ты? — она го­ворит.— Здесь ведь мно­го.

Ну, он и пос­та­вил ей на го­лову свою кор­зинку, вза­мен взял ее, И они ра­зош­лись. Па­ренек-то был рад, что ему столь­ко ле­пешек дос­та­лось, и по­шел не ог­ля­дыва­ясь, толь­ко бы уб­рать­ся по­даль­ше. А жен­щи­на приш­ла до­мой, зо­вет му­жа:

— Иди-ка ско­рей, я до­была пол­ную кор­зинку ка­ури.

Он бро­сил со­ху, от­крыл кор­зинку и вы­сыпал все ка­муш­ки на пол. Дол­го бил он же­ну, а по­том пос­лал ее ис­кать пар­ня.

Пош­ла она с пла­чем пар­ня ис­кать, а тот уже ушел да­леко. До­велось ему ид­ти ми­мо пру­да, ку­да прач­ка рад­жи при­тащи­ла го­ру одеж­ды сти­рать. С ней был сы­ниш­ка — он ее на бе­регу до­жидал­ся. Па­рень кор­зи­ну с ле­пеш­ка­ми под де­ревом бро­сил, а сам по­дошел к прач­ки­ну сы­ну и да­вай его драз­нить: по­кажет ку­сок ле­пеш­ки и съ­ест, по­кажет и съ­ест — по­ка тот не зап­ла­кал. Прач­ка уви­дела, го­ворит:

— Дай ле­пеш­ки ре­бен­ку. А тот го­ворит:

— Нет, я сам го­лод­ный. За­чем я тво­ему сы­ниш­ке бу­ду да­вать? Вон там под де­ревом я ви­дел кор­зи­ну ле­пешек. Пой­ди са­ма там возь­ми.

— Да­леко это? — спра­шива­ет она.

— Нет, у са­мой до­роги.

Прач­ка под­хва­тила ре­бен­ка и пош­ла с ним к до­роге за ле­пеш­ка­ми. А па­рень по­выби­рал из одеж­ды все, что по­луч­ше, и бе­жать со всех ног.

Прач­ка се­ла под де­ревом и при­нялась кор­мить сы­на ле­пеш­ка­ми, да и са­ма то­же съ­ела. Вер­ну­лась на пруд, ви­дит, са­мая хо­рошая одеж­да про­пала. Ну а она на­перед у пар­ня спро­сила, как его звать, он и ска­зал:

— Ме­ня зо­вут Ве­тер.

Вот при­ходит она вся в сле­зах жа­ловать­ся в учас­ток и го­ворит:

— Ма­хапу­руб, Ве­тер унес у ме­ня всю одеж­ду.

— Кто унес? — спра­шива­ет по­лицей­ский. — Ве­тер унес,— пов­то­ря­ет она. По­лицей­ский зас­ме­ял­ся и го­ворит:

— Ну, раз ее ве­тер унес, не нам ее ис­кать.

А па­рень все шел с боль­шим уз­лом одеж­ды на го­лове, по­ка в лес не при­шел. У до­роги там рос­ло хлоп­ко­вое де­рево. Па­рень взял и по­раз­ве­сил одеж­ду по его сучь­ям — на каж­дый сук что-ни­будь. Под де­ревом он пло­щад­ку рас­чистил, на нее цве­ты и листья при­нес и ку­рения за­жег.

В ско­ром вре­мени до­велось про­ходить там куп­цу. Он е со­бой взял мно­го де­нег — на­купить на­рядов к свадь­бе сы­на. Уви­дел он пар­ня и спра­шива­ет, что он тут де­ла­ет.

— Это одеж­ное де­рево,— го­ворит па­рень.— Я че­ловек бед­ный, мне на­до же­нить­ся. Я при­шел по­молить­ся это­му де­реву, и оно уже пло­ды да­вать на­чина­ет.

И он по­казал на одеж­ду, что на сучь­ях ви­села.

— А свадь­ба у те­бя ско­ро? — спра­шива­ет ку­пец.

— Луч­ше спер­ва ты мне ска­жи, ког­да у тво­его сы­на свадь­ба,— от­ве­ча­ет па­рень.

— Че­рез пол­го­да,— го­ворит ку­пец.— Слу­шай, ус­ту­пи мне одеж­ду, что тут рас­тет, а я те­бе день­ги от­дам. Мне хоть даль­ше ид­ти не при­дет­ся.

А па­рень го­ворит:

— У тво­его сы­на свадь­ба че­рез пол­го­да, а у ме­ня нын­че. Как же я те­бе эту одеж­ду от­дам? Не мо­гу я те­бе одеж­ду от­дать, а вот де­рево, хо­чешь, про­дам. Одеж­ду свою я со­беру, а те­бе к свадь­бе сы­на но­вая вы­рас­тет.

— Хо­рошо,— сог­ла­сил­ся ку­пец.

Па­рень пос­ни­мал одеж­ду с де­рева и увя­зал ее в узел. Взял у куп­ца день­ги и по­казал, как на­до де­реву цве­ты и листья под­но­сить.

— Для ме­ня это боль­шая по­теря,— го­ворит.— Толь­ко ра­ди тво­его сы­на я на это по­шел. Ни­кому это де­рево не до­веряй и не пус­кай сквор­цов са­дить­ся поб­ли­зос­ти. Ес­ли хоть один ся­дет, все пра­хом пой­дет. Де­рево спер­ва зац­ве­тет, а по­том уж одеж­да бу­дет рас­ти.

Ска­зал па­рень так и унес одеж­ду и день­ги.

А ку­пец сел под де­ревом. Вско­ре он уви­дел сквор­ца и по­бежал его от­го­нять. Так он и бе­гал взад да впе­ред — птиц го­нял. Ве­чером под­нес де­реву цве­ты и листья и ку­рения за­жег. Че­рез нес­коль­ко дней де­рево зац­ве­ло, и ку­пец об­ра­довал­ся. «Ско­ро я по­лучу мои на­ряды»,— ду­ма­ет. Еще че­рез сколь­ко-то дней по­яви­лись пло­ды, а по­том они от­кры­лись, и по­лете­ла во все сто­роны бе­лая ва­та. Уви­дел это ку­пец и силь­но расс­тро­ил­ся. «Не ина­че, скво­рец сел где-ни­будь здесь, а я и не ви­дел,— ду­ма­ет.— Вот моя одеж­да вся по кус­кам и раз­ле­телась». Приш­лось ему до­мой воз­вра­щать­ся ни с чем.

А па­рень, как даль­ше по­шел, встре­тил бай­ра­ги вер­хом на ко­не. Тот его спра­шива­ет:

— Где ты дос­тал столь­ко одеж­ды?

— О бай­ра­ги,— го­ворит па­рень,— там, на один кос от­сю­да, жи­вет рад­жа. Он раз­да­ет одеж­ду охап­ка­ми всем не­иму­щим, кто ни при­дет. Вот где я ее взял.

— Мне то­же на­до ту­да пой­ти,— го­ворит бай­ра­ги.— Но­чевать-то ты где бу­дешь?

— Я очень ус­тал,— от­ве­ча­ет па­рень.— Я ос­та­нов­люсь вон там, у озе­ра.

— Тог­да я ос­тавлю ко­ня у те­бя,— го­ворит бай­ра­ги.— Прис­мотри за ним, по­ка я к рад­же схо­жу, по­дарок у не­го по­лучу. А то вдруг он и дать ни­чего не за­хочет, ес­ли при­ехать на ло­шади.

— И вер­но,— го­ворит па­рень.— Я у озе­ра по­дож­ду, по­ка ты вер­нешь­ся.

По­желал он бай­ра­ги уда­чи, а сам вско­чил на ло­шадь и был та­ков. Вот и при­ехал он на бе­рег ши­рокой ре­ки. Здесь он се­бе выс­тро­ил хи­жину.

Бай­ра­ги про­шел кос, про­шел два, а ни­како­го рад­жи не вид­но. Вер­нулся на­зад — ло­шади нет. Стал он ис­кать там и сям, да ни­чего не на­шел.

А па­рень пос­тро­ил се­бе хо­рошую лод­ку и стал во­зить на­род че­рез ре­ку. Раз мно­го на­роду прош­ло на ба­зар. А по­том бы­ла силь­ная бу­ря, и ре­ка раз­ли­лась. На­род на­пугал­ся — как бы по­топа не выш­ло,— и все по­бежа­ли с ба­зара. Па­рень их че­рез ре­ку во­зил. А пос­ледни­ми шли ста­руха с доч­кой-кра­сави­цей. Крик­ну­ли пар­ню, что­бы он их пе­ревез. Уви­дел он де­вуш­ку, сло­жил все доб­ро к се­бе в лод­ку и поп­лыл к ним. Прип­лыл и го­ворит ста­рухе:

— Лод­ке обе­их вас не под­нять. Я спер­ва те­бя от­ве­зу, а по­том за тво­ей доч­кой вер­нусь.

Вот и взял он сна­чала ста­руху. Она спра­шива­ет, как его звать. Он го­ворит:

— Ме­ня зо­вут Ее Муж.

— Ве­зи доч­ку, да пос­ко­рей,— го­ворит она.— А я те­бе дам лиш­нюю пай­су, а то и две.

Да толь­ко па­рень, как по­садил де­вуш­ку в лод­ку, сра­зу по­вер­нул и поп­лыл вниз по те­чению. Ста­руха на бе­регу ме­чет­ся, пла­чет, а он ей кри­чит:

— Мне не спра­вить­ся! Нас те­чени­ем не­сет!

От­плы­ли они по­даль­ше, па­рень прис­тал к бе­регу, вы­тащил свое доб­ро, вы­вел ко­ня и де­вуш­ку, и там они про­жили сколь­ко-то дней.

Ста­руха приш­ла в по­лицей­ский учас­ток и жа­лу­ет­ся со сле­зами:

— У ме­ня бы­ла доч­ка, а Ее Муж ее увез.

— Кто, го­воришь, ее увез?— спра­шива­ет по­лицей­ский.

— Ее Муж увез. По­лицей­ский зас­ме­ял­ся и го­ворит:

— Ес­ли ее увез ее муж, нам тут де­лать не­чего. И ве­лел ей уй­ти.

Че­рез сколь­ко-то дней па­рень по­садил де­вуш­ку на ко­ня, пог­ру­зил все доб­ро, и по­еха­ли они к не­му до­мой. Уви­дела его мать и не уз­на­ла. Он рас­ска­зал ей все, как у не­го по­лучи­лось. Об­ра­дова­лась она, ка­кой он у нее ум­ный, и го­ворит:

— Те­перь и свадь­бу ус­тро­им.

Пар­ня с де­вуш­кой по­жени­ли, и жи­ли они все втро­ем очень счас­тли­во.

Читайте также: