Тигр и заяц

В ста­родав­ние вре­мена, го­ворят, зай­цы тиг­ров ели.

По­шел раз куз­нец в лес — дров на­рубить, чтоб по­том уг­ли жечь. Как раз в эту по­ру за­яц гнал­ся за тиг­ром. Заг­нал его ту­да, где куз­нец дро­ва ру­бил. Тигр при­та­ил­ся, а за­яц вок­руг ры­щет.

Тут тигр и го­ворит — куз­не­цу, зна­чит, го­ворит:

— Эй ты, спа­си ме­ня.

— Нет, не ста­ну,— от­ве­ча­ет куз­нец.— Ты ведь ме­ня сра­зу съ­ешь.

— Не бу­ду я те­бя есть,— го­ворит тигр.

Ну, куз­нец его и спря­тал. По­том тигр ему ска­зал:

— Не смей ни­кому про это рас­ска­зывать. Ес­ли ска­жешь, так и знай, я те­бя съ­ем.

Что тут де­лать бед­но­му пар­ню? Спер­ва он тиг­ра спря­тал, а те­перь тигр ему та­кие сло­ва го­ворит. Он и от­ве­ча­ет нев­нятно, гун­до­сень­ко так:

— Ко­неч­но не рас­ска­жу.

А по­ка они го­вори­ли, под­бе­жал за­яц. Куз­нец как за­пус­тит в не­го то­пором, сра­зу по­пал и убил его нас­мерть. На про­щанье тигр сно­ва ска­зал:

— Ни­кому не рас­ска­зывай.— И убе­жал.

Куз­нец на­жег уг­ля, взва­лил его на пле­чи и зай­ца ту­да же и по­шел до­мой. Как при­шел, бы­ло уже до­воль­но пос­ле по­луд­ня. Сам опа­лил зай­ца и на­рубил мя­со, а же­на сва­рила ри­су и при­гото­вила мяс­ную прип­ра­ву. Се­ли они есть, же­на и спра­шива­ет:

— Где ты зай­ца убил? Куз­нец не от­ве­ча­ет. Же­на опять:

— Ска­жи же, где ты его убил? Он та­кой вкус­ный. Зав­тра я пой­ду с то­бой. Ты бу­дешь зай­цев ло­вить, а я тем вре­менем дров те­бе на­руб­лю.

Тог­да мул ей го­ворит:

— Я те­бе ска­жу кое-что. Толь­ко ты ос­те­регись, ни­кому не пе­рес­ка­зывай.

— Будь спо­ко­ен, не ска­жу,— от­ве­ча­ет. Тут муж ей все рас­ска­зал.

— За тиг­ром,— го­ворит,— за­яц гнал­ся. Тут я то­пор ки­нул в зай­ца и убил его на мес­те. Тигр мне тог­да и го­ворит: «Ни­кому не рас­ска­зывай, а то я те­бя съ­ем». Вот я те­бя то­же пре­дуп­реждаю: ни­кому не пе­рес­ка­зывай.

Ну а тигр под ве­чер сам при­шел к его до­му, ле­жал под сте­ной и все слы­шал. Толь­ко они лег­ли спать, тигр во­шел в дом, схва­тил куз­не­ца и по­тащил спер­ва во двор, а по­том за де­рев­ню. Кто его зна­ет, как уж он ухит­рился та­щить, толь­ко ни­чего куз­не­цу не пов­ре­дил. От­нес его по­даль­ше и по­ложил на зем­лю, а у куз­не­ца ляж­ки так и тря­сут­ся от стра­ха. Ви­дит это тигр, уди­вил­ся и спра­шива­ет:

— Слу­шай, как у те­бя ляж­ки тря­сут­ся. С че­го бы это?

— Да я толь­ко что,— от­ве­ча­ет куз­нец,— зай­ца в же­лудок от­пра­вил. Вот он на­ружу и про­сит­ся.

— По­годи, по­годи,— про­сит тигр.— Ты его не вы­пус­кай. Дай я спер­ва отой­ду ма­лость.

— Лад­но,— го­ворит тот.— Я его по­дер­жу. Толь­ко ты пос­пе­ши, не за­дер­жи­вай­ся.

Тигр убе­жал, а куз­нец по­шел до­мой. Его до­гад­ка спас­ла.