Тигриный обет

Два па­рень­ка — ка­вар и гонд — бы­ли боль­шие друзья. В по­ле они ни­ког­да не хо­дили, толь­ко иг­ра­ли да озор­ни­чали. Возь­мут свои лу­ки и стре­лы, спря­чут­ся у ре­ки и бь­ют гор­шки у де­вушек, что за во­дой идут. Стре­ляли они то­же коз и кур у со­седей. Не вы­дер­жал на­род, и на­конец вся де­рев­ня приш­ла к их ро­дите­лям жа­ловать­ся. Ро­дите­ли от­лу­пили пар­ней, а тем хоть бы что. Вот и кон­чи­лось так, что на­род выг­нал их прочь из де­рев­ни, пря­мо в лес.

Шли они по ле­су и приш­ли в та­кое уз­кое мес­то, где с обе­их сто­рон по­дымал­ся об­рыв. Гонд шел впе­реди и уви­дел — тигр им тро­пу за­гора­жива­ет, спи­ной к ним сто­ит. Он ти­хонь­ко под­крал­ся, прыг­нул на тиг­ра, ух­ва­тил его за уши и приг­нул к зем­ле мор­дой. А ка­вар шел сза­ди — он схва­тил тиг­ра за хвост. «Что нам те­перь де­лать? — ду­ма­ют пар­ни.— От­пустим его, так он нас сож­рет». А тигр сам га­дал, что с ним прик­лю­чилось.

— Кто вы? — спра­шива­ет.

— Мы — тиг­ро­ловы,— го­ворит гонд. Тигр ис­пу­гал­ся, спра­шива­ет:

— А что вы де­ла­ете, как пой­ма­ете тиг­ров?

— Мы их в со­ху впря­га­ем,— го­ворят пар­ни.

— Вы с ума сош­ли, тиг­ров в со­ху впря­гать! — кри­чит тигр.

— Нет,— го­ворит гонд.— Ког­да мы на во­лах па­шем, у нас рис ро­дит­ся, а ког­да на тиг­рах — зо­лото и се­реб­ро.

Тигр еще силь­ней ис­пу­гал­ся.

— Ес­ли спа­сусь, я за­дам пир две­над­ца­ти тиг­рам! — кри­чит. А по­том сно­ва спра­шива­ет:

— А что­бы в со­ху зап­рячь, сколь­ко вам тиг­ров на­до?

— Один у нас уже есть,— го­ворят пар­ни.— А те­перь, с то­бой вмес­те, как раз хва­тит на од­ну со­ху.

У пар­ней при се­бе бы­ло зер­каль­це. Они по­ложи­ли его пе­ред тиг­ром, тот пос­мотрел в не­го, уви­дел там тиг­ра и ду­ма­ет: «Пар­ни-то, ви­дать, го­ворят прав­ду». Тог­да он ска­зал:

— Мож­но до­быть зо­лота и се­реб­ра по­лег­че — без па­хоты. Я съ­ел не­мало рад­жей и их сы­новей, и все их зо­лото у ме­ня в пе­щере ос­та­лось. От­пусти­те ме­ня — я от­дам его вам.

Да­ли они тиг­ру встать и пош­ли с ним в пе­щеру, а са­ми его за хвост дер­жат. Пе­щера и впрямь пол­на бы­ла зо­лота и се­реб­ра. И тигр дал им столь­ко, сколь­ко они унес­ти су­мели.

По­том тигр по­шел обет ис­полнять. Убил он оле­ня и поз­вал две­над­цать тиг­ров на пир. Идут пар­ни до­мой, а им навс­тре­чу три­над­цать тиг­ров. Гонд ми­гом на де­рево влез и усел­ся на са­мой вер­ши­не, а его друг и до пер­вых су­ков не доб­рался. Об­хва­тил он ствол и по­вис. Тиг­ры ос­та­нови­лись под де­ревом, и са­мый ста­рый ска­зал:

— Я ус­тал. Да­вай­те здесь пе­редох­нем. Дру­гие го­ворят:

— Так луч­ше оле­ня съ­есть сра­зу, по­ка он еще све­жий. Раз­де­лили мя­со на три­над­цать кус­ков, и каж­дый взял свой

ку­сок. Тут ста­рый тигр го­ворит пер­во­му тиг­ру:

— Преж­де чем есть нач­нем, ты нам рас­ска­жи, за­чем та­кой обет дал.

Пер­вый тигр дол­го от­не­кивал­ся, по­том все-та­ки на­чал рас­ска­зывать. Тут-то ка­вар и шлеп­нулся с де­рева пря­мо на тиг­ров, в са­мую се­реди­ну. А гонд свер­ху кри­чит:

— Дер­жи то­го, ста­рого. Он мне на ужин сго­дит­ся.

Ус­лы­шали тиг­ры та­кое, пе­репу­гались и убе­жали. Тог­да и гонд с де­рева слез. Сго­тови­ли они оле­нину, и вы­шел у них ужин на сла­ву.

На дру­гой день они вер­ну­лись в свою де­рев­ню, ну а раз те­перь они ста­ли бо­гатые, со­седи их встре­тили ра­душ­но.

Читайте также: