Вор на чердаке

Как-то ночью на чер­дак к сет­ти­яру за­лез вор. Хо­зя­ин до­гадал­ся об этом по шо­рохам над го­ловой. «Хо­рошо бы поз­вать со­седей, — по­думал ку­пец. — Но вдруг этот раз­бой­ник’ во­ору­жен? Ес­ли я под­ни­му крик, он при­режет нас с же­ной в ту же ми­нуту».

При­лег сет­ти­яр ря­дом с же­ной и за­вел та­кой раз­го­вор:

— Же­нуш­ка, ес­ли бы у нас ро­дилась дочь, как бы ты ее наз­ва­ла?

— Си­та, — от­ве­тила же­на. И раз­мечта­лась: — Вы­рас­тет она кра­сави­цей-рас­кра­сави­цей. При­дет вре­мя — по­дыщу ей в мужья хо­роше­го че­лове­ка и все, что у ме­ня есть от­дам лю­бимой до­чери.

— Нет, — го­ворит сет­ти­яр. — Мне хо­чет­ся, что­бы у нас ро­дил­ся маль­чик. И на­зовем мы его Ра­маном. Бу­дет сы­нок рас­ти нам на ра­дость кра­сивый и ум­ный, хоть и боль­шой озор­ник. Ох и строг же я бу­ду с ним, ес­ли маль­чиш­ка бу­дет ша­лить! Чуть что, зак­ри­чу на не­го, вот так: «Эй, Ра­ман, а ну-ка иди сю­да! Ра­ман, не­мед­ленно вой­ди в дом! Эй, Ра­ма-а-а-ан!»

А по-со­седс­тву жил де­ревен­ский сто­рож, и зва­ли его Ра­маном. Ус­лы­шав в ноч­ной ти­шине кри­ки: «Эй, Ра­ман, а ну-ка иди сю­да!» — он пом­чался к до­му сет­ти­яра. А с ним вмес­те по­бежа­ло еще де­сять страж­ни­ков.

— Это ты ме­ня звал? — спро­сил Ра­ман хо­зя­ина.

— Да нет же, сто­рож, я звал не те­бя, а сво­его бу­дуще­го сын­ка. Ког­да у ме­ня ро­дит­ся ма­лыш, я на­зову его Ра­маном и, ес­ли маль­чиш­ка бу­дет ша­лить, сра­зу же его прис­тру­ню. Не ве­рите? Там на чер­да­ке си­дит ка­кой-то че­ловек спро­сите-ка у не­го, он слы­шал весь наш раз­го­вор с же­ной и не даст мне сов­рать.

Тут страж­ни­ки до­гада­лись, что за нез­на­комец при­та­ил­ся на чер­да­ке, ста­щили его от­ту­да и уве­ли с со­бой.