Забывчивая женщина

В од­ной бо­гатой де­рев­не жил ког­да-то охот­ник. Каж­дый день он ухо­дил в лес до­бывать дичь, а ког­да воз­вра­щал­ся, про­давал мя­со жи­телям де­рев­ни.

Как-то раз к од­но­му де­ревен­ско­му бо­гачу при­еха­ли гос­ти из дру­гой де­рев­ни. Они жи­ли у не­го нес­коль­ко дней, и каж­дый день бо­гач уго­щал их са­мыми луч­ши­ми блю­дами.

Но од­нажды гос­ти ска­зали хо­зя­ину:

— По­чему ты ни ра­зу не угос­тил нас дичью? Мы слы­шали, у вас в де­рев­не есть охот­ник, ко­торый каж­дый день бы­ва­ет с до­бычей. Дай нам поп­ро­бовать и это­го ла­комс­тва.

Хо­зя­ин не зас­та­вил се­бя про­сить дваж­ды. Он тот­час пос­лал к охот­ни­ку свою же­ну. Но к это­му вре­мени он ус­пел уже рас­про­дать все мя­со, и жен­щи­не приш­лось вер­нуть­ся ни с чем.

Од­на­ко бо­гач не хо­тел от­сту­пать­ся. Он опять пос­лал к охот­ни­ку же­ну:

— Объ­яс­ни ему, что у нас гос­ти. Они прос­лы­шали, ка­кую дичь при­носит из ле­са охот­ник и во что бы то ни ста­ло хо­тят ее от­ве­дать. Поп­ро­си его вы­ручить нас. Не то гос­ти ста­нут пре­зирать нас и рас­сла­вят пов­сю­ду, что мы пос­ку­пились дос­та­вить им удо­воль­ствие. Как мы смо­жем та­кое тер­петь?

Все это жен­щи­на пе­реда­ла охот­ни­ку, но тот опять от­пра­вил ее ни с чем. Тог­да она пош­ла к же­не охот­ни­ка и ста­ла ее про­сить дать для гос­тей хоть нем­но­го мя­са.

— Мой муж со слу­гами се­год­ня еще раз со­бира­ет­ся на охо­ту,- от­ве­тила та. Он дал мне ку­сок оле­нины, чтоб я за­жари­ла его им в до­рогу. Но я не мо­гу его те­бе дать, а боль­ше у ме­ня нет ни­чего.

— Дай хоть пос­мотреть на этот ку­сок, — взмо­лилась же­на бо­гача. И ког­да ей его по­каза­ли, она ста­ла еще пу­ще уп­ра­шивать же­ну охот­ни­ка: — Ус­ту­пи мне этот ку­сок. Я дам те­бе за не­го мно­го ри­са.

На­конец же­на охот­ни­ка ус­ту­пила и от­да­ла ей свой ку­сок оле­нины. Та, счас­тли­вая, вер­ну­лась к се­бе до­мой и при­гото­вила сво­им гос­тям та­кую вкус­ную еду, что те не мог­ли най­ти слов, вос­хва­ляя де­рев­ню и ее счас­тли­вых жи­телей.

А про обе­щан­ный рис же­на бо­гача за­была. Вско­ре же­на охот­ни­ка умер­ла, за ней умер­ла и же­на бо­гача.

И вот умер­шие пред­ста­ли пе­ред по­вели­телем царс­тва мер­твых.

— Что доб­ро­го вы сде­лали на зем­ле? — спра­шивал их он. — -По­дава­ли ли вы ми­лос­ты­ню? Да­вали ли лю­дям день­ги? По­мога­ли ли им как-ни­будь ина­че?

Пер­вой пе­ред гроз­ным судь­ей пред­ста­ла же­на охот­ни­ка.

— Что я мог­ла осо­бен­но­го сде­лать для лю­дей? — ска­зала она дро­жащим го­лосом. — Я все­го лишь бед­ная жен­щи­на. У нас ни­ког­да не бы­ло ни зо­лота, ни иму­щес­тва. Жи­ли мы толь­ко тем, что мой муж при­носил с охо­ты. Мы про­дава­ли мя­со и по­купа­ли за эти день­ги са­мое не­об­хо­димое для жиз­ни.

— А не да­вала ли ты хоть ког­да-ни­будь мя­са че­лове­ку, у ко­торо­го не бы­ло де­нег? — спро­сил судья.

— Был та­кой слу­чай, — сра­зу вспом­ни­ла та. — Од­нажды я да­ла же­не бо­гача мя­со, ко­торое ос­та­вила для сво­ей семьи. Она очень уж про­сила, обе­щала от­бла­года­рить за это ри­сом. Но это бы­ло дав­но, ри­са я так и не по­лучи­ла.

Приз­ва­ли к судье же­ну бо­гача:

— Так ли бы­ло де­ло? Что она мог­ла от­ве­тить?

— Я за­была от­дать ей рис, — вот все, что она мог­ла ска­зать в свое оп­равда­ние.

— Сей­час же вер­ни ей, что обе­щала, — при­казал по­вели­тель царс­тва мер­твых.

— Но здесь у ме­ня ни­чего нет. Что я мо­гу ей от­дать, как мо­гу вы­пол­нить твой при­каз?

— Тог­да рас­пла­тись сво­им собс­твен­ным мя­сом, — ре­шил судья.

Так и бы­ло сде­лано. А по­том по­вели­тель царс­тва мер­твых по­дарил им обе­им жизнь.

Обе опять ока­зались на зем­ле. Же­на бо­гача вер­ну­лась в свою семью. Но она тща­тель­но скры­вала, что у нее те­перь нет од­ной гру­ди. Толь­ко од­нажды по­дул ве­тер, от­ки­нул край ее пок­ры­вала, и со­сед­ки все уви­дели. Они сра­зу рас­сла­вили это по всей де­рев­не, и на бед­ную жен­щи­ну об­ру­шились нас­мешки. Нес­час­тная это­го не вы­дер­жа­ла. Она взя­ла ве­рев­ку, по­веси­лась и вер­ну­лась опять в царс­тво мер­твых.

А же­на охот­ни­ка про­жила со сво­ей семь­ей еще мно­го лет в счастье и ми­ре, по­ка по­вели­тель царс­тва мер­твых не приз­вал ее сно­ва к се­бе.