Жадные наследники

Од­нажды бо­гатый за­мин­дар по­чувс­тво­вал, что ско­ро ум­рёт. Он поз­вал сы­новей сво­их и ска­зал так:

— Вас у ме­ня двое. Пос­ле смер­ти мо­ей раз­де­лите моё иму­щес­тво по­полам, и вы оба ста­нете бо­гаты­ми.

Ког­да за­мин­дар умер и те­ло его бы­ло, как по­лага­ет­ся, сож­же­но на кос­тре, жад­ные сы­новья на­чали де­лить нас­ледс­тво. Но, сколь­ко они его ни де­лили, каж­до­му ка­залось, что дру­гой по­луча­ет боль­ше.

— Твоё се­реб­ря­ное блю­до тя­желее мо­его! — уп­ре­кал один.

— А твой буй­вол жир­нее мо­его! — злил­ся дру­гой.

— Каж­дый ска­жет, что в тво­ём перс­тне жем­чу­жина боль­ше, чем в мо­ём!

— За­то твоя зо­лотая ча­ша тол­ще мо­ей!

Так они спо­рили нес­коль­ко дней и ни­как не мог­ли по­делить нас­ледс­тво. Тог­да один из них ска­зал:

— Вый­дем на ули­цу и спро­сим пер­во­го встреч­но­го че­лове­ка: как нам раз­де­лить от­цов­ское бо­гатс­тво. Как он ска­жет, так мы и пос­ту­пим.

Вый­дя на ули­цу, нас­ледни­ки уви­дели про­ходя­щего ми­мо ста­рого зем­ле­дель­ца. Они по­веда­ли ста­рику о за­веща­нии от­ца и о сво­их спо­рах. Ста­рый зем­ле­делец выс­лу­шал их рас­сказ, ус­мехнул­ся и ска­зал:

— Вы ссо­ритесь по­тому, что не вы­пол­ня­ете во­лю сво­его от­ца: он при­казал де­лить всё по­полам, — а вы как де­лите?

— Пра­виль­но, пра­виль­но! — зак­ри­чали глу­пые и жад­ные сы­новья за­мин­да­ра. — Мы так и сде­ла­ем! Тог­да уж ник­то из нас не ока­жет­ся об­ма­нутым!

С эти­ми сло­вами они вер­ну­лись в дом и на­чали де­лить всё за­ново. Схва­тив се­реб­ря­ное блю­до, они раз­ло­мали его по­полам. По­том они раз­ло­мали по­полам зо­лотые со­суды, ча­ши, брас­ле­ты. Слу­гам сво­им нас­ледни­ки при­каза­ли за­колоть скот и раз­ре­зать каж­дую ту­шу над­вое. Все от­цов­ские мо­неты бы­ли рас­пи­лены на рав­ные час­ти, а одеж­да ра­зор­ва­на.

Сы­новья за­мин­да­ра так ув­леклись де­лежом, что приш­ли в се­бя толь­ко ус­лы­хав чей-то смех. Это прос­тые зем­ле­дель­цы, соб­равшись у до­ма нас­ледни­ков, гром­ко сме­ялись над жад­ны­ми ду­рака­ми. И с тех пор над ни­ми сме­ёт­ся вся де­рев­ня.

Читайте также: