Золотая птица

Жил один па­ренек с ма­терью в ма­лень­кой хи­жине. Они бы­ли бед­ные и жи­ли тем, что ло­вили на пти­чий клей мел­ких птиц. Раз ус­лы­шал про это рад­жа и поз­вал па­рень­ка во дво­рец.

— Ты за­чем из­во­дишь птиц в мо­ем царс­тве? — го­ворит рад­жа.— При­дет­ся те­бе те­перь пой­ти и пой­мать Зо­лотую пти­цу, а не пой­ма­ешь — ве­лю те­бя каз­нить.

Па­ренек вер­нулся до­мой в стра­хе и го­рес­ти. В рот ни­чего не бе­рет, си­дит в уг­лу и мол­чит. Мать его спра­шива­ет, что прик­лю­чилось, и он ей все рас­ска­зал.

— Не бой­ся,— го­ворит мать,— ты най­дешь Зо­лотую пти­цу. Об­ра­довал­ся па­ренек, ког­да та­кое ус­лы­шал, да­же по­ел.

По­том взял лук и стре­лы и по­шел ис­кать Зо­лотую пти­цу. Шел он, шел, до­шел до боль­шо­го де­рева и при­сел от­дохнуть под ним в те­ни. А на том де­реве бы­ло гнез­до лес­ной го­луб­ки. Уви­дела она па­рень­ка и вос­клик­ну­ла:

— Дол­го же ты не шел, зя­тюш­ко. Мы все гла­за прог­ля­дели, те­бя под­жи­дая. Доч­ка моя вы­рос­ла, за­муж го­това. Иди пос­пе­ши и же­нись на ней.

На это па­ренек от­ве­ча­ет:

— Нет, те­щень­ка, не мо­гу я сей­час же­нить­ся. Вот как об­ратно пой­ду, тог­да и свадь­бу ус­тро­им.

А лес­ная го­луб­ка ему го­ворит:

— Ни­чего, что ты ухо­дишь. Свадь­бу на­до сей­час спра­вить. Ну па­ренек и сог­ла­сил­ся.

Лес­ная го­луб­ка соз­ва­ла всю свою род­ню, и в день свадь­бы гос­ти соб­ра­лись на де­реве. Го­лубей на­лете­ло так мно­го, что они зак­ры­ли не­бо как кры­шей. Под этой кры­шей, в те­ни, и свадь­ба прош­ла. Пос­ле свадь­бы го­луб­ка го­ворит пар­ню:

— Ну, зя­тек, иди, и пусть те­бе бу­дет уда­ча. А слу­чит­ся бе­да, при­ходи — я те­бе по­могу.

Па­ренек про­вел в до­ме у же­ны нес­коль­ко дней, а по­том го­ворит ей:

— Те­перь мне на­до ид­ти за Зо­лотой пти­цей. Ты ос­та­вай­ся. На об­ратном пу­ти я зай­ду за то­бой и возь­му те­бя к се­бе до­мой.

Поп­ро­щал­ся он с те­щей и от­пра­вил­ся в путь. Шел он, шел, пе­решел од­ну го­ру, пе­решел две го­ры и при­шел в пус­тынную до­лину сре­ди ска­лис­тых гор. Уви­дел род­ник и по­дошел, что­бы на­пить­ся. Ви­дит, в гря­зи у род­ни­ка ва­ля­ют­ся ди­кая свинья с бо­ровом. При­сел па­рень воз­ле род­ни­ка и вздох­нул. Свинья ус­лы­шала и зак­ри­чала:

— Что ты, зя­тюш­ко, так дол­го не шел? Мы гла­за прог­ля­дели, все на до­рогу смот­ре­ли. Моя доч­ка вы­рос­ла, ей по­ра за­муж.

Сна­чала па­рень от­ка­зывал­ся, го­ворил, что ему на­до даль­ше ид­ти, да свинья очень нас­та­ива­ла, и он ус­ту­пил. Свинья соз­ва­ла всю свою род­ню. Соб­ра­лось це­лое мо­ре чер­ных сви­ней. Пос­ре­ди это­го мо­ря их и по­жени­ли. Про­вел па­рень у же­ны в до­ме нес­коль­ко дней, а по­том го­ворит:

— Ну, мне на­до ид­ти за Зо­лотой пти­цей. Ты ос­та­вай­ся. На об­ратном пу­ти я зай­ду за то­бой и возь­му те­бя к се­бе до­мой.

Поп­ро­щал­ся он с те­щей и от­пра­вил­ся в путь. Шел он че­рез го­ры и ре­ки мно­го дней, по­ка не при­шел к до­му да­но. Да­но из­да­лека уви­дел его и по­бежал ему навс­тре­чу. Под­бе­жал и го­ворит пар­ню:

— Доб­ро по­жало­вать, зять, доб­ро по­жало­вать! Ты хо­рошо сде­лал, что при­шел. Я уж соб­рался ид­ти ис­кать те­бя. Моя доч­ка вы­рос­ла, ей не тер­пится за­муж.

Сно­ва па­рень стал от­го­вари­вать­ся, а да­но взва­лил его на спи­ну и при­нес к се­бе в дом. Уви­дела же­на да­но па­рень­ка, рас­це­лова­ла его и го­ворит:

— Ты хо­рошо сде­лал, зя­тек, что при­шел. На­ша дочь те­бя дав­но ждет. Что ни день на до­рогу гля­дит.

Па­ренек ос­тался у них, и да­но при­нял­ся со­зывать свою род­ню. При­тащил для пи­ра нес­метное мно­жес­тво ко­ров и буй­во­лов. Как нас­тал по­ложен­ный день, соб­ра­лось столь­ко род­ни да­но, что пар­ню по­чуди­лось, буд­то го­ры сдви­нулись с мест и пош­ли на не­го.

— Не пу­гай­ся,— го­ворит пар­ню не­вес­та.— При­ветс­твуй каж­до­го, буд­то тес­тя. А как ста­нут те­бя це­ловать, ног их ка­сай­ся.

Па­рень так и сде­лал, как ска­зала не­вес­та. Вид был та­кой, слов­но го­ры их об­сту­пили, и там, в се­ред­ке, их по­жени­ли. Пос­ле свадь­бы гос­ти да­но до­от­ва­ла на­елись го­вяди­ны.

Сколь­ко-то вре­мени па­рень по­был у же­ны в до­ме, а по­том ска­зал, что ему на­до ид­ти — ис­кать Зо­лотую пти­цу. Же­на ему го­ворит:

— Те­бе ни­ког­да ее не най­ти. Не по си­лам те­бе за­дача. А па­рень опять го­ворит:

— Мне на­до ид­ти.

Рас­ска­зала де­вуш­ка об этом от­цу. Тот го­ворит:

— Пусть он идет. Толь­ко ве­ли ему взять с со­бой этот то­пор.

И дал ей то­пор. По­том да­но по­садил па­рень­ка к се­бе на спи­ну и по­шел с ним ис­кать Зо­лотую пти­цу. Шли они, шли и приш­ли на бе­рег мо­ря. Да­но го­ворит:

— Смот­ри, зять. Вон там, за мо­рем, ви­сит на де­реве клет­ка. В той клет­ке си­дят две Зо­лотые пти­цы. Толь­ко как ты пе­рей­дешь че­рез мо­ре?

Пос­мотрел па­рень и ис­пу­гал­ся. Да­но ему го­ворит:

— Сру­би все де­ревья, ка­кие уви­дишь, и зат­кни ме­ня ими

Па­ренек так и сде­лал. Тог­да да­но при­ложил­ся ртом к мо­рю и вы­пил всю во­ду. Де­ревья не пус­ка­ют во­ду вы­течь на­зад, вот мо­ре и вы­сох­ло. Па­рень пе­решел че­рез мо­ре, до­шел до де­рева и на­верх за­лез, к са­мой клет­ке. Снял он клет­ку и вер­нулся к да­но. Да­но ве­лел ему от­нести клет­ку по­даль­ше, в бе­зопас­ное мес­то, и вы­тащить из не­го де­рево или два де­рева. Па­рень вы­тащил де­рево, и во­да по­тек­ла об­ратно.

— Спа­сай­ся! Бе­ги! — крик­нул да­но да как вы­тол­кнет ра­зом все де­ревья — во­да так по­током и хлы­нула.

А па­рень с клет­кой бла­гопо­луч­но вер­нулся на­зад. По­жил он еще сколь­ко-то дней у да­но, по­том го­ворит:

— Моя мать бу­дет обо мне пла­кать. Мне до­мой по­ра.

— Иди, раз так,— от­ве­ча­ет да­но.— А слу­чит­ся с то­бою бе­да, пош­ли ко мне Зо­лотую пти­цу, и я при­ду.

Ушел па­ренек вмес­те с же­ной. Че­рез нес­коль­ко дней он при­шел к свинье в дом и ос­тался там не­надол­го. Вско­ре он опять был в пу­ти — уже с дву­мя же­нами. Свинья ему то­же ска­зала:

— Ес­ли в бе­ду по­падешь, пош­ли за мной — я те­бе по­могу. По­дош­ло вре­мя, и приш­ли они к де­реву, где го­луб­ка жи­ла.

Па­ренек заб­рал и третью же­ну. И го­луб­ка ска­зала:

— Слу­чит­ся бе­да — пош­ли за мной, и я те­бе по­могу.

На­конец они по­дош­ли к до­му его ма­тери и пос­ла­ли ска­зать, что они до­мой идут. Ста­руха мать все си­дела и сле­зы ли­ла, а как ус­лы­хала, что сын воз­вра­ща­ет­ся, соб­ра­ла дру­гих жен­щин и с ба­раба­нами выш­ла навс­тре­чу сы­ну и его же­нам.

Тут и рад­жа уз­нал, что па­рень вер­нулся, и пос­лал сво­его страж­ни­ка пос­мотреть, при­нес он Зо­лотую пти­цу или не при­нес. Па­ренек го­ворит:

— Ска­жи рад­же, что Зо­лотая пти­ца у ме­ня. Я при­ду к не­му зав­тра.

На дру­гой день он ос­та­вил од­ну Зо­лотую пти­цу в клет­ке до­ма, а вто­рую по­нес к рад­же. Уви­дал рад­жа пти­цу и ис­пу­гал­ся, по­тому что он так по­думал: «Это опас­ный юно­ша. Тот, кто Зо­лотую пти­цу дос­тал, мо­жет и ме­ня с тро­на прог­нать. Как бы мне его до­конать?» По­садил он пти­цу в клет­ку и го­ворит пар­ню:

— Пой­ди дос­тань ей па­ру. Что тол­ку пти­цу оди­нокой дер­жать?

Па­рень вер­нулся и рас­ска­зал ма­тери и сво­им же­нам, что по­лучи­лось. Они го­ворят:

— Не по­казы­вай­ся из до­му нес­коль­ко дней. А по­том от­не­сешь рад­же вто­рую пти­цу и ска­жешь, что те­бе приш­лось хо­дить да­леко, что­бы ее раз­до­быть.

Па­рень сде­лал, как бы­ло ска­зано, и че­рез сколь­ко-то дней от­нес рад­же вто­рую пти­цу вмес­те с клет­кой. Уви­дел это рад­жа, на­пугал­ся пу­ще преж­не­го и за­думал по­губить пар­ня. Вот он ему и ска­зал:

— Вы­рой за го­родом боль­шой пруд. За од­ну ночь это сде­лай. И во­дой его на­до на­пол­нить. Не спра­вишь­ся, я ве­лю те­бя убить и за­копать там.

— Че­рез во­семь дней я те­бе ска­жу, смо­гу я вы­копать пруд или нет,— го­ворит па­рень.

Рад­жа сог­ла­сил­ся по­дож­дать и от­пустил его до­мой. Там па­рень рас­ска­зал все, что с ним прик­лю­чилось. Же­ны ему го­ворят:

— Не бой­ся, ты вы­копа­ешь та­кой пруд. Толь­ко на­до дать знать на­шим ро­дите­лям.

Че­рез день или два ста­ли слу­ги во двор­це кор­мить Зо­лотых птиц, а те уле­тели из клет­ки — и пря­мо к пар­ню до­мой.

— Не бой­ся, бра­тец,— го­ворят ему.— Мы ле­тим звать на по­мощь род­ню тво­их жен.

При­лете­ли пти­цы к лес­ной го­луб­ке и се­ли на де­рево. Она спра­шива­ет:

— Вы мне вес­точку при­нес­ли?

— У тво­его зя­тя боль­шая бе­да,— го­ворят они.— Со­зови всех сво­их ро­дичей и ве­ди их ему на по­мощь.

То же они ска­зали свинье и да­но, а по­том к пар­ню вер­ну­лись. Го­ворят ему:

— Иди к рад­же и ска­жи, что ты вы­ро­ешь пруд зав­тра ночью. Ска­жи ему так: ес­ли не су­ме­ешь ты это сде­лать, пусть он те­бя уби­ва­ет; ну а сде­ла­ешь — сам его убь­ешь и возь­мешь се­бе его царс­тво.

Па­рень сде­лал, как бы­ло ве­лено, и рад­жа сов­сем пе­репу­гал­ся.

На дру­гой день сле­телось це­лое вой­ско го­лубей, сбе­жалось вой­ско сви­ней и соб­ра­лось вой­ско да­но. Го­ворят пар­ню:

— Идем, бу­дем пруд ко­пать.

Он и по­вел их в нуж­ное мес­то. Го­луби под­ня­лись и зак­ры­ли крыль­ями не­бо на две­над­цать ко­сов в од­ну сто­рону и на две­над­цать ко­сов в дру­гую, и тень от них лег­ла на все царс­тво. А вни­зу вой­ско сви­ней ры­ло зем­лю, а вой­ско да­но ее прочь тас­ка­ло. Из-за этой те­ни ночь дли­лась шесть ме­сяцев — ник­то ведь не ви­дел, как сол­нце всхо­дило. Кон­чи­ли пруд — рад­жа ис­пу­гал­ся и вы­вел свое вой­ско на бит­ву. Тут го­луби ста­ли кле­вать его сол­дат, свиньи их дра­ли, а да­но гло­тали од­но­го за дру­гим, по­ка ни еди­ной ду­ши не ос­та­лось. Приш­лось рад­же от­дать свою дочь и все царс­тво пар­ню. Стал па­рень рад­жей и за­жил счас­тли­во со сво­ей ста­рой ма­терью и че­тырь­мя же­нами.