Графиня Кэтлин О’Шей

В да­лекую ста­рину объ­яви­лись од­нажды в Ир­ландии два не­из­вес­тных куп­ца. Ник­то о них преж­де не слы­шал, и, од­на­ко, они прек­расно изъ­яс­ня­лись на язы­ке этой стра­ны. Чер­ные во­лосы их пе­реви­вала зо­лотая лен­та, их одеж­ды от­ли­чались ред­ким ве­лико­лепи­ем. Оба ка­зались при­мер­но од­но­го воз­раста: они выг­ля­дели лет по пять­де­сят, так как лоб им из­бо­роз­ди­ли мор­щи­ны, а бо­роду уже тро­нула се­дина.

В гос­ти­нице, где ос­та­нови­лись эти важ­ные куп­цы, по­пыта­лись бы­ло ра­зуз­нать об их на­мере­ни­ях, но тщет­но — те ве­ли скрыт­ный и у­еди­нен­ный об­раз жиз­ни. За­нятий у них не бы­ло ни­каких, и они це­лыми дня­ми толь­ко и де­лали, что счи­тали да пе­рес­чи­тыва­ли зо­лотые мо­неты, ко­торые хра­нили в боль­ших де­неж­ных меш­ках: че­рез ок­на их ком­на­ты мож­но бы­ло уви­деть жел­тый блеск этих мо­нет.

— Гос­по­да, — ска­зала им в один прек­расный день хо­зяй­ка гос­ти­ницы, — как же так по­луча­ет­ся, вот вы та­кие бо­гачи и мог­ли бы, ка­жет­ся, под­держать лю­дей в бе­де, а ни од­но­го бла­гочес­ти­вого де­ла не сде­лали!

— Прек­расная хо­зя­юш­ка, — мол­вил один из них, — мы не хо­тели пред­ла­гать ми­лос­ты­ню чес­тным бед­ня­кам, бо­ясь, что нас об­ма­нут вся­кие прит­ворщи­ки. Но пусть Нуж­да пос­ту­чит­ся к нам в дверь, и мы от­кро­ем ей!

На дру­гой день, ког­да раз­несся слух, что бо­гатые нез­на­ком­цы при­еха­ли, что­бы раз­да­вать всем свое зо­лото, их дом оса­дила тол­па лю­дей. Прав­да, от­ту­да все вы­ходи­ли с раз­ным ви­дом: у од­них на ли­це бы­ла на­писа­на гор­дость, у дру­гих — стыд.

Ока­зыва­ет­ся, эта па­роч­ка бро­дячих тор­говцев ску­пала для дь­яво­ла че­лове­чес­кие ду­ши.

Ду­ша по­жив­ше­го че­лове­ка сто­ила двад­цать зо­лотых, и ни пен­ни боль­ше: у Са­таны бы­ло дос­та­точ­но вре­мени, что­бы уз­нать ей це­ну. Ду­ша жен­щи­ны сто­ила пять­де­сят, ес­ли та бы­ла хо­роша со­бой, и це­лых сто, ес­ли урод­ли­ва. Ну, а уж за ду­шу мо­лодень­кой де­вуш­ки под­ни­май це­ну вы­ше! За све­жие, чис­тые цве­ты пла­тят до­рого.

В те вре­мена жи­ла в этом го­роде гра­финя Кэт­лин О’Шей, ан­гел кра­соты. Все ей пок­ло­нялись, а для бед­ня­ков она бы­ла единс­твен­ной на­деж­дой. Как толь­ко ус­лы­шала она, что эти зло­деи, вос­поль­зо­вав­шись на­род­ной бе­дой — в го­роде в это вре­мя был го­лод, — кра­дут у Бо­га че­лове­чес­кие ду­ши, она тот­час поз­ва­ла к се­бе дво­рец­ко­го.

— Ска­жи, Пат­рик, — об­ра­тилась она к не­му, — сколь­ко зо­лотых мо­нет в мо­их сун­ду­ках?

— Сто ты­сяч.

— А сколь­ко дра­гоцен­ностей?

— На ту же сум­му, что и зо­лота.

— А что сто­ит все иму­щес­тво в мо­их зам­ках, мои ле­са и зем­ли?

— Вдвое боль­ше, чем у вас де­нег и дра­гоцен­ностей.

— Что ж, прек­расно, Пат­рик. Про­дай все, кро­ме зо­лота, ко­неч­но, и при­неси мне что вы­ручишь. Я хо­чу сох­ра­нить толь­ко этот дом.

За два дня при­каза­ния бла­гочес­ти­вой Кэт­лин бы­ли вы­пол­не­ны, и все бо­гатс­тва ее бы­ли роз­да­ны бед­ня­кам со­от­ветс­твен­но их нуж­де.

Од­на­ко это не вхо­дило в рас­че­ты дь­яво­ла, как пе­реда­ет нам пре­дание, — ведь для не­го не ос­та­лось душ, ко­торые он мог бы ску­пить. И вот с по­мощью не­вер­но­го слу­ги эти под­лые куп­цы про­ник­ли в по­кои бла­город­ной да­мы и по­хити­ли пос­ледние ос­татки ее бо­гатс­тва. Нап­расно она изо всех сил бо­ролась, что­бы спас­ти со­дер­жи­мое сво­их сун­ду­ков: жу­лики Са­таны бы­ли силь­нее. Ко­неч­но, ес­ли бы Кэт­лин смог­ла пе­рек­рестить­ся, до­бав­ля­ет ле­ген­да, она бы об­ра­тила их в бегс­тво, но она за­щища­лась, и по­это­му ру­ки у нее бы­ли за­няты. Кра­жа со­вер­ши­лась.

И ког­да вско­ре бед­ня­ки об­ра­тились к ог­раблен­ной Кэт­лин за по­мощью — увы, это ока­залось бес­по­лез­но. Она бо­лее не мог­ла уж под­держать их в нуж­де. Ей приш­лось пре­дос­та­вить их ис­ку­шению дь­яво­ла.

А меж­ду тем дол­жно бы­ло прой­ти во­семь дней, по­ка хлеб и про­чая про­визия в изо­билии при­были бы в го­род из вос­точных стран. Эти во­семь дней бы­ли це­лой веч­ностью! Во­семь дней тре­бова­ли ог­ромных де­нег, что­бы спас­ти всех от го­лода. Бед­ня­кам пред­сто­яло ли­бо по­гиб­нуть го­лод­ной смертью, ли­бо, от­вер­гнув за­поведь свя­того еван­ге­лия, со­вер­шить низ­кую сдел­ку и зап­ро­дать свои ду­ши — луч­ший дар щед­рой ру­ки все­могу­щего. А у Кэт­лин уже не бы­ло ни­чего, да­же свой пос­ледний дом она от­да­ла страж­ду­щим.

Две­над­цать ча­сов про­вела она в сле­зах и сте­нани­ях, бия се­бя в ли­лей­но-бе­лую грудь. А за­тем в по­рыве от­ча­яния под­ня­лась ре­шитель­но и от­пра­вилась к про­дав­цам че­лове­чес­ких душ.

— Что вам угод­но! — спро­сили те.

— Вы по­купа­ете ду­ши?

— Да, кое-что еще уда­ет­ся ку­пить, нес­мотря на ва­ши ста­рания, си­нег­ла­зая свя­тая. А что ска­жешь?

— Се­год­ня я приш­ла зак­лю­чить с ва­ми сдел­ку, — от­ве­тила она.

— Ка­кую же?

— У ме­ня есть ду­ша для про­дажи, но она сто­ит до­рого.

— Раз­ве это име­ет зна­чение, ес­ли она дра­гоцен­ная? Ду­ша, как брил­ли­ант, це­нит­ся по чис­то­те.

— Это моя ду­ша.

Са­танин­ские пос­ланни­ки так. и зад­ро­жали, да­же ко­гот­ки свои вы­пус­ти­ли под лай­ко­выми пер­чатка­ми. Се­рые глаз­ки их так и за­горе­лись. Ду­ша са­мой Кэт­лин, чис­тая, не­запят­нанная, не­пороч­ная, — вот это до­быча!

— Сколь­ко же ты про­сишь, кра­сави­ца?

— Сто пять­де­сят ты­сяч зо­лотом.

— Из­воль! — от­ве­тили тор­говцы и про­тяну­ли Кэт­лин пер­га­мент с чер­ной пе­чатью, ко­торый она, сод­рогнув­шись, под­пи­сала.

Де­неж­ки ей бы­ли тут же от­счи­таны. Вер­нувшись до­мой, она ска­зала дво­рец­ко­му:

— Вот, раз­дай это! На эти день­ги, что я даю те­бе, бед­ня­ки про­тянут ос­тавши­еся во­семь дней, и боль­ше ни од­на ду­ша не по­падет к дь­яво­лу!

По­том она зак­ры­лась в сво­их ком­на­тах и при­каза­ла ни­кому ее не тре­вожить.

Прош­ло три дня. Она ни­кого не зва­ла и са­ма не вы­ходи­ла.

Ког­да же дверь от­во­рили, то наш­ли ее хо­лод­ной и нед­ви­жимой. Она умер­ла от пе­чали.

Но Бог объ­явил торг этой ду­ши — столь прек­расной в сво­ем ми­лосер­дии — не­дей­стви­тель­ным: ведь она спас­ла сво­их сог­раждан от веч­ных мук.

Спус­тя во­семь дней мно­жес­тво ко­раб­лей дос­та­вили го­лода­ющей Ир­ландии нес­метные за­пасы зер­на. Го­лод кон­чился.

Что же ка­са­ет­ся тех тор­говцев, то они ис­чезли из гос­ти­ницы, и ник­то так и не уз­нал, что с ни­ми ста­лось. Прав­да, блэ­ку­отер­ские ры­баки по­гова­рива­ют, буд­то по при­казу Лю­цифе­ра их за­точи­ли в под­земную тюрь­му до тех пор, по­ка они не су­ме­ют сно­ва за­полу­чить ду­шу Кэт­лин, ко­торая на этот раз ус­коль­зну­ла от них.