Три монаха отшельника

В те да­лекие вре­мена, ког­да в Ир­ландии бы­ло мно­го от­шель­ни­ков, три свя­тых мо­наха, от­вра­тив­шись от су­еты мир­ской и пус­той бол­товни, ре­шили по­кинуть свет, что­бы об­рести по­кой, бо­жес­твен­ную ти­шину и от­ре­шен­ность на у­еди­нен­ном ос­тро­ве Иниш Койл.

Они выс­тро­или се­бе из кам­ня ла­чугу и там, в ти­шине, пре­дава­лись пос­ту, со­зер­ца­нию и раз­мышле­ни­ям.

За весь год этой свя­той жиз­ни они не про­из­несли ни еди­ного сло­ва.

Ког­да же пер­вый год прек­расно­го слу­жения Все­выш­не­му за­вер­шился, один из них мол­вил:

— Раз­ве на­ша жизнь не ис­полне­на доб­ра?

В кон­це вто­рого го­да вто­рой мо­нах от­ве­тил:

— Ис­полне­на.

А ког­да тре­тий год был на ис­хо­де, тре­тий свя­той отец под­нялся, опо­ясал­ся, взял свой псал­тырь и мол­вил:

— Я ухо­жу, что­бы об­рести ти­шину. На Иниш Койл для ме­ня слиш­ком мно­го ре­чей.

В ста­рину го­вори­ли:

Все раз­дра­жа­ет ее, но кош­ка прос­то раз­би­ва­ет ей сер­дце.