Тринадцать заколдованных котлов

Пос­ле то­го как я раз­бил трем ведь­мам, ук­равшим у ме­ня торф и весь мой скот, их гор­шок, они пе­рере­зали у ме­ня всех кур, по­топ­та­ли по­севы, в об­щем, до­вели ме­ня до та­кой ни­щеты, что мне приш­лось вый­ти на боль­шую до­рогу, что­бы про­кор­мить же­ну и всю семью.

Как-то ночью гнал я до­мой ста­рую кля­чу и ко­ровен­ку, чтоб бы­ло чем на­кор­мить де­тей, и так ус­тал, та­щась вслед за ни­ми, что сел в гус­том ле­су под де­ревом пе­редох­нуть. Бы­ло хо­лод­но, а так как в кар­ма­не у ме­ня ле­жал кре­мень, я вы­сек огонь, что­бы сог­реть­ся. Не­дол­го я про­сидел у кос­тра, как ви­жу — из тем­но­ты со всех сто­рон, кра­дучись, по­яв­ля­ют­ся три­над­цать боль­шу­щих и жут­ких ко­тов! Та­ких боль­ших и страш­ных, ка­ких свет еще не ви­дывал: две­над­цать ко­тов рос­том со взрос­ло­го муж­чи­ну, а три­над­ца­тый, их во­жак, еще то­го боль­ше. Ог­ромный, сви­репый, с ди­кими зе­лены­ми гла­зами, так и за­горев­ши­мися и зас­веркав­ши­ми, ког­да он усел­ся у ог­ня и ус­та­вил­ся на ме­ня. Ос­таль­ные рас­се­лись по шес­ти с обе­их сто­рон от не­го и все вмес­те при­нялись мур­лы­кать, да так гром­ко, слов­но гром заг­ре­мел в ти­хой но­чи.

Нем­но­го по­годя глав­ный, ры­жий, кот вста­ет, под­ни­ма­ет мор­ду и, гля­дя на ме­ня че­рез огонь, го­ворит:

— Не же­лаю я боль­ше го­лодать! Дай мне сей­час же че­го-ни­будь по­есть!

— Но у ме­ня ни­чего нет, кро­ме вон той бе­лой кля­чи, ко­торая при­вяза­на к де­реву по­зади те­бя.

Ры­жий кот прыг­нул на ло­шадь и, ра­зод­рав ее по­полам, од­ну по­лови­ну съ­ел сам, а дру­гую ос­та­вил сво­им две­над­ца­ти друж­кам. Те жи­во рас­пра­вились с нею и да­же об­гло­дали кос­точки.

По­том все три­над­цать вер­ну­лись на свои мес­та к ог­ню и усе­лись вок­руг ме­ня, об­ли­зыва­ясь и мур­лы­ча так гром­ко, хоть уши за­тыкай.

Нем­но­го по­годя глав­ный кот за­гово­рил опять и ска­зал:

— Мне опять хо­чет­ся есть. Дай че­го-ни­будь еще!

— Но у ме­ня ни­чего нет, кро­ме этой без­ро­гой ко­ровы, — от­ве­тил я.

Ры­жий кот наб­ро­сил­ся на ко­рову и раз­де­лил ее по­полам, как рань­ше ло­шадь. Од­ну по­лови­ну съ­ел сам, а дру­гую ос­та­вил сво­им две­над­ца­ти друж­кам. По­ка ко­ты-чу­дови­ща жра­ли ко­рову, я снял с се­бя плащ и об­мо­тал его вок­руг пня, а на­верх нах­ло­бучил мой кол­пак. Я хо­тел, что­бы по­лучи­лось по­хоже на ме­ня, по­тому что хо­рошо знал, что эти чу­дови­ща сде­ла­ют, ког­да по­кон­чат с ко­ровой. По­том сам влез на де­рево.

Ко­ты очень быс­тро по­кон­чи­ли со ста­рой ко­ровой, вер­ну­лись на свои мес­та и опять рас­се­лись вок­руг ог­ня. Вско­ре ры­жий кот взгля­нул на пень, ко­торый я ос­та­вил вмес­то се­бя, и ска­зал:

— Есть у те­бя еще че­го-ни­будь? Я уми­раю от го­лода!

Пень, ко­неч­но, не от­ве­тил, тог­да во­жак ко­тов Пе­рес­ко­чил че­рез кос­тер пря­мо на не­го и да­вай его тер­зать и рвать ког­тя­ми. Но очень ско­ро он за­метил, что ошиб­ся.

— Ага, — ска­зал он, — зна­чит, ты уд­рал! Ну ни­чего, мы те­бя быс­трень­ко най­дем, ку­да бы ты ни зап­ря­тал­ся!

И он при­казал сво­им две­над­ца­ти ко­там обой­ти хоть все ко­ролевс­тво Эй­ре, но най­ти ме­ня. Шесть ко­тов дол­жны бы­ли ис­кать ме­ня под зем­лей, а шесть на зем­ле. Сам же он усел­ся под де­ревом. Вско­ре ко­ты вер­ну­лись, об­ла­зив всю зем­лю сни­зу до­вер­ху и не най­дя да­же мо­их сле­дов.

Тут ры­жий кот слу­чай­но пос­мотрел вверх на де­рево и уви­дел ме­ня.

— Ага, — ска­зал он. — Вот ты где! Ни­чего, ско­ро ты у ме­ня от­ту­да сле­тишь. А ну-ка, — при­казал он две­над­ца­ти ко­там, — под­гры­зите это де­рево!

Две­над­цать ко­тов тут же ок­ру­жили де­рево и при­нялись под­гры­зать ствол. Не ус­пел я и гла­зом мор­гнуть, как они пе­рег­рызли его и сва­лили на зем­лю пря­мо пе­ред сво­им во­жаком. Но ког­да де­рево па­дало, я ус­пел пе­реп­рыгнуть на вет­ки со­сед­не­го. Тог­да ко­ты ста­ли под­гры­зать это де­рево, и толь­ко в пос­леднюю ми­нуту, пе­ред тем как ему упасть, я спас­ся на треть­ем де­реве.

Так они прес­ле­дова­ли ме­ня всю ночь, под­гры­зая каж­дое де­рево, на ко­тором я пря­тал­ся, по­ка я не доб­рался до са­мого пос­ледне­го де­рева в этом ле­су. Они при­нялись и его под­гры­зать, и я прос­то не знал, как же мне от них те­перь улиз­нуть. Они пе­рег­рызли уж полс­тво­ла, как вдруг, от­ку­да ни возь­мись, по­яв­ля­ют­ся три­над­цать страш­ных вол­ков: стая из две­над­ца­ти вол­ков и один ог­ромный, сви­репый — их во­жак.

Вол­ки на­пали на ко­тов, и меж­ду ни­ми за­вяза­лась кро­вавая и жес­то­кая бит­ва, по­ка на­конец две­над­цать ко­тов и две­над­цать вол­ков не ока­зались за­мер­тво рас­прос­терты­ми на зем­ле. И толь­ко два во­жака про­дол­жа­ли сра­жать­ся. Но вот во­жак вол­ков на­нес ры­жему ко­ту ужас­ный удар; ры­жий кот ус­пел лишь схва­тить вол­ка за го­лову и за хвост и ра­зор­вать его по­полам, и оба сва­лились мер­твы­ми друг на дру­га.

Тут я спо­кой­но мог сой­ти с де­рева на зем­лю и от­пра­вить­ся до­мой. И ког­да я на­чал спус­кать­ся, де­рево так и скри­пело, так и ка­чалось по­до мной — ведь ко­ты поч­ти сов­сем ус­пе­ли под­грызть его.

— Ну, — спро­сил Чер­ный Вор, — раз­ве в тот раз я не был бли­же к смер­ти, чем этот юно­ша сей­час?

— И в са­мом де­ле, был, — от­ве­тил ко­роль Ко­нал. — И я да­рю ему жизнь, так как сво­его сло­ва на­рушать не со­бира­юсь. Но ос­та­ет­ся еще тре­тий брат, так что под­бавь­те-ка жа­ру под мас­лом, что­бы оно бы­ло го­рячень­кое! — И до­бавил: — Ну, был ты ког­да-ни­будь бли­же к смер­ти, чем этот юно­ша сей­час?

— Еще бы! — от­ве­чал Чер­ный Вор.

— Рас­ска­жи-ка, — мол­вил ко­роль Ко­нал, — и, ес­ли и вправ­ду был, я от­пу­щу его на сво­боду вмес­те с его брать­ями.

И Чер­ный Вор по­ведал ко­ролю Ко­налу третью ис­то­рию.