Чертенок и работник

Был у Сэ­мун­да Муд­ро­го один ра­бот­ник, ко­торый очень лю­бил сквер­носло­вить. Сэ­мунд час­то вы­гова­ривал ему за это. Он объ­яс­нил ра­бот­ни­ку, что бо­гохуль­ство и сквер­носло­вие — пи­ща для чер­та и его чер­те­нят.

— Да раз­ве бы я стал бо­гохуль­ство­вать, ес­ли б знал об этом, — ска­зал ра­бот­ник.

— А вот я про­верю, прав­ду ли ты го­воришь, — ска­зал Сэ­мунд.

И пус­тил он к ра­бот­ни­ку в хлев чер­тенка. Ра­бот­ни­ку та­кой гость при­шел­ся не по ду­ше, а чер­те­нок, как на­роч­но, па­кос­тил и драз­нил его так, что труд­но бы­ло удер­жать­ся от бра­ни. Дол­го кре­пил­ся ра­бот­ник и вдруг ви­дит, что чер­те­нок день ото дня то­ща­ет. Об­ра­довал­ся ра­бот­ник и вов­се бра­нить­ся пе­рес­тал. Но вот од­нажды ут­ром при­ходит он в хлев, а там все раз­би­то, пе­рело­мано и все ко­ровы свя­заны хвос­та­ми. Обер­нулся ра­бот­ник к за­хирев­ше­му чер­тенку, ко­торый ле­жал в пус­том стой­ле и жа­лоб­но сто­нал, и об­ру­шил­ся на не­го с от­борной бранью. И вдруг он с ужа­сом за­метил, как чер­те­нок на гла­зах стал ожи­вать и жи­реть. Тог­да он сдер­жал се­бя и пе­рес­тал бра­нить­ся. Убе­дил­ся он, что Сэ­мунд Муд­рый был прав, и с тех пор ни­ког­да боль­ше не сквер­носло­вил.

На этом ко­нец сказ­ке о чер­тенке, для ко­торо­го пи­щей слу­жила брань Сэ­мун­до­ва ра­бот­ни­ка. А при­меру это­го ра­бот­ни­ка не ме­ша­ет пос­ле­довать и нам с то­бой.