Гримсеец и белая медведица

В дав­ние вре­мена слу­чилось как-то, что на ос­тро­ве Грим­сей во всех до­мах од­новре­мен­но по­гас в оча­гах огонь. Де­ло бы­ло зи­мой, сто­яли мо­розы, и про­лив, от­де­ля­ющий Грим­сей от Ис­ландии, был пок­рыт ль­дом. Грим­сей­цы по­лага­ли, что лед дос­та­точ­но кре­пок, и ре­шили пос­лать лю­дей на ма­терик за ог­нем. Для это­го выб­ра­ли трех силь­ных му­жиков. Ра­но ут­ром в ти­хую и яс­ную по­году они от­пра­вились в путь, все жи­тели про­вожа­ли их, же­лали им счас­тли­вого пу­ти и бла­гопо­луч­но­го воз­вра­щения.

Дол­го шли они по ль­ду, по­ка не дош­ли до тре­щины, ши­рокой и та­кой длин­ной, что кон­цов ее не бы­ло вид­но. Двое му­жиков пе­реп­рыгну­ли че­рез нее, а тре­тий не ре­шил­ся. Крик­ну­ли они ему, что­бы он воз­вра­щал­ся до­мой, и от­пра­вились даль­ше, а он сто­ял на краю и смот­рел им вслед. Не хо­телось ему сда­вать­ся, и он по­шел вдоль тре­щины, что­бы пос­мотреть, не ста­нет ли она где по­уже. Тем вре­менем об­ла­ка сгус­ти­лись и с юга на­летел шторм. От теп­ло­го вет­ра лед на­чал та­ять и трес­кать­ся, в кон­це кон­цов му­жик ока­зал­ся на ма­лень­кой ль­ди­не, ко­торую по­нес­ло в от­кры­тое мо­ре. К ве­черу его ль­ди­на на­тол­кну­лась на боль­шую ле­дяную го­ру, и му­жик быс­тро вска­раб­кался на нее. Не­пода­леку он уви­дел мед­ве­дицу, она ле­жала с мед­ве­жата­ми. Му­жик прод­рог, обес­си­лел от го­лода и по­думал, что, вер­но, нас­тал его пос­ледний час. Мед­ве­дица дол­го смот­ре­ла на че­лове­ка. По­том она вста­ла, приб­ли­зилась к не­му, обош­ла вок­руг и сде­лала ему знак, что­бы он лез в ло­гово к мед­ве­жатам. Му­жик пос­лу­шал­ся. Мед­ве­дица то­же лег­ла и ве­лела му­жику со­сать мо­локо вмес­те с мед­ве­жата­ми. Так ми­нова­ла ночь. Ут­ром мед­ве­дица отош­ла в сто­рон­ку и по­мани­ла му­жика к се­бе. Он по­дошел, она лег­ла у его ног и ве­лела ему сесть к ней на спи­ну. Му­жик сел, тог­да мед­ве­дица ста­ла пры­гать и ки­дать­ся из сто­роны в сто­рону, по­куда он не сва­лил­ся. Му­жик не мог взять в толк, что это зна­чит.

Так прош­ло три дня: му­жик но­чевал в мед­вежь­ем ло­гове, пи­тал­ся мед­вежь­им мо­локом, и каж­дое ут­ро мед­ве­дица зас­тавля­ла его са­дить­ся к ней на спи­ну и пры­гала, по­куда он не па­дал. Лишь на чет­вертый день му­жику уда­лось удер­жать­ся на мед­ве­дице. К ве­черу она с му­жиком на спи­не по­дош­ла к краю ль­ди­ны, прыг­ну­ла в во­ду и поп­лы­ла к Грим­сею. Они бла­гопо­луч­но доб­ра­лись до ос­тро­ва, и там уже му­жик сде­лал мед­ве­дице знак сле­довать за ним. Он при­шел до­мой, ве­лел по­до­ить луч­шую ко­рову и на­по­ил мед­ве­дицу пар­ным мо­локом. По­том он за­колол двух жир­ных ба­ранов, свя­зал их ро­гами и по­весил мед­ве­дице на спи­ну. С этой но­шей мед­ве­дица вер­ну­лась к во­де и поп­лы­ла на­зад к сво­им мед­ве­жатам. Жи­тели ос­тро­ва с удив­ле­ни­ем наб­лю­дали за мед­ве­дицей, а тем вре­менем вда­леке по­казал­ся па­рус­ник, иду­щий к Грим­сею при по­пут­ном вет­ре, — это воз­вра­щались до­мой му­жики, хо­див­шие на ма­терик за ог­нем.