Ка­мень Скес­сы

По со­седс­тву с Цер­ковным ху­тором, что на­ходит­ся в Хро­уар­тунге, гро­моз­дятся при­чуд­ли­вые ска­лы. В дав­ние вре­мена там в пе­щере жи­ла че­та трёт­лей. Му­жа зва­ли То­урир, а имя же­ны не­из­вес­тно. Каж­дый год трёт­ли с по­мощью кол­дов­ских чар за­мани­вали к се­бе в пе­щеру из Цер­ковно­го ху­тора пас­то­ра или пас­ту­ха. Один из них неп­ре­мен­но ис­че­зал. Так про­дол­жа­лось, по­ка на этом ху­торе не по­селил­ся пас­тор по име­ни Эй­рик. Пас­тор Эй­рик был че­ловек муд­рый, и сво­ими мо­лит­ва­ми он раз­ру­шил ча­ры трёт­лей. По­дошел со­чель­ник, и, как скес­са ни би­лась, ей не уда­лось за­полу­чить ни пас­то­ра, ни пас­ту­ха. Тог­да она ска­зала му­жу:

— Ни­чего у ме­ня нын­че не вы­ходит. Толь­ко я на­чинаю кол­до­вать, как мне чу­дит­ся, буд­то ме­ня оку­тыва­ет го­рячее об­ла­ко, оно вот-вот про­ник­нет в ме­ня и ис­пе­пелит дот­ла. Боль­ше я и ста­рать­ся не бу­ду. При­дет­ся те­бе пой­ти и раз­до­быть нам пи­щу, ведь у нас в пе­щере нет ни крош­ки съ­ес­тно­го.

Не хо­телось трёт­лю ид­ти, но же­на уго­вори­ла его. Вы­шел он из пе­щеры и пря­мо че­рез гор­ный хре­бет от­пра­вил­ся на за­пад, где знал од­но хо­рошее озе­ро. С тех пор и этот хре­бет, и озе­ро лю­ди на­зыва­ют его име­нем. При­шел трётль на озе­ро, сде­лал во ль­ду про­рубь, лег и стал ло­вить фо­рель. А в тот день был силь­ный мо­роз, и трётль при­мерз ко ль­ду. На­ловил он ры­бы. вдо­воль, хо­тел встать, да не тут-то бы­ло. Дер­гался он, дер­гался — ни­чего не по­мога­ет, про­мерз трётль до са­мых кос­тей и ис­пустил дух.

А скес­са си­дит го­лод­ная и злит­ся, что муж так дол­го не воз­вра­ща­ет­ся. Жда­ла она, жда­ла, а по­том по­бежа­ла его ис­кать. Тем же пу­тем, че­рез хре­бет, она приш­ла к озе­ру и зас­та­ла трёт­ля уже без­ды­хан­ным. Ста­ла она от­ры­вать его ото ль­да, да уви­дела, что ей это не под си­лу, вски­нула она тог­да на пле­чо связ­ку ры­бы и гром­ко крик­ну­ла:

— От­ны­не здесь ры­ба ло­вить­ся не бу­дет!

И на­до ска­зать, что ее сло­ва ока­зались ве­щими: боль­ше в том озе­ре ник­то не пой­мал ни ры­беш­ки.

Сот­во­рила скес­са зак­ля­тие и от­пра­вилась к се­бе в пе­щеру. Но толь­ко она под­ня­лась на гре­бень, как на вос­то­ке заб­резжил день и раз­дался ко­локоль­ный звон. И тот­час она прев­ра­тилась в гро­мад­ный ка­мень, ко­торый лю­ди те­перь так и зо­вут: Ка­мень Скес­сы.