Ка­уль­вюр состязается с Сэ­мун­дом мудрым

Од­нажды Ка­уль­вюр, ко­торый вмес­те с Сэ­мун­дом учил­ся в Шко­ле Чер­нокни­жия и ко­торо­го Сэ­мунд в свое вре­мя из­ба­вил от чер­та, ска­зал сво­им до­маш­ним, что он хо­чет по­сетить Сэ­мун­да и пос­мотреть, смо­жет ли он прев­зой­ти ста­рого дру­га в чер­ной ма­гии.

При­ехал он в Од­ди, так на­зывал­ся ху­тор, где жил Сэ­мунд, и пос­ту­чал в дверь. Сэ­мунд пос­лал ра­бот­ни­ка уз­нать, кто при­ехал. Ра­бот­ник ни­кого не уви­дел, вер­нулся и ска­зал, что там ни­кого нет. Сно­ва раз­дался стук. Сэ­мунд пос­лал дру­гого ра­бот­ни­ка, но и тот ни­кого не уви­дел, хо­тя все пос­трой­ки обо­шел.

На­конец пос­ту­чали в тре­тий раз. Сэ­мунд вско­чил и го­ворит:

— Вид­но, гость все-та­ки хо­чет, что­бы его наш­ли.

Вы­шел он сам и уви­дел Ка­уль­вю­ра сы­на А­ур­тни. Друзья сер­дечно об­ня­лись. Ка­уль­вюр поп­ро­сил раз­ре­шения ос­тать­ся, и Сэ­мунд приг­ла­сил его в дом. Но Ка­уль­вюр ска­зал, что на­до сна­чала стре­ножить его ло­шадь.

— Хоть и не­лов­ко об­ра­щать­ся к те­бе с та­кой прось­бой, но мне бы­ло бы при­ят­но, ес­ли бы ты сде­лал это сам, — ска­зал Ка­уль­вюр.

Сэ­мунд обе­щал все сде­лать собс­твен­но­руч­но и ушел. Он не воз­вра­щал­ся так дол­го, что Ка­уль­вюр да­же уди­вил­ся.

— Ты что же ло­шадь стре­ножить не мо­жешь? — спро­сил он Сэ­мун­да, ког­да тот вер­нулся.

— Стре­ножить ло­шадь де­ло не­хит­рое, — от­ве­тил Сэ­мунд, — ес­ли б толь­ко я знал, где у нее но­ги.

— Ду­маю, они у нее под брю­хом, как у всех ло­шадей, — ска­зал Ка­уль­вюр.

Сэ­мунд опять ушел на­дол­го, но нам так и не­из­вес­тно, уда­лось ли ему в кон­це кон­цов стре­ножить ту ло­шадь.

Вер­нувшись, он поп­ро­сил гос­тя по­жало­вать в дом. Сам он про­шел впе­ред со све­чой и ос­та­новил­ся в се­нях. Ка­уль­вюр хо­тел вой­ти сле­дом, да по­терял дверь и ни­как не мог отыс­кать ее. Тут и же­на Сэ­мун­да выш­ла уз­нать, кто к ним при­ехал.

— Мой друг Ка­уль­вюр, — от­ве­тил ей Сэ­мунд.

Же­на уди­вилась, по­чему он не приг­ла­ша­ет гос­тя в дом.

— Дав­но уж приг­ла­сил, — от­ве­тил Сэ­мунд.

Тог­да она хо­тела са­ма пой­ти за гос­тем, но Сэ­мунд не поз­во­лил. Дол­го им приш­лось ждать, по­куда Ка­уль­вюр на­шел две­ри и по­пал в дом. Он был сам не свой от злос­ти и поп­ро­сил хо­зяй­ку при­нес­ти ему по­боль­ше во­ды.

— За­чем те­бе столь­ко во­ды? — по­любо­пытс­тво­вал Сэ­мунд.

— Ду­маю, что се­год­ня ве­чером она по­надо­бит­ся не мне од­но­му, — от­ве­тил гость.

Ка­уль­вю­ра про­вели в па­рад­ную ком­на­ту, по­дали ему мя­со и да­ли нож. На­чал он есть, но нож был ту­пой и ни­чего не ре­зал. Тог­да Сэ­мунд взял нож и по­шел его то­чить. Вер­нувшись, он от­дал нож Ка­уль­вю­ру и пре­дуп­ре­дил, что­бы тот был по­ос­то­рож­ней — нож те­перь очень ос­трый.

— Пус­тя­ки, — ска­зал Ка­уль­вюр, но, от­ре­зая пер­вый же ку­сок, рас­сек та­рел­ку, сто­леш­ни­цу и собс­твен­ное ко­лено.

— Я же пре­дуп­реждал те­бя, — ска­зал Сэ­мунд, но Ка­уль­вюр от­ве­тил, что эта ра­на нес­мертель­ная, и пе­ревя­зал ее.

В те вре­мена был обы­чай чи­тать зас­толь­ную мо­лит­ву до и пос­ле еды. Толь­ко Ка­уль­вюр на­чал чи­тать мо­лит­ву пос­ле еды, как Сэ­мунд по­мер­твел и от­ки­нул­ся на спин­ку сту­ла. Ка­уль­вюр ве­лел спрыс­нуть его во­дой. Же­на Сэ­мун­да так и сде­лала, но это не по­мог­ло. Тог­да Ка­уль­вюр вско­чил и то­же стал брыз­гать на Сэ­мун­да, тот при­шел в се­бя и по при­каза­нию Ка­уль­вю­ра вы­пил во­ды.

— Я знал, что не мне од­но­му за­хочет­ся пить нын­че ве­чером, — ска­зал Ка­уль­вюр. — Не зря я так дол­го ис­кал твою дверь.

На этом друзья прек­ра­тили свои за­бавы и здра­во об­су­дили, кто же из них бо­лее све­дущ в кол­довс­тве. И Ка­уль­вю­ру приш­лось приз­нать, что Сэ­мунд пос­тиг пре­муд­рости Шко­лы Чер­нокни­жия все до еди­ной.