Кидхюс

Жи­ли ког­да-то в сво­ем до­миш­ке ста­рик со ста­рухой, и бы­ли они та­кие бед­ные, что не бы­ло у них ни­како­го доб­ра, кро­ме пряс­лешка на ста­рухи­ном ве­рете­не. А пряс­ле­шок тот был из чис­то­го зо­лота. Ста­рик каж­дый день хо­дил на охо­ту или ло­вил ры­бу, тем они и кор­ми­лись. Не­пода­леку от их до­ма был вы­сокий бу­гор. Лю­ди го­вори­ли, что в нем оби­та­ет а­ульв по име­ни Кид­хюс, ко­торо­го нуж­но ос­те­регать­ся.

По­шел ста­рик од­нажды на охо­ту, а ста­руха, по обык­но­вению, до­ма ос­та­лась. День был по­гожий, она вы­нес­ла прял­ку на двор и се­ла прясть. Вдруг пряс­ле­шок возь­ми да сва­лись с ве­рете­на. По­катил­ся он, по­катил­ся и за­катил­ся не­весть ку­да. Вспо­лоши­лась ста­руха и да­вай ис­кать пряс­ле­шок, а он как сквозь зем­лю про­валил­ся. Вер­нулся ста­рик до­мой, и ста­руха рас­ска­зала ему о сво­ей про­паже.

— Не ина­че как Кид­хюс твой пряс­ле­шок ук­рал, — ска­зал ста­рик. — Та­кое за ним и преж­де за­меча­ли.

И ре­шил он пой­ти к Кид­хю­су, что­бы зас­та­вить его вер­нуть пряс­ле­шок или хо­тя бы зап­ла­тить за не­го. По­лег­ча­ло на сер­дце у ста­рухи. Вот при­ходит ста­рик к буг­ру и да­вай ко­лотить по не­му ду­бин­кой. Кид­хюс спра­шива­ет:

— Кто там сту­чит­ся в мой дом?

Ста­рик от­ве­ча­ет:

— При­шел со­сед твой, Кид­хюс,
уж ты не обес­судь —
за пряс­ле­шок ста­рухе по­жалуй что-ни­будь.

Кид­хюс спро­сил, че­го хо­чет ста­руха.

— Дай ей ко­рову, — ска­зал ста­рик, — да та­кую, что­бы за один раз да­вала не мень­ше пя­ти лит­ров мо­лока.

И Кид­хюс дал ему ко­рову.

На дру­гой день ста­руха на­до­ила столь­ко мо­лока, что за­пол­ни­ла все свои жба­ны, и приш­ло ей в го­лову на­варить мо­лоч­ной бол­тушки. Да толь­ко ва­рить бы­ло не из че­го — му­ки у нее не бы­ло. Тог­да ве­лела она ста­рику пой­ти к Кид­хю­су и поп­ро­сить у не­го му­ки на бол­тушку. Вот идет ста­рик к буг­ру и сно­ва сту­чит по не­му ду­бин­кой. Кид­хюс от­зы­ва­ет­ся:

— Кто там сту­чит­ся в мой дом? Ста­рик от­ве­ча­ет:

— При­шел со­сед твой, Кид­хюс,
уж ты не обес­судь –
за пряс­ле­шок ста­рухе по­жалуй что-ни­будь.

Кид­хюс опять спра­шива­ет, че­го хо­чет ста­руха. А ста­рик го­ворит, что им на­до му­ки, по­тому что ста­руха бол­тушку ва­рить на­дума­ла. Дал ему Кид­хюс ме­ру му­ки, ста­рик от­нес ее до­мой, ста­руха на­вари­ла бол­тушки. Ели ста­рики, ели, на­елись до от­ва­ла, а в кот­ле все еще мно­го бол­тушки. Ста­ли они ду­мать, ку­да ос­татки де­вать, и ре­шили от­дать бол­тушку Де­ве Ма­рии. Толь­ко вот как до нее доб­рать­ся — очень уж она вы­соко. И на­дума­ли они поп­ро­сить у Кид­хю­са лес­тни­цу, что­бы до не­ба дос­та­ла, — им все ка­залось, что они ма­ло с не­го за свой пряс­ле­шок по­лучи­ли. По­шел ста­рик и пос­ту­чал по буг­ру. Кид­хюс отоз­вался, как преж­де:

— Кто там сту­чит­ся в мой дом?

Ста­рик от­ве­ча­ет:

— При­шел со­сед твой, Кид­хюс,
уж ты не обес­судь —
за пряс­ле­шок ста­рухе по­жалуй что-ни­будь.

Тут Кид­хюс рас­сердил­ся не на шут­ку:

— Да ког­да же я рас­пла­чусь с ней за этот пряс­ле­шок? — зак­ри­чал он.

Но ста­рик ска­зал, что им нуж­на все­го лишь лес­тни­ца, что­бы под­нять­ся на не­бо к Де­ве Ма­рии и от­дать ей ве­дер­ко бол­тушки. Лад­но, при­нес Кид­хюс лес­тни­цу да еще сам ее и к не­бу прис­та­вил. Об­ра­довал­ся ста­рик — по­бежал до­мой за ста­рухой. Взя­ли они ве­дер­ко с бол­тушкой и ста­ли взби­рать­ся по лес­тни­це, но от спеш­ки у них го­лова зак­ру­жилась, сва­лились они на зем­лю и раз­би­лись нас­мерть. И там, где они упа­ли, на кам­нях ос­та­лись бе­лые пят­на, а где про­лилась бол­тушка — жел­тые. Го­ворят, буд­то эти пят­на до сих пор вид­ны.