Привидение из Хлей­драр­гарда

Дав­ным-дав­но на ху­торе Хлей­драр­гард жил кресть­янин, зва­ли его Си­гурд сын Бь­ёр­на. Он был умен и имел не­мало дру­гих дос­то­инств. Го­ворят, буд­то в мо­лодос­ти он по­ехал на За­пад по­купать вя­леную ры­бу и там пос­со­рил­ся с од­ним че­лове­ком, с ко­торым у не­го бы­ла зак­лю­чена сдел­ка. Они ни­как не мог­ли по­ладить и да­же под­ра­лись. Си­гурд был уп­рям и си­лен, он под­мял про­тив­ни­ка под се­бя и на­давал ему ту­маков. Ког­да тот под­нялся, он приг­ро­зил, что отом­стит Си­гур­ду, и у­ехал. А Си­гурд со сво­ими людь­ми вер­нулся в Эйя-фь­орд и за­нял­ся хо­зяй­ством.

В те вре­мена по со­седс­тву с Хлей­драр­гардом на ху­торе Кри­нас­та­дир жил че­ловек по име­ни Хадль Силь­ный. Хадль был яс­но­видец, а так­же об­щался с при­виде­ни­ями. Как-то осенью, уже пос­ле то­го, как Си­гурд вер­нулся из по­ез­дки за вя­леной ры­бой, Хадль по обык­но­вению си­дел ве­чером у се­бя во дво­ре. Вдруг он уви­дел при­виде­ние в об­ра­зе де­вуш­ки, ко­торая шла по до­роге. Она бы­ла не­боль­шо­го рос­та, в крас­ной без­ру­кав­ке, свет­ло-ко­рич­не­вой юб­ке до ко­лен и в шап­ке с кистью, вер­хней одеж­ды на ней не бы­ло. Уви­дев Хад­ля, она хо­тела свер­нуть в сто­рону, но он прег­ра­дил ей путь и спро­сил, как ее зо­вут.

— Сиг­га, — от­ве­тила де­вуш­ка.

— А ку­да путь дер­жишь? — спро­сил Хадль.

— В Хлей­драр­гард.

— Что те­бе там нуж­но?

— Убить Си­гур­да сы­на Бь­ёр­на! — крик­ну­ла она и по­бежа­ла сво­ей до­рогой, и в ее сле­дах еще дол­го свер­ка­ли ис­кры.

В тот ве­чер Си­гурд ра­но лег спать, его пос­тель на­ходи­лась у ок­на. До­мочад­цы Си­гур­да еще не ло­жились. Вдруг он вско­чил и спра­шива­ет:

— Кто ме­ня звал?

Ему от­ве­ча­ют, что ник­то его не звал. Он ло­жит­ся и сно­ва за­сыпа­ет, по­том опять вска­кива­ет и го­ворит, что его кто-то звал. Ему от­ве­ча­ют, что все бы­ло ти­хо. Си­гурд ло­жит­ся, но уже не спит. Вдруг лю­ди ви­дят, что он выг­ля­дыва­ет в ок­но.

— Там кто-то есть! — ска­зал Си­гурд, и все за­мети­ли, что он пе­реме­нил­ся в ли­це.

По­том он по­дошел к две­ри, от­крыл од­ной ру­кой вер­хнюю створ­ку, вы­сунул­ся и крик­нул:

— Ес­ли кто хо­чет ви­деть Си­гур­да сы­на Бь­ёр­на, так вот он! — и мах­нул сво­бод­ной ру­кой в сто­рону пар­ня по име­ни Я­уль­мар, ко­торый си­дел на скамье у две­ри и че­сал шерсть.

В тот же миг Я­уль­мар упал со скамьи и за­бил­ся на по­лу, буд­то его кто-то ду­шил. Си­гурд схва­тил ве­рев­ку и свя­зал пар­ня. Ког­да тот нем­но­го по­утих, его уло­жили в пос­тель. Те­ло его рас­пухло и бы­ло пок­ры­то сса­дина­ми и кро­вопод­те­ками. Ночью при­пад­ки пов­то­рились. Боль­ше они уже не ос­тавля­ли Я­уль­ма­ра, и в на­чале зи­мы он скон­чался. На его взду­том тру­пе мно­гие ви­дели чер­ные сле­ды от паль­цев при­виде­ния.

При­виде­ние про­дол­жа­ло прес­ле­довать Си­гур­да, его де­тей и до­мочад­цев. Яс­но­вид­цы час­то ви­дели эту де­вуш­ку, она лю­била си­деть в до­ме на по­переч­ной бал­ке, ее уз­на­вали по шап­ке с кистью, ко­торую она всег­да но­сила. Си­гур­ду при­ходи­лось пос­то­ян­но быть на­чеку. При­виде­ние уби­вало не толь­ко его овец, но и со­сед­ских, и овец этих счи­тали несъ­едоб­ны­ми, по­тому что они бы­ли си­ние, точ­но удав­ленные. Го­ворят, бо­гато­го кресть­яни­на из Не­са, ко­торый умер от су­дорог, то­же уби­ло это при­виде­ние.

Вре­да от при­виде­ния ста­нови­лось все боль­ше, и Си­гурд не знал, как из­ба­вить­ся от этой на­пас­ти. Но вдруг ему по­вез­ло: в их ок­ру­гу при­шел ни­щий по име­ни Пь­етур с Лед­ни­ка. Он был све­дущ в кол­довс­тве, од­на­ко поль­зо­вал­ся сво­им ис­кусс­твом толь­ко для доб­рых дел. Си­гурд из Хлей­драр­гарда сла­вил­ся щед­ростью и всег­да хо­рошо при­нимал лю­дей, он ока­зал Пь­ету­ру с Лед­ни­ка гос­тепри­имс­тво и поп­ро­сил его из­ба­вить при­ход от при­виде­ния.

— Оно всем тут на­нес­ло боль­шой ущерб, а мне это в кон­це кон­цов мо­жет сто­ить и жиз­ни, — ска­зал он.

Пь­етур по­обе­щал Си­гур­ду из­ба­вить лю­дей от это­го прок­ля­тия. Од­нажды ночью он ушел и заб­рал при­виде­ние с со­бой. Он при­вязал его к боль­шо­му кам­ню, что воз­вы­ша­ет­ся на Го­рячем Пас­тби­ще в со­сед­ней ок­ру­ге, и с тех пор оно уже не мог­ло вре­дить лю­дям. По но­чам при­виде­ние гром­ко вы­ло, и мно­гие слы­шали его вой. Да­же сре­ди бе­ла дня лю­ди опа­сались про­ез­жать вбли­зи то­го кам­ня, по­тому что у них де­лалось го­ловок­ру­жение и они сби­вались с пу­ти.