Привидение из Снайфедля

В дав­ние вре­мена жил в Снай­фед­ле пас­тор по име­ни Й­о­ун, а по проз­ви­щу Стой­кий. Он был сы­ном Тор­лей­ва. Пас­тор Й­о­ун был че­ловек муд­рый, и в те вре­мена это для мно­гих бы­ло боль­шим бла­гом. Он был дваж­ды же­нат, пер­вую его же­ну зва­ли Сес­селья, она ро­дила пас­то­ру тро­их де­тей, один из них жил вмес­те с от­цом, и зва­ли его то­же Й­о­ун. От вто­рой же­ны у пас­то­ра де­тей не бы­ло.

Слу­чилось так, что Й­о­ун, пас­тор­ский сын, влю­бил­ся в их слу­жан­ку. В нее же влю­бил­ся и пас­тор­ский пас­тух. Как час­то бы­ва­ет в по­доб­ных слу­ча­ях, Й­о­ун и пас­тух враж­до­вали друг с дру­гом. Од­нажды в на­чале зи­мы пас­тух от­пра­вил­ся в го­ры, что­бы приг­нать до­мой овец, но в это вре­мя на­чалась го­лоле­дица, и он вер­нулся до­мой без ста­да. Пас­тор ре­шил, что пас­тух прос­то-нап­росто стру­сил, и стал по­сылать за ов­ца­ми сво­его сы­на Й­о­уна. Й­о­уну не хо­телось ид­ти в го­ры.

— Там, вид­но, и впрямь не прой­ти, — ска­зал он от­цу.

Но пас­тор не же­лал ни­чего слу­шать, и приш­лось Й­о­уну под­чи­нить­ся. Из это­го по­хода он не вер­нулся, по­гиб где-то в го­рах, и да­же не­из­вес­тно, наш­ли его труп или нет. Ед­ва ли прах его по­ко­ил­ся с ми­ром на клад­би­ще, по­тому что на­чал этот мер­твец по­сещать и слу­жан­ку и пас­ту­ха. Ско­ро при­виде­ние прос­ла­вилось сво­ей злоб­ностью, ча­ще все­го оно оби­тало на скло­нах Снай­фед­ля и до­нима­ло пут­ни­ков, швы­ряя в них кам­ня­ми. В пас­тор­ской усадь­бе оно би­ло стек­ла, умерщ­вля­ло овец, а иног­да си­дело вмес­те с жен­щи­нами, пря­дущи­ми шерсть в об­щей ком­на­те, и ве­чером ему всег­да ста­вили еду, как и всем до­мочад­цам.

Од­нажды ра­бот­ник пас­то­ра ус­лы­хал, как кто-то сди­ра­ет ко­жу с вя­леной ры­бы. Приг­ля­дел­ся он и уви­дел при­виде­ние.

— Возь­ми нож, при­ятель, — ска­зал ра­бот­ник.

— Мер­тве­цам но­жи ни к че­му, — от­ве­тило при­виде­ние.

То­го, кто де­лил­ся с ним едой, оно ни­ког­да не тро­гало и не швы­ряло в не­го кам­ня­ми.

Од­нажды зи­мой в тех кра­ях слу­чилось так, что во всех до­мах ра­зом по­дошел к кон­цу за­пас та­бака. Как по­мочь этой бе­де, при­думал пас­тор Й­о­ун. Он уз­нал, что на Се­вер, в Аку­рей­ри, при­вез­ли та­бак, и от­пра­вил за ним при­виде­ние, при этом он щед­ро снаб­дил его едой на до­рогу. Го­ворят, буд­то на Се­вере один че­ловек ви­дел, как при­виде­ние рас­по­ложи­лось на кам­не и хо­тело под­кре­пить­ся, на зем­ле у его ног ле­жал та­бак. Он возь­ми да ска­жи:

— Доб­рый че­ловек, кто бы ты ни был, дай мне та­бач­ку!

При­виде­ние пос­мотре­ло на не­го со зло­бой, сгреб­ло в охап­ку та­бак и ис­чезло, но на кам­не, где оно си­дело, ос­та­лись та­бач­ные крош­ки.

Пос­ле это­го слу­чая пас­тор Й­о­ун на­думал от­пра­вить при­виде­ние на Вос­ток в Скор­раста­дир, к пас­то­ру Эй­на­ру. Рас­ска­зыва­ют, что пас­тор Эй­нар был школь­ным то­вари­щем пас­то­ра Й­о­уна и толь­ко с ним од­ним пас­тор Й­о­ун де­лил­ся сво­ими за­бота­ми и по­верял ему свои нев­зго­ды. При­виде­ние яви­лось в Скор­раста­дир и пред­ста­ло пе­ред пас­то­ром Эй­на­ром, ког­да тот уже ле­жал в пос­те­ли.

— Ты что, хо­чешь здесь пе­рено­чевать? — спро­сил пас­тор, уви­дев гос­тя.

— Да, — от­ве­чало при­виде­ние. Гость по­казал­ся пас­то­ру по­доз­ри­тель­ным. Не­ожи­дан­но он ки­нул­ся на пас­то­ра, но тот ус­пел вых­ва­тить из кро­вати дос­ку и так уда­рил гос­тя, что пов­ре­дил ему ру­ку. Тут уж при­виде­нию приш­лось от­крыть­ся пас­то­ру и от­дать ему пись­мо.

Пас­тор ве­лел ему уби­рать­ся, но гость поп­ро­сил, что­бы ему да­ли ка­кое-ни­будь по­руче­ние. Тог­да пас­тор сде­лал вид, буд­то одоб­ря­ет та­кое же­лание, и ве­лел ему вер­нуть­ся до­мой, встре­тить по окон­ча­нии служ­бы в во­ротах клад­би­ща пас­то­ра Й­о­уна и пе­редать ему от не­го пись­мо. Не хо­телось при­виде­нию воз­вра­щать­ся до­мой, да приш­лось под­чи­нить­ся. Встре­тило оно в во­ротах клад­би­ща пас­то­ра Й­о­уна и вру­чило ему пись­мо, а в том пись­ме бы­ли на­писа­ны зак­ли­нания от при­виде­ний. Пас­тор Й­о­ун тут же стал зак­ли­нать при­виде­ние, что­бы оно ос­та­вило в по­кое и лю­дей, и ско­тину и сги­нуло в под­земном царс­тве. В зак­ли­нании ока­залась та­кая си­ла, что при­виде­ние тот­час ис­чезло под зем­лей и, го­ворят, с той по­ры уже ни­кому не при­чиня­ло вре­да.

А еще го­ворят, буд­то од­на ста­руха, ка­жет­ся, это бы­ла Гуд­ни из Ар­нарфь­ор­да, по­зави­дова­ла муд­рости пас­то­ра Эй­на­ра и ре­шила с ним по­тягать­ся. Кол­дун Лейв со­вето­вал ста­рухе не шу­тить с пас­то­ром, од­на­ко она пре­неб­регла доб­рым со­ветом. И вот, рас­ска­зыва­ют, од­нажды ве­чером в Скор­раста­дире раз­дался стук в дверь. Пас­тор Эй­нар ве­лел до­чери пос­мотреть, кто при­шел. Она по­дош­ла к две­ри, но там ни­кого не ока­залось. По­том пос­ту­чали вто­рой раз и тре­тий, дочь пас­то­ра вы­ходи­ла на каж­дый стук, но так ни­кого и не уви­дела. На чет­вертый раз она выш­ла на по­рог и об­на­ружи­ла за уг­лом до­ма че­лове­ка, тот ска­зал, что ему на­до ви­деть пас­то­ра. Она приг­ла­сила его в дом, но пас­тор ее пре­дос­те­рег, что­бы она не шла впе­реди гос­тя, и по­это­му она про­пус­ти­ла его пер­вым. В ком­на­те бы­ло свет­ло, пас­тор Эй­нар си­дел у сто­ла и пи­сал.

— По ка­кому де­лу по­жало­вал? — спро­сил он у гос­тя.

— За­душить пас­то­ра из Скор­раста­дира! — еле вы­гово­рил гость, по­тому что на­чал те­рять си­лы при од­ном взгля­де на пас­то­ра Эй­на­ра.

Пас­тор уло­жил гос­тя в пос­тель, что сто­яла на чер­да­ке, и из­гнал из не­го зло­го ду­ха. А на дру­гой день в Ар­нар-фь­ор­де умер­ла ста­руха Гуд­ни, по­тому что пас­тор от­пра­вил к ней то­го са­мого ду­ха, ко­торо­го она на­кану­не к не­му при­сыла­ла.