Сказка о королевиче Хлинике и о Тоуре крестьянской дочке

Жи­ли ког­да-то в сво­ем ко­ролевс­тве ко­роль с ко­роле­вой, а в са­мом угол­ке их ог­ромно­го са­да жил кресть­янин с же­ной. У ко­роля бы­ло три сы­на — Хли­ник, Ас­мунд и Си­гурд. Ког­да ко­роле­вичи под­росли, они час­то иг­ра­ли на цве­тис­той лу­жай­ке в прек­расном са­ду, ок­ру­жав­шем дво­рец.

А у кресть­яни­на с же­ной бы­ла од­на дочь, зва­ли ее То­ура. Хо­тя она бы­ла нез­натно­го ро­да, но рос­ла на удив­ле­ние кра­сивой и ра­зум­ной. Кро­ме нее, де­тей в семье не бы­ло, и ей бы­ло скуч­но од­ной, по­это­му она лю­била хо­дить ту­да, где гу­ляли ко­роле­вичи, а иног­да и иг­ра­ла вмес­те с ни­ми. Толь­ко она ни­ког­да не за­быва­ла, что дол­жна вес­ти се­бя уч­ти­во и скром­но. Она бы­ла та­кая крот­кая и ус­тупчи­вая, что ни­кому ни в чем не пре­кос­ло­вила, да­же ес­ли что-то бы­ло не по ней. А ког­да ко­роле­вичам слу­чалось пов­здо­рить, она ста­ралась их по­мирить.

Спер­ва ко­ролю с ко­роле­вой не нра­вилось, что кресть­ян­ская доч­ка иг­ра­ет с их сы­новь­ями, но, уз­нав То­уру поб­ли­же, они раз­ре­шили де­тям иг­рать вмес­те. То­ура приш­лась по ду­ше стар­ше­му ко­роле­вичу Хли­нику, ко­торый от­ли­чал­ся доб­рым нра­вом, и она то­же по­люби­ла его. Они пок­ля­лись друг дру­гу в вер­ности, од­на­ко в сказ­ке ни­чего не го­ворит­ся, бы­ло ли о том из­вес­тно их ро­дите­лям. А ког­да они вы­рос­ли, слу­чилась бе­да: про­пал ко­роле­вич Хли­ник, и ник­то не знал, что с ним ста­лось.

То­ура го­рева­ла боль­ше всех. А у нее бы­ла родс­твен­ни­ца, ста­рая жен­щи­на, све­дущая в кол­довс­тве и вся­кой древ­ней пре­муд­рости. Вот То­ура и по­еха­ла к ней, что­бы с ее по­мощью уз­нать, где Хли­ник и как его спас­ти. Пом­рачне­ла ста­руха, ког­да То­ура рас­ска­зала ей о сво­ем го­ре.

— Труд­но уз­нать, где твой Хли­ник, а спас­ти его и то­го труд­нее, — ска­зала она. — Бо­юсь, что ко­роле­вич по­пал в та­кое мес­то, ку­да прос­то­му че­лове­ку и про­ник­нуть-то не­воз­можно.

Меж­ду тем она. до­бави­ла, что, ес­ли То­ура при­едет к ней на дру­гой день, она все же пос­та­ра­ет­ся кое-что уз­нать и кое-чем по­мочь.

Об­ра­дова­лась То­ура и еле-еле дож­да­лась ут­ра. При­еха­ла она опять к ста­рухе, а та ей го­ворит, что Хли­ника по­хити­ла ве­ликан­ша, ко­торая спря­тала его у се­бя в под­земном царс­тве и хо­чет же­нить на се­бе. От ра­дос­ти, что Хли­ник жив и здо­ров, То­ура бро­силась на шею к ста­рухе и ска­зала, что сей­час же от­пра­вит­ся в под­земное царс­тво, что­бы спас­ти Хли­ника от злой ве­ликан­ши. Ста­руха по­обе­щала по­мочь То­уре, хо­тя и опа­салась, что пос­ле встре­чи влюб­ленным гро­зит но­вая раз­лу­ка. Она да­ла То­уре со­баку ко­рич­не­вой мас­ти и ве­лела сле­довать за ней, ку­да бы та ни пош­ла.

— А ког­да свет по­мер­кнет, возь­ми со­баку за хвост, что­бы не сбить­ся с пу­ти, — на­путс­тво­вала ста­руха То­уру.

Де­вуш­ка сер­дечно прос­ти­лась с ней и пош­ла за со­бакой. Вот вок­руг ста­ло тем­неть, но То­ура по со­вету ста­рухи взя­ла со­баку за хвост и про­дол­жа­ла путь. Спер­ва они шли в пол­ном мра­ке, по­том ста­ло по­нем­но­гу свет­леть, и на­конец они приш­ли в та­кое мес­то, где бы­ло свет­ло, как на зем­ле.

Со­бака при­вела То­уру к ог­ромной пе­щере и вош­ла ту­да. То­ура — за ней. Дол­го они шли по пе­щере, по­ка не очу­тились пе­ред за­пер­той дверью. Дверь са­ма рас­пахну­лась пе­ред ни­ми, и То­ура до­гада­лась, что тут не обош­лось без ста­рухи­ной по­мощи. За дверью ока­зались чис­тые и оп­рятные по­кои. То­ура прош­ла че­рез них и уви­дала вто­рую дверь. По­кои за этой дверью свер­ка­ли до­рогим уб­ранс­твом. Здесь на бо­гатом ло­же, под рас­ши­тым оде­ялом спал Хли­ник, а над его из­го­ловь­ем ви­сел дра­гоцен­ный меч. Еще То­ура уви­дала три кам­ня — крас­ный, бе­лый и чер­ный — и по­няла, что это не прос­тые кам­ни. Ря­дом с пос­телью Хли­ника си­дела пти­ца. То­ура рас­смот­ре­ла все как сле­ду­ет и ста­ла бу­дить Хли­ника, но, сколь­ко она его ни тряс­ла, он так и не прос­нулся. До­гада­лась То­ура, что и это нес­прос­та, и ста­ла ис­кать мес­течка, где бы спря­тать­ся. Наш­ла она за­куто­чек и там при­та­илась.

Вско­ре за дверью раз­дался гро­хот и гро­мовой го­лос в со­сед­них по­ко­ях про­гово­рил:

— Ты, сес­три­ца, го­товь обед, а я пой­ду к ко­роле­вичу Хли­нику и спро­шу, не хо­чет ли он на мне же­нить­ся.

Вош­ла ве­ликан­ша к Хли­нику, приб­ли­зилась к его пос­те­ли и го­ворит:

— Пой, пой, мой ле­бедь, про­будись, ко­роле­вич Хли­ник!

Толь­ко она вы­мол­ви­ла эти сло­ва, как пти­ца за­пела и Хли­ник прос­нулся. Ве­ликан­ша поч­ти­тель­но за­гово­рила с ним и спро­сила, не хо­чет ли он на ней же­нить­ся.

— Нет, не хо­чу, — от­ве­тил Хли­ник. По­том сес­тра ве­ликан­ши при­нес­ла обед, и Хли­ник по­ел, хо­тя еда приш­лась ему не по вку­су. Пос­ле обе­да ве­ликан­ша про­гово­рила:

— Пой, пой, мой ле­бедь, спи-ус­ни, ко­роле­вич Хли­ник!

И Хли­ник тут же ус­нул, а ве­ликан­ши уш­ли.

Ут­ром ве­ликан­ша раз­бу­дила Хли­ника, да­ла ему по­есть и сно­ва спро­сила, не хо­чет ли он на ней же­нить­ся.

— Нет, не хо­чу, — от­ве­тил Хли­ник. Тог­да она сно­ва усы­пила его и уш­ла. То­ура зна­ла, что днем ве­ликан­ши от­пра­вят­ся на охо­ту. Она выж­да­ла, что­бы они отош­ли по­даль­ше от пе­щеры, а по­том приб­ли­зилась к пос­те­ли Хли­ника и ска­зала так же, как го­вори­ла ве­ликан­ша:

— Пой, пой, мой ле­бедь, про­будись, ко­роле­вич Хли­ник!

Хли­ник прос­нулся, и они бро­сились друг дру­гу в объ­ятия, а по­том ста­ли га­дать, как им быть и что де­лать. Хли­ник рас­ска­зал То­уре, что хо­зяй­ка здесь стар­шая ве­ликан­ша. Каж­дый день она ме­ня­ет об­личье, при­ходит и уго­вари­ва­ет его же­нить­ся на ней.

— Пло­хи мои де­ла, — ска­зал он, — но, как спас­тись, я не знаю.

И тог­да То­ура да­ла Хли­нику та­кой со­вет:

— Се­год­ня ве­чером ска­жи ве­ликан­ше, что сог­ла­сен же­нить­ся на ней, ес­ли толь­ко она от­кро­ет те­бе тай­ну оде­яла, ме­ча и кам­ней. А не за­хочет от­крыть тай­ну, тог­да и го­ворить с ней не о чем.

Хли­ник обе­щал ис­полнить все в точ­ности, и они еще дол­го бе­седо­вали, уте­шая и обод­ряя друг дру­га.

Ве­чером ве­ликан­ши вер­ну­лись до­мой. Стар­шая раз­бу­дила Хли­ника и опять спро­сила его про же­нить­бу. Хли­ник по­думал, по­думал, а по­том и го­ворит, что он, по­жалуй, же­нит­ся на ней, ес­ли она от­кро­ет ему тай­ну оде­яла, ме­ча и кам­ней. Не пон­ра­вилось это ус­ло­вие ве­ликан­ше, и она пред­ло­жила ему от­крыть тай­ну толь­ко од­но­го из этих пред­ме­тов. Но Хли­ник твер­до сто­ял на сво­ем, и ей приш­лось сог­ла­сить­ся.

— Ну, слу­шай, — ска­зала она. — На этом оде­яле мож­но под­нять­ся в зем­ное царс­тво. Меч — единс­твен­ное ору­жие, ко­торым мож­но сра­зить мо­его бра­та Я­уд­нхёй­са. А кам­ни за­меча­тель­ны тем, что ко­ли уда­ришь по крас­но­му — вспых­нет огонь, по бе­лому — пой­дет снег, а по чер­но­му — хлы­нет дождь. И огонь этот, и снег, и дождь не­сут смерть и не страш­ны лишь мне, мо­ему бра­ту Я­уд­нхёй­су да еще то­му, кто скро­ет­ся под этим оде­ялом.

Выс­лу­шал все Хли­ник и го­ворит ве­ликан­ше, что­бы зав­тра ут­ром они с сес­трой еха­ли со­зывать гос­тей на сва­деб­ный пир — от­кла­дывать, мол, боль­ше не­зачем. Об­ра­дова­лась ве­ликан­ша и по­бежа­ла со­об­щить но­вость сво­ей сес­тре. Они так ска­кали от ра­дос­ти, что пе­щера хо­дуном хо­дила. По­том они на­кор­ми­ли Хли­ника и все лег­ли спать. А ут­ром, как и бы­ло ре­шено, ве­ликан­ши от­пра­вились со­зывать на пир гос­тей.

Толь­ко они уш­ли, То­ура пос­ко­рей раз­бу­дила Хли­ника, взя­ли они оде­яло, кам­ни и меч и пус­ти­лись в об­ратный путь. Идут они и вдруг ви­дят: ша­га­ют им навс­тре­чу тол­пы ве­лика­нов и бо­гаты­рей — спе­шат к ве­ликан­ше на свадь­бу. Уда­рил Хли­ник по всем трем кам­ням — и, вер­но, не об­ма­нула его ве­ликан­ша, — ста­ли гос­ти один за дру­гим ва­лить­ся за­мер­тво, а Хли­нику и То­уре под оде­ялом хоть бы что. Так Хли­ник и бил по кам­ням, по­ка все ве­лика­ны не по­лег­ли, а по­том они с То­урой пош­ли даль­ше.

Дол­го ли они шли, ко­рот­ко ли, об этом ни­чего не го­ворит­ся, но толь­ко в кон­це кон­цов приш­ли они во дво­рец ко­роля, от­ца Хли­ника. Ко­роль с ко­роле­вой об­ра­дова­лись, и тут же бы­ло ре­шено, что Хли­ник и То­ура ско­ро по­женят­ся. Да­же день свадь­бы уже наз­на­чили. И вот на­кану­не свадь­бы пош­ли Хли­ник и То­ура по­гулять к ска­лам на бе­регу мо­ря и уви­дели у бе­рега ко­рабль. И был тот ко­рабль весь зо­лоче­ный и свер­кал, буд­то на сол­нце, хо­тя день сто­ял пас­мурный. Хли­ник смот­рел на не­го как за­воро­жен­ный, а по­том за­хотел спус­тить­ся к во­де, пог­ля­деть вбли­зи на див­ный ко­рабль и уз­нать, кто на нем прип­лыл. То­ура пы­талась удер­жать его, го­вори­ла, что это — мо­рок, но Хли­ник не хо­тел ни­чего слу­шать.

— Вздор ты бол­та­ешь, — ска­зал он и один нап­ра­вил­ся к ко­раб­лю.

Спус­тился Хли­ник к во­де и за­любо­вал­ся див­ным ко­раб­лем и прек­расной де­вуш­кой, ко­торая на нем прип­лы­ла. Он да­же не спро­сил, кто она и от­ку­да, а сра­зу приг­ла­сил ее во дво­рец, по­тому что влю­бил­ся в нее с пер­во­го взгля­да. Де­вуш­ка при­няла его приг­ла­шение, и они вмес­те пош­ли во дво­рец.

По­забыл Хли­ник свою То­уру и ре­шил же­нить­ся на прек­расной нез­на­ком­ке. То­уре бы­ло горь­ко и обид­но, но ско­ро она по­няла, что тут не обош­лось без кол­довс­тва: не ус­пе­ла кра­сави­ца по­явить­ся в ко­ролев­ском двор­це, как там ста­ли ис­че­зать лю­ди, и ник­то не знал, ку­да они про­пада­ют. Тог­да То­ура на­ряди­лась в муж­ское платье, от­пра­вилась во дво­рец к ко­роле­вичу Ас­мунду и спро­сила, ког­да бу­дет свадь­ба его бра­та Хли­ника. Она по­лага­ла, что бра­ту Хли­ника это из­вес­тно луч­ше, чем дру­гим.

— Зав­тра ут­ром, — от­ве­тил ко­роле­вич Ас­мунд.

Пос­ле Ас­мунда То­ура пош­ла к ко­роле­вичу Си­гур­ду и за­дала ему тот же воп­рос.

— Зав­тра ут­ром, — от­ве­тил ко­роле­вич Си­гурд, не уз­нав То­уру.

Тог­да она ска­зала, что у нее к Хли­нику важ­ное де­ло, и поп­ро­сила Си­гур­да свес­ти ее с ним. Си­гурд сог­ла­сил­ся, и пош­ли они вмес­те ис­кать Хли­ника.

— Что нуж­но это­му пар­ню? — спро­сил Хли­ник, уви­дев их. — Мне нын­че не до гос­тей.

— Де­ло у ме­ня пус­тячное, — от­ве­тила То­ура, — хо­чу уз­нать, ког­да бу­дет твоя свадь­ба.

Рас­сердил­ся бы­ло Хли­ник за та­кой воп­рос, од­на­ко от­ве­тил прав­ду.

— А те­бе не слу­чалось, — спра­шива­ет тог­да То­ура, — ви­деть свою не­вес­ту, ког­да она ду­ма­ет, что ее ник­то не ви­дит?

Хли­ник приз­нался, что хоть и ви­дит ее час­то, а вот так ви­деть не до­води­лось. Тог­да То­ура поп­ро­сила Хли­ника пой­ти с ней в та­кое мес­то, от­ку­да мож­но тай­ком сле­дить за его не­вес­той. Хли­ник сог­ла­сил­ся. Приш­ли они в по­кои по со­седс­тву с те­ми, где жи­ла кра­сави­ца, и ста­ли смот­реть че­рез щел­ку в сте­не. И уви­дели они от­вра­титель­ное чу­дови­ще.

— Я­уд­нхёйс, брат мой, при­неси мне по­есть! — про­гово­рило оно.

И тот­час из-под по­ла по­явил­ся трех­го­ловый ве­ликан и по­дал сес­тре од­но­го из ко­ролев­ских дру­жин­ни­ков. Схва­тила ве­ликан­ша дру­жин­ни­ка и ми­гом его сож­ра­ла. Пос­мотрел Хли­ник на свою не­вес­ту и по­шел прочь, а То­ура — за ним.

— Ну что, Хли­ник, го­дит­ся ли твоя не­вес­та в ко­роле­вы? — спро­сила она. — Мо­жет, по­ка не поз­дно, ра­зыщешь То­уру, ко­торая пря­чет­ся где-то от по­зора?

— Ес­ли бы я мог ее ра­зыс­кать! — от­ве­тил Хли­ник.

Тут То­ура по­бежа­ла, пе­ре­оде­лась в свое платье и вер­ну­лась к Хли­нику. Он об­ра­довал­ся, об­нял ее и приз­нался, что был окол­до­ван прек­расным ви­дени­ем. По­том Хли­ник поп­ро­сил у То­уры со­вета, как ему быть, и она ве­лела ему сде­лать вид, что свадь­ба сос­то­ит­ся в наз­на­чен­ное вре­мя. Она да­ла ему меч ве­ликан­ши, с ко­торым ни­ког­да не рас­ста­валась. Этим ме­чом он дол­жен бу­дет сра­зить ве­ликан­шу, по­тому что дру­гое ору­жие про­тив нее бес­силь­но. И еще она ска­зала, что са­ма при­дет на свадь­бу и ся­дет ря­дом с ним. Хли­ник взял меч и обе­щал ис­полнить все, как она ве­лела.

На­ут­ро соб­ра­ли боль­шой пир, вве­ли в по­кои бу­дущую ко­роле­ву и по­сади­ли ее ря­дом с Хли­ником. Но вско­ре приш­ла и То­ура в праз­днич­ном на­ряде и то­же се­ла ря­дом с Хли­ником. Не­вес­та рас­серди­лась, и тог­да Хли­ник прот­кнул ее ме­чом. Ис­пустив страш­ный вой, она упа­ла со скамьи, и тот­час из-под по­ла явил­ся ее брат Я­уд­нхёйс. Он оп­ро­кинул стол с яс­тва­ми, но Хли­ник убил и его. По­том зал приб­ра­ли, при­гото­вили но­вый пир и сыг­ра­ли свадь­бу То­уры и Хли­ника. Они жи­ли дол­го и счас­тли­во, на­роди­ли мно­го кра­сивых де­тей и на­жили боль­шое бо­гатс­тво.