Сказка об Оулев крестьянской дочке

В дав­ние вре­мена жил в Эйя-фь­ор­де один пас­тор, он был же­нат, и у не­го бы­ло мно­го де­тей, сре­ди них — од­на при­ем­ная доч­ка, кресть­ян­ская де­воч­ка из его при­хода. Зва­ли ее О­улёв. Она бы­ла очень кра­сива и хо­рошо вос­пи­тана. Пас­тор лю­бил ее не мень­ше, чем род­ных де­тей. В его до­ме О­улёв обу­чалась ру­коде­лию и все­му ос­таль­но­му, что дол­жна знать хо­зяй­ка. В то вре­мя, о ко­тором пой­дет рас­сказ, она бы­ла уже сов­сем взрос­лая де­вуш­ка.

Мно­го лет пас­тор до­бивал­ся, чтоб ему да­ли при­ход на Вос­то­ке Ис­ландии, и вот на­конец его же­лание сбы­лось. В са­мом на­чале ле­та он соб­рался пе­ре­ез­жать на но­вое мес­то с же­ной, деть­ми и все­ми до­мочад­ца­ми. Ехать ре­шили крат­чай­шей до­рогой, че­рез Ла­вовое по­ле, ко­торое на­зыва­ет­ся О­уда­удах­ра­ун. Оно счи­талось са­мым опас­ным и пус­тынным мес­том во всей Ис­ландии.

Вот пас­тор и его спут­ни­ки ми­нова­ли пос­ледний ху­тор в се­вер­ной час­ти стра­ны и вы­еха­ли на Ла­вовое по­ле. К ве­черу они дос­тигли се­реди­ны по­ля и соб­ра­лись сде­лать при­вал. Ког­да они раз­би­ли па­лат­ки, к ним по­дош­ли де­вять во­ору­жен­ных нез­на­ком­цев. Не го­воря ни сло­ва, они на­пали на пас­то­ра и его спут­ни­ков, те бы­ли бе­зоруж­ны, и по­тому соп­ро­тив­ле­ние их бы­ло не­дол­гим. Раз­бой­ни­ки уби­ли всех, кро­ме О­улёв. Ее они уве­ли к се­бе, их дом на­ходил­ся не­пода­леку.

О­улёв сра­зу смек­ну­ла, что по­пала к ути­легу­ман­нам, жи­вущим раз­бо­ем и гра­бежом, и что по­мощи ей ждать не­от­ку­да. Од­на­ко раз­бой­ни­ки не тро­нули ее, они ска­зали, что с нас­тупле­ни­ем зи­мы за­сядут до­ма и тог­да бро­сят жре­бий, ко­му она дос­та­нет­ся в же­ны.

— А до тех пор ты дол­жна го­товить пи­щу на всех и всем оди­нако­во прис­лу­живать, — ска­зали они.

Прош­ло ле­то, до осен­не­го сбо­ра овец ос­та­лось все­го две не­дели. Раз­бой­ни­ки соб­ра­лись в го­ры и пре­дуп­ре­дили О­улёв, что на нес­коль­ко дней она ос­та­нет­ся од­на. Но не­ожи­дан­но один из них за­немог — он был са­мый мо­лодой и боль­ше всех нра­вил­ся О­улёв. Раз­бой­ни­ки ре­шили, что он их до­гонит, как толь­ко ему по­лег­ча­ет, и уш­ли.

— Я по­нимаю, что ты не мо­жешь быть счас­тли­ва в этом ло­гове, — ска­зал па­рень, ког­да ос­тался с О­улёв на­еди­не. — Ведь и я то­же их плен­ник. Мой отец жи­вет в Мь­о­ува­дале по ту сто­рону Ла­вово­го по­ля. Я бы дав­но по­мог те­бе бе­жать, да толь­ко это не­лег­ко. За два го­да, что я здесь жи­ву, у ме­ня не бы­ло слу­чая выр­вать­ся на во­лю. Раз­бой­ни­ки зас­тавля­ют ме­ня гра­бить и уби­вать вмес­те с ни­ми, и мне при­ходит­ся по­вино­вать­ся. Нын­че я ска­зал­ся боль­ным, что­бы по­гово­рить с то­бой на­еди­не и ре­шить, как нам быть. По­пытай­ся бе­жать, по­куда их нет до­ма. Вот что те­бе сле­ду­ет сде­лать. Зав­тра ут­ром я пой­ду к ним, как мы до­гово­рились, а ты выж­дешь еще два дня. Здесь не­пода­леку бу­дет пас­тись гне­дой конь. Взнуз­дай его и на­день на не­го сед­ло, ко­торое ви­сит в до­ме. Это мой конь, быс­трее его не сы­щешь во всей Ис­ландии. Дру­гих ко­ней у раз­бой­ни­ков нет. Са­дись на Гне­дого и ска­чи, а до­рогу он зна­ет сам. Но пом­ни, не бей ко­ня, по­куда тво­ей жиз­ни не уг­ро­жа­ет опас­ность, и не у­ез­жай от­сю­да рань­ше по­ложен­но­го сро­ка. Ес­ли до­берешь­ся до Мь­о­ува­даля, на­учи жи­телей, как пой­мать раз­бой­ни­ков. Это де­ло труд­ное — они всег­да на­чеку. Ны­неш­ней осенью об этом и ду­мать не­чего, раз­ве что че­рез год. Ког­да они ухо­дят за ов­ца­ми, они всег­да но­чу­ют в од­ной ук­ромной лож­би­не. Вот там-то и нуж­но на них на­пасть. И ес­ли мои со­веты пой­дут те­бе на поль­зу, поп­ро­си, что­бы раз­бой­ни­ку, ко­торый бу­дет ле­жать с краю, сох­ра­нили жизнь. Ис­полни точ­но все, что я ска­зал, и уда­ча не из­ме­нит те­бе.

О­улёв поб­ла­года­рила пар­ня и обе­щала сле­довать его со­ветам. Ос­та­лась она од­на, и ею ов­ла­дело силь­ное не­тер­пе­ние. Пер­вый день тя­нул­ся, как год. На вто­рой день она не вы­дер­жа­ла и пош­ла за Гне­дым. Он пас­ся поб­ли­зос­ти. «Что за бе­да, ес­ли я у­еду днем рань­ше?» — по­дума­ла О­улёв, осед­ла­ла ко­ня и пос­ка­кала прочь. Ско­ро она ус­лы­хала кри­ки, ка­кими под­го­ня­ют овец, и уз­на­ла го­лос од­но­го из раз­бой­ни­ков. Он уви­дел ее на Гне­дом и сра­зу клик­нул то­вари­щей. Они бро­сились ей на­пере­рез. Рас­сто­яние меж­ду ни­ми и О­улёв быс­тро сок­ра­щалось. По­няла она, что они вот-вот схва­тят ее, и хлес­тну­ла ко­ня. Он рва­нул­ся впе­ред с та­кой си­лой, что она ед­ва удер­жа­лась в сед­ле. Те­перь Гне­дой ле­тел, как пти­ца, и вско­ре раз­бой­ни­ки ос­та­лись да­леко по­зади.

О­улёв бла­гопо­луч­но доб­ра­лась до Мь­о­ува­даля. Отец то­го пар­ня был еще жив, и она по­веда­ла ему, в ка­кую бе­ду по­пал его сын и что он со­вето­вал сде­лать, что­бы зах­ва­тить раз­бой­ни­ков.

Ров­но че­рез год жи­тели Мь­о­ува­даля соб­ра­лись в ус­ловлен­ное вре­мя на­пасть в лож­би­не на раз­бой­ни­ков. О­улёв по­казы­вала им до­рогу. Что­бы не тра­тить лиш­них слов, ска­жем сра­зу, что все раз­бой­ни­ки бы­ли уби­ты, кро­ме то­го, ко­торый ле­жал с краю, а это и был тот са­мый па­рень, что по­мог ей бе­жать из пле­на. Он вер­нулся к от­цу в Мь­о­ува­даль. Но его дол­жны бы­ли каз­нить за то, что он дол­гое вре­мя при­нимал учас­тие в страш­ных зло­де­яни­ях, ес­ли толь­ко ко­роль его не по­милу­ет. И вот он от­пра­вил­ся в Да­нию. Па­рень был кра­сивый и доб­рый, по­это­му все, в том чис­ле и О­улёв, оп­ла­кива­ли его судь­бу. Пе­ред отъ­ез­дом па­рень поп­ро­сил О­улёв пять лет не вы­ходить за­муж, да­же ес­ли от не­го не бу­дет вес­тей. О­улёв ни­чего ему не от­ве­тила, и на этом они рас­ста­лись.

Вре­мя шло, О­улёв жи­ла у сво­их родс­твен­ни­ков в Эйя-фь­ор­де. Она бы­ла са­мой кра­сивой не­вес­той в ок­ру­ге, и мно­гие пар­ни сва­тались к ней, но она всем от­ка­зыва­ла — го­вори­ла, что да­ла сло­во не вы­ходить за­муж. Нрав у нее был уг­рю­мый, и мно­гие ду­мали, что она ста­ла та­кой пос­ле то­го, как по­быва­ла у раз­бой­ни­ков. В кон­це кон­цов к ней пе­рес­та­ли сва­тать­ся.

Так ми­нуло пять лет, и за это вре­мя не слу­чилось ни­чего но­вого. А на шес­тое ле­то в Эйя-фь­орд при­шел ко­рабль. На нем при­был кра­сивый му­жес­твен­но­го ви­да че­ловек, го­ворил он по-ис­ланд­ски. Ко­роль прис­лал его на дол­жность выс­ше­го чи­нов­ни­ка в Вад­ла­тинг, по­тому что преж­ний умер. Но­вый чи­нов­ник быс­тро прос­ла­вил­ся доб­ро­той, и лю­ди по­люби­ли его. Вско­ре он ре­шил об­за­вес­тись собс­твен­ным дво­ром, а так­же эко­ном­кой или, еще луч­ше, же­ной. Все со­вето­вали ему пос­ва­тать­ся к О­улёв, по­тому что кра­сивей не­вес­ты не бы­ло во всей ок­ру­ге, но пре­дуп­ре­дили его, что она не же­ла­ет вы­ходить за­муж и от­ка­зыва­ет всем же­нихам. Чи­нов­ник все же ре­шил пос­ва­тать­ся. Он по­ехал к О­улёв, сде­лал ей пред­ло­жение и по­лучил от­каз. Но он про­дол­жал нас­та­ивать, за не­го про­сили лю­ди, и О­улёв в кон­це кон­цов ус­ту­пила. Тог­да соб­ра­ли сва­деб­ный пир и приг­ла­сили мно­го важ­ных гос­тей. На свадь­бе чи­нов­ник встал и об­ра­тил­ся к гос­тям:

— Хо­чу вам приз­нать­ся, — ска­зал он, — что я и есть тот са­мый па­рень, ко­торый был в пле­ну у ути­легу­ман­нов с Ла­вово­го по­ля. Ме­ня при­гово­рили к смер­ти, но я об­ра­тил­ся к ко­ролю с прось­бой о по­мило­вании. Уз­нав мою ис­то­рию, ко­роль счел ме­ня не­винов­ным. Он не толь­ко по­мило­вал ме­ня, но и дал мне средс­тва, что­бы я мог учить­ся. За эти пять лет я изу­чил все за­коны и ме­ня наз­на­чили сю­да на дол­жность чи­нов­ни­ка. Жен­щи­на, что си­дит ря­дом со мной, ког­да-то спас­ла мне жизнь, и я счас­тлив, что мо­гу те­перь от­бла­года­рить ее за вер­ность и тер­пе­ние.

Гос­ти ди­вились, слу­шая эти сло­ва — ведь они ду­мали, что его дав­ным-дав­но нет в жи­вых, а О­улёв не пом­ни­ла се­бя от ра­дос­ти. Они пос­та­вили се­бе двор на хо­рошей зем­ле в са­мом кра­сивом мес­те Эйя-фь­ор­да и жи­ли там счас­тли­во до са­мой смер­ти.