Тупица и черт

При­шел как-то раз к свя­щен­ни­ку Сэ­мун­ду Муд­ро­му па­рень, ко­торо­го все счи­тали ту­пицей, и поп­ро­сил, что­бы тот обу­чил его хрис­ти­ан­ской пре­муд­рости. Па­рень и впрямь был та­кой ту­годум, что уче­ние да­валось ему с боль­шим тру­дом. Он сам от это­го стра­дал и не знал, как по­ум­неть. И вот прис­нился ему сон, буд­то ка­кой-то че­ловек спра­шива­ет у не­го, хо­чет ли он, что­бы его ра­зум прос­ветлил­ся. Па­рень, ко­неч­но, от­ве­тил, что хо­чет. Тог­да этот че­ловек и го­ворит:

— Обе­щай, что у­едешь со мной вес­ною на­ут­ро пос­ле дня най­ма ра­бот­ни­ков, — и твое же­лание ис­полнит­ся.

Па­рень по­обе­щал у­ехать с ним, и че­ловек ис­чез.

С той но­чи па­рень так из­ме­нил­ся, что да­же свя­щен­ник Сэ­мунд ди­вил­ся его ум­ным от­ве­там. За­то он сде­лал­ся та­ким уг­рю­мым и мрач­ным, ка­ким сро­ду ни­ког­да не бы­вал. Сэ­мунд и это за­метил и вся­кий раз при встре­че расс­пра­шивал пар­ня, что с ним слу­чилось. Спер­ва па­рень ук­ло­нял­ся от от­ве­та, но в кон­це кон­цов во всем приз­нался свя­щен­ни­ку. Сэ­мунд сра­зу смек­нул, в чем де­ло.

— Это к те­бе при­ходил черт, ко­торый взду­мал за­полу­чить твою ду­шу, — ска­зал он и до­бавил: — Бо­ять­ся те­бе не­чего, но впредь на­до жить сво­им умом.

Зи­ма шла на убыль, и нас­ту­пил день най­ма и уволь­не­ния ра­бот­ни­ков. Ве­чером Сэ­мунд поз­вал пар­ня в цер­ковь. Под­вел он его к ал­та­рю, на­дел на не­го свя­щен­ни­чес­кое об­ла­чение, дал в ру­ки дис­кос и по­тир с ви­ном и ве­лел сто­ять ли­цом к ал­та­рю. По­том он ве­лел пар­ню каж­до­му, кто к не­му по­дой­дет, да­вать при­чащать­ся. Ес­ли по­дошед­ший от­ка­жет­ся при­нять при­час­тие, пусть это бу­дет хоть сам свя­щен­ник Сэ­мунд, па­рень не дол­жен ухо­дить с ним.

Свя­щен­ник ушел, а па­рень сде­лал все, как ему бы­ло ве­лено. Че­рез не­кото­рое вре­мя по­яв­ля­ет­ся тот, ко­го он ви­дел во сне. Он при­казы­ва­ет пар­ню бро­сить все, что тот дер­жит в ру­ках, снять об­ла­чение и сле­довать за ним, а па­рень в от­вет ему свя­тые да­ры про­тяги­ва­ет. Тот прит­во­рил­ся, буд­то не ви­дит, и еще раз пот­ре­бовал, что­бы па­рень шел за ним, но тот не под­чи­нил­ся, и при­шелец ис­чез. По­том к пар­ню один за дру­гим ста­ли под­хо­дить при­яте­ли и то­же уго­вари­вали его уй­ти из цер­кви. Он им всем пред­ла­гал при­час­тить­ся, но они от­ка­зыва­лись. Вско­ре он уви­дел и свя­щен­ни­ка Сэ­мун­да, тот стро­го при­казал ему по­кинуть цер­ковь. Па­рень опять не под­дался и про­тянул свя­щен­ни­ку хлеб и ви­но, но свя­щен­ник от­вернул­ся от свя­тых да­ров.

— Не за тем я при­шел сю­да, — ска­зал он и ис­чез.

Пос­ле это­го пар­ню ста­ли ме­рещить­ся вся­кие чу­дища и да­же сам дь­явол, ему ка­залось, буд­то цер­ковь хо­дуном хо­дит и вот-вот рух­нет. Он нас­мерть пе­репу­гал­ся и уже хо­тел бы­ло бро­сить свя­тые да­ры и бе­жать, как вдруг раз­дался ко­локоль­ный звон. Все ви­дения тот­час ис­чезли, в цер­ковь во­шел свя­щен­ник Сэ­мунд, по­дошел к ал­та­рю, при­час­тился и ска­зал пар­ню, что те­перь он в бе­зопас­ности и боль­ше ник­то не ста­нет его прес­ле­довать.

Па­рень об­ра­довал­ся и от всей ду­ши поб­ла­года­рил свя­щен­ни­ка. С тех пор он стал са­мым пре­дан­ным дру­гом Сэ­мун­да и, го­ворят, до са­мой смер­ти сох­ра­нил свет­лый ра­зум.