Вот бы я посмеялся будь я сейчас жив

Как-то раз две ба­бы пос­по­рили, чей муж глу­пее. Спо­рили они, спо­рили и ре­шили на­конец ис­пы­тать их глу­пость на де­ле.

При­ходит один из му­жиков до­мой и ви­дит: си­дит его ба­ба за прял­кой и пря­дет, толь­ко ку­дели на прял­ке не­ту, да и ни­ти на ве­рете­не не вид­но. По­дивил­ся му­жик на та­кую ра­боту и ре­шил, что его ба­ба рех­ну­лась.

— Ни­как ты сду­рела? — спра­шива­ет он у нее. — Кто же это пря­дет без ку­дели, от­ку­да ж у те­бя нит­ка возь­мет­ся?

— А я и не ча­яла, что ты мою пря­жу раз­гля­дишь, — от­ве­ча­ет же­на. — Уж боль­но она тон­ка. Хо­чу нат­кать из нее сук­на да сшить те­бе но­вое платье.

Об­ра­довал­ся му­жик, вот, ду­ма­ет, по­вез­ло: и же­на по­палась ра­ботя­щая, и но­вое платье у не­го ско­ро бу­дет. Один день ба­ба пря­дет, дру­гой пря­дет, а на тре­тий ста­вит крос­ны и на­чина­ет ткать. Толь­ко не вид­но на крос­нах ос­но­вы, сну­ет чел­нок по пус­то­му стан­ку. Слу­ша­ет му­жик, как крос­ны сту­чат, и не на­раду­ет­ся. А ба­ба знай се­бе ткет да пос­ме­ива­ет­ся. По­том она де­ла­ет вид, что сни­ма­ет тка­нину с кро­сен, ва­ля­ет ее, как по­ложе­но, рас­кра­ива­ет и шь­ет. Вот по­кон­чи­ла она с шить­ем и пред­ла­га­ет му­жу при­мерить но­вое платье. А что­бы он его, упа­си бог, не пор­вал, она де­ла­ет вид, что по­мога­ет ему. Муж, бед­ня­га, сто­ит на­гишом, а ему мнит­ся, буд­то на нем но­вое на­ряд­ное платье, и уж он рад-ра­дехо­нек.

Те­перь на­до рас­ска­зать о вто­рой ба­бе. При­ходит ее муж до­мой, а она у не­го спра­шива­ет:

— Ни­как ты зах­во­рал? На те­бе ли­ца нет!

Уди­вил­ся му­жик, а ба­ба хло­почет — в пос­тель его ук­ла­дыва­ет. По­верил ей му­жик, что он зах­во­рал, лег и ле­жит плас­том. А че­рез нес­коль­ко дней она его уж об­ря­жать ла­дит.

— Это за­чем? — спра­шива­ет он. А она от­ве­ча­ет, что нын­че ут­ром он по­мер и на­до его в гроб класть. Ле­жит му­жик, ждет, ког­да его в гроб по­ложат. Наз­на­чила ба­ба день по­хорон, на­няла шес­те­рых но­силь­щи­ков и приг­ла­сила то­вар­ку с му­жем про­водить по­кой­ни­ка в пос­ледний путь. А плот­ни­ку она на­каза­ла прос­верлить сбо­ку в гро­бу ды­роч­ку, что­бы ее му­жу вид­но бы­ло, что де­ла­ет­ся сна­ружи. Ста­ли но­силь­щи­ки вы­носить гроб, «по­кой­ник» уви­дел го­лого со­седа да как за­орет:

— Вот бы я пос­ме­ял­ся, будь я сей­час жив!

Как по-ва­шему, ко­торый же из них был глу­пее?