Жених и привидение

Од­нажды че­тыре че­лове­ка ры­ли на клад­би­ще мо­гилу; не­кото­рые го­ворят, что это бы­ло в Рей­кхо­ула­ре. Все чет­ве­ро бы­ли лю­ди ве­селые и лю­били пос­ме­ять­ся, но боль­ше всех ве­селил­ся один мо­лодой за­дор­ный па­рень. Ког­да мо­гила бы­ла поч­ти го­това, они наш­ли в ней мно­го че­лове­чес­ких кос­тей, в том чис­ле и бед­ренную кость не­быва­лых раз­ме­ров. Ве­селый мо­гиль­щик схва­тил эту кость, ог­ля­дел со всех сто­рон и прис­та­вил к се­бе. Го­ворят, буд­то она дос­та­ла ему до по­яса, а он был сред­не­го рос­та. Тог­да он возь­ми и ска­жи в шут­ку:

— Вот не­бось был знат­ный во­ин! Хо­тел бы я, что­бы та­кой гость по­жало­вал ко мне на свадь­бу!

Ос­таль­ные ему под­да­кива­ли, од­на­ко са­ми не шу­тили, и в кон­це кон­цов ве­сель­чак по­ложил бед­ренную кость об­ратно в мо­гилу.

Как прош­ли сле­ду­ющие пять лет, ни­чего не го­ворит­ся, но вот тот са­мый ве­сель­чак соб­рался же­нить­ся. Он об­ру­чил­ся, и в цер­кви бы­ло сде­лано уже два ог­ла­шения. Пос­ле вто­рого ог­ла­шения его не­вес­те три но­чи под­ряд снил­ся один и тот же сон. Ей снил­ся бо­гатырь не­видан­но­го рос­та, ко­торый спра­шивал у нее, пом­нит ли ее же­них, как он шу­тил нес­коль­ко лет на­зад. В пос­ледний раз бо­гатырь пре­дуп­ре­дил не­вес­ту, что хо­чет ее же­них или не хо­чет, а на свадь­бу к ним он все рав­но явит­ся. Не­вес­та ни­чего не от­ве­тила, од­на­ко ей ста­ло не по се­бе, да и не муд­ре­но: уж очень он был вы­сок рос­том. Ут­ром она спро­сила у же­ниха:

— Ко­го ты со­бира­ешь­ся приг­ла­сить к нам на свадь­бу?

— Я еще не ду­мал об этом, — от­ве­тил же­них. — Да­вай по­дож­дем треть­его ог­ла­шения.

— Зна­чит, ты еще ни­кого не приг­ла­шал?

— Нет, ни­кого, — от­ве­тил же­них, од­на­ко за­думал­ся. — Приг­ла­шать-то я ни­кого не приг­ла­шал, это точ­но, — про­гово­рил он на­конец. — Впро­чем, нес­коль­ко лет на­зад я ска­зал в шут­ку ог­ромной бед­ренной кос­ти, ко­торую мы наш­ли, ко­пая мо­гилу, что хо­тел бы ви­деть у се­бя на свадь­бе та­кого бо­гаты­ря. Толь­ко, по-мо­ему, это нель­зя счи­тать приг­ла­шени­ем.

Не­вес­та нах­му­рилась и за­мети­ла, что шут­ка бы­ла не­умес­тная.

— А зна­ешь ли ты, — при­бави­ла она, — что тот, над кем ты по­шутил, на­мерен прий­ти к нам на свадь­бу?

И она по­веда­ла же­ниху о сво­их снах. Встре­вожил­ся же­них и приз­нал, что луч­ше бы ему в тот раз поп­ри­дер­жать язык.

На дру­гую ночь бо­гатырь прис­нился ему са­мому. Рос­том он не ус­ту­пал ве­лика­ну и был на вид гро­зен и уг­рюм.

— Уж не взду­мал ли ты от­ка­зать­ся от сво­его приг­ла­шения? — спро­сил он у же­ниха. — Пом­нишь, пять лет на­зад ты приг­ла­сил ме­ня к се­бе на свадь­бу?

Же­них стру­сил не на шут­ку, но ска­зал, что об­ратно сво­их слов не бе­рет.

— Ну, ты как хо­чешь, а я все рав­но яв­люсь, — ска­зал бо­гатырь. — Пос­ме­ял­ся всуе над мо­ей костью, вот те­перь и рас­пла­чивай­ся.

С эти­ми сло­вами при­виде­ние ис­чезло, и же­них спо­кой­но прос­пал до ут­ра. А ут­ром он рас­ска­зал свой сон не­вес­те и про­сил у нее со­вета, как ему быть.

— Вот что сде­лай, — ска­зала не­вес­та. — Най­ми плот­ни­ков и пос­трой дом для че­лове­ка, по­сетив­ше­го нас во сне. Та­кой, что­бы он мог сто­ять в нем во весь рост. Ши­рина до­ма дол­жна быть не мень­ше, чем вы­сота. Сте­ны на­до ук­ра­сить, как в сва­деб­ном за­ле, стол нак­рыть бе­лой ска­тертью и пос­та­вить уго­щение — та­рел­ку ос­вя­щен­ной зем­ли и бу­тыл­ку во­ды. Дру­гой пи­щи при­виде­ния не едят. Пе­ред сто­лом на­до пос­та­вить стул, а ря­дом пос­те­лить пос­тель, вдруг гос­тю за­хочет­ся от­дохнуть. На сто­ле дол­жны го­реть три све­чи. И те­бе при­дет­ся са­мому про­водить ту­да гос­тя. Но толь­ко пом­ни, нель­зя вхо­дить в дом впе­реди гос­тя, а так­же ос­та­вать­ся с ним под од­ной кры­шей. Жи­вой дол­жен от­ка­зывать­ся от все­го, что бы ему ни пред­ло­жил мер­твец, и во­об­ще по­мень­ше с ним го­ворить. Приг­ла­си его от­ве­дать то­го, что сто­ит на сто­ле, а по­том зап­ри дверь на за­сов и ухо­ди.

Же­них сде­лал все, как ве­лела не­вес­та. По­дошел день свадь­бы, же­ниха и не­вес­ту об­венча­ли, и гос­ти се­ли за стол пи­ровать. Вот уже стем­не­ло, а меж­ду тем ни­чего осо­бен­но­го не про­изош­ло. Гос­ти си­дели и бе­седо­вали, тут же бы­ли и же­них с не­вес­той, как то­го тре­бовал обы­чай. Вдруг раз­дался гром­кий стук в дверь. Ни­кому не хо­телось ид­ти от­кры­вать. Не­вес­та тол­кну­ла же­ниха в бок, он поб­леднел. Стук пов­то­рил­ся уже силь­ней. Тог­да не­вес­та взя­ла же­ниха за ру­ку, под­ве­ла его к по­рогу, хоть он и соп­ро­тив­лялся, и от­перла дверь. За дверью сто­ял че­ловек ог­ромно­го рос­та. Он ска­зал, что при­шел к ним на свадь­бу. Не­вес­та ве­лела же­ниху при­нять гос­тя и вы­тол­кну­ла его из сва­деб­но­го за­ла, по­том она по­моли­лась за не­го и сно­ва за­пер­ла дверь.

Го­ворят, что же­них про­вел гос­тя к до­му, ко­торый был выс­тро­ен на­роч­но для не­го, и приг­ла­сил вой­ти внутрь. При­шелец поп­ро­сил же­ниха вой­ти пер­вым, но тот на­от­рез от­ка­зал­ся. В кон­це кон­цов гость во­шел в дом.

— Я отобью у вас охо­ту сме­ять­ся над мер­твы­ми кос­тя­ми! — бур­кнул он.

Же­них прит­во­рил­ся, буд­то ни­чего не слы­хал, он поп­ро­сил гос­тя под­кре­пить­ся, чем Бог пос­лал, и не оби­жать­ся, что хо­зя­ину не­досуг по­быть с ним.

— Да зай­ди ты хоть на ми­нут­ку! — поп­ро­сил гость.

Же­них опять ре­шитель­но от­ка­зал­ся.

— Ну, не хо­чешь сей­час по­сидеть со мной, зай­ди по­поз­же ме­ня про­ведать, — ска­зало при­виде­ние.

Но же­них и от это­го от­ка­зал­ся, зах­лопнул дверь и за­пер ее на за­сов.

По­том он вер­нулся к гос­тям. Все си­дели мол­ча — при­ход не­обыч­но­го гос­тя расс­тро­ил бе­седу. Толь­ко не­вес­та ос­та­лась ве­села. Вско­ре гос­ти ра­зош­лись и мо­лодые лег­ли спать. Ут­ром же­них хо­тел пой­ти взгля­нуть на вче­раш­не­го гос­тя, но не­вес­та ска­зала, что ему не сле­ду­ет ид­ти ту­да од­но­му, и они пош­ли вмес­те. Не­вес­та пер­вая от­кры­ла дверь. Гос­тя в до­ме не ока­залось. Он вы­лил всю во­ду, а зем­лю с та­рел­ки рас­сы­пал по по­лу.

— Так я и ду­мала, — ска­зала она. — А вой­ди ты пер­вым да кос­нись этой зем­ли хо­тя бы кон­чи­ком баш­ма­ка, ты ока­зал­ся бы во влас­ти при­виде­ния и уже ни­ког­да не вер­нулся к лю­дям. Мне же от этой зем­ли вре­да не бу­дет. Сей­час я тут под­ме­ту и убе­ру.

А иные го­ворят, что при­виде­ние пе­ред ухо­дом по­дош­ло к две­ри сва­деб­но­го за­ла, — а мо­жет, к спаль­не же­ниха и не­вес­ты, — и про­пело:

Бла­года­рить не бу­ду ни­кого,
пос­коль­ку не от­ве­дал ни­чего,
кро­ме чис­той во­дицы
и чер­ной зем­ли­цы.

Пос­ле свадь­бы при­виде­ние боль­ше ни ра­зу не на­веща­ло эту че­ту. Они жи­ли дол­го и счас­тли­во и очень лю­били друг дру­га.