Атаман неподкупен

Сте­пан Ти­мофе­евич Ра­зин со всем сво­им вой­ском по­дошел к Ас­тра­хани и воз­ле неё рас­по­ложил стан. В го­роде за креп­ки­ми ка­мен­ны­ми сте­нами за­пер­ся цар­ский во­ево­да. Но бес­по­кой­но ему бы­ло! Не на­де­ял­ся он ни на глу­бокий ров вок­руг кре­пос­ти, ни на ее вы­сокие баш­ни, не ве­рил сво­им стрель­цам. Ре­шил пой­ти на хит­рость, пос­лать тай­но к Сте­пану Ти­мофе­еви­чу сво­их пос­лов-ла­зут­чи­ков. За­думал он да так и сде­лал.

Ночью пос­лы-ла­зут­чи­ки проб­ра­лись к Сте­пану Ти­мофе­еви­чу в стан. Отыс­ка­ли его па­лат­ку, вош­ли, пок­ло­нились низ­ко-низ­ко и сто­ят. Сте­пан Ти­мофе­евич на них пос­мотрел и спра­шива­ет:

– Вы что за лю­ди?

А они ему опять низ­ко кла­ня­ют­ся.

– Мы к те­бе от во­ево­ды. Он нам ве­лел те­бе тай­ное сло­во ска­зать.

– Ну что же, го­вори­те. Пе­рег­ля­нулись пос­лы-ла­зут­чи­ки.

– Про­сит те­бя во­ево­да от­сту­пить­ся от го­рода. Зна­ет он, что ты за­ботишь­ся о бед­ном лю­де. Но ты ведь не сол­нышко – всех не обог­ре­ешь. По­думай о се­бе луч­ше. Ес­ли от­сту­пишь­ся от го­рода, то во­ево­да те­бя так наг­ра­дит, что его наг­ра­ды ни те­бе, ни тво­им де­тям, ни вну­кам не про­жить. Хо­чет он те­бе по­жало­вать де­сяти­ведер­ный ду­бовый бо­чонок и по­лон его на­сыпать зо­лоты­ми чер­вонца­ми.

Ус­мехнул­ся Сте­пан Ти­мофе­евич и го­ворит пос­лам-ла­зут­чи­кам:

– Де­шево ме­ня ваш во­ево­да це­нит. По­шеп­та­лись пос­лы-ла­зут­чи­ки, а по­том го­ворят:

– Еще он даст те­бе та­кой же бо­чонок скат­но­го жем­чу­га.

Нах­му­рил Сте­пан Ти­мофе­евич свои чер­ные бро­ви. Пос­лы-ла­зут­чи­ки опять по­шеп­та­лись и го­ворят:

– Даст он те­бе еще та­кой же тре­тий бо­чонок с са­моц­ветны­ми кам­ня­ми. Им и це­ны ник­то не зна­ет.

Сте­пан Ти­мофе­евич клик­нул в па­лат­ку к се­бе доб­рых мо­лод­цев-ка­заков. Ве­лел взять пос­лов-ла­зут­чи­ков, про­водить до ближ­ней зас­та­вы и ска­зал:

– А ес­ли вновь при­дут и не ме­ня, а на­ших лю­дей бу­дут сму­щать, скло­нять бо­гаты­ми по­сула­ми к из­ме­не и пре­датель­ству, то их тут же по­весить.

Так и вер­ну­лись пос­лы-ла­зут­чи­ки ни с чем к сво­ему во­ево­де.