Бисеринка

Жи­ли ста­рик со ста­рухой. Жи­ли-по­жива­ли, наш­ли сe6e сы­на, наз­ва­ли его Ва­ней. Вре­мя идет, стал Ва­ня на воз­расте. Отец на­чал при­учать его к рыбаль­ству. Хо­дят на ло­доч­ке в мо­ре ры­бу ло­вить. Раз поднял­ся боль­шой шторм, ло­доч­ку их и раз­би­ло. Как са­мих вы­нес­ло на бе­рег, од­но­му Бо­гу из­вес­тно. Толь­ко с той по¬ры за­болел отец Ва­ни, а вско­ре – по­мер.

Ва­ня ос­тался с ма­терью, труд­но им ста­ло жить, бед­но. Вот раз мать да­ет Ва­не три ко­пей­ки и гу­тарит:

– Пой­ди, моя ча­душ­ка, на ба­зар, ку­пи хле­ба.

Идет он и ви­дит: хлоп­цы тя­нут ко­тен­ка на ве­рев­ке. Он спра­шива­ет:

– Че­го де­лать хо­тите с ко­тиком?

– Ве­шать бу­дем. Мы­шей он не ло­вит, а шко­ду де­ла­ет боль­шую.

– Вот вам ко­пе­еч­ка, ку­пите гос­тинцы, а мне ко­тика дай­те. Хлоп­цы сог­ла­сились. Взял Ва­ня ко­тика и идет се­бе даль­ше. Смот­рит: ре­бята хо­тят убить со­баку. Он и им дал ко­пе­еч­ку, а со­баку взял. Идет Ва­ня, за ним ко­тик с со­бакой. Ви­дит: хлоп­цы в ко­шел­ке змею не­сут. Он спра­шива­ет:

– Че­го де­лать хо­тите?

– Бу­дем уби­вать змею.

– Про­дай­те мне.

Дал Ва­ня им пос­леднюю ко­пей­ку и до­мой по­шел. Идет, а за ним бе­гут ко­тик с со­бакой, и змея сле­дом пол­зет. При¬хо­дит до­мой. Мать спра­шива­ет:

– Ну, сы­нок, ку­пил хле­ба?

– Нет, ма­ма. Я из бе­ды вы­ручил ко­тика, со­баку и змею. Вот они.

Мать гля­нула и за­голо­сила:

– Прав­ду лю­ди го­ворят, что ты трош­ки не в сво­ем уме. Раз­ве мож­но змею в дом нес­ти? Убей ее – Бог те­бе со­рок гре­хов прос­тит!

По­шел Ва­ня в степь, пус­тил змею на во­лю, а она че­лове­чес­ким го­лосом и го­ворит ему:

– Пой­дем к мо­ему от­цу. Ты ме­ня спас от смер­ти, он те­бе наг­ра­ду даст. Толь­ко ког­да отец ста­нет да­вать зо­лота, ты не бе­ри, а ска­жи: «Дай мне би­серин­ку, что у те­бя под языком». Та би­серин­ка вол­шебная: как лиз­нешь ее, так и бу­дет все, что ни поп­ро­сишь.

Приш­ли в лес. Змей-отец спра­шива­ет:

– Че­го те­бе дать за спа­сение мо­его де­тены­ша?

– Дай мне би­серин­ку, что у те­бя под язы­ком.

– Нет, я те­бе дам мно­го де­нег.

– Мне день­ги не нуж­ны.

По­думал змей и от­дал би­серин­ку. По­ложил ее Ва­ня се­бе под язык и по­шел. При­шел до­мой, мать спра­шива­ет:

– Убил змею?

– Нет, на во­лю пус­тил. Мать ста­ла при­читать:

– Бы­ло у нас три ко­пей­ки, был бы у нас но­не хлеб, а теперь что де­лать бу­дем?

Ва­ня го­ворит:

– Не плачь, ма­туш­ка, те­перь у нас все бу­дет. Лиз­нул он би­серин­ку, яви­лись трое и спра­шива­ют:

– Че­го те­бе, хо­зя­ин?

Не ус­пел Ва­ня сло­во ска­зать, явил­ся стол, на сто­ле скатерть бе­лая, а на ска­тер­ти все, че­го ду­ше тре­бу­ет­ся.

Ста­ли с то­го дня Ва­ня с ма­терью жить, как лю­ди.

Вот раз по­шел Ва­ня в го­род, уви­дал цар­скую дочь. Пригля­нулась она ему. При­ходит до­мой и гу­тарит:

– Ма­туш­ка, иди сва­тай за ме­ня цар­скую дочь.

– Что ты, сы­нок, сов­сем ра­зум по­терял? – А я те­бе гу­тарю: иди.

Сна­ряди­лась мать, пош­ла к ца­рю. При­ходит. Стра­жа про­пус­ти­ла ее во дво­рец. Царь спра­шива­ет:

– Че­го, ста­рая, приш­ла?

– Хо­чу дочь твою за сы­на сво­его Ива­на пос­ва­тать. Царь про се­бя ус­ме­ха­ет­ся:

– Ну что ж, сва­тай. Толь­ко до свадь­бы пусть твой Иван за ме­сяц пос­тро­ит та­кой дом, как у ме­ня. Тог­да и свадь­бу в но­вом до­ме сыг­ра­ем.

Вер­ну­лась до­мой мать, го­ворит:

– На смех ме­ня под­нял царь. Ска­зал: «Пос­тро­ит Иван дом, как у ме­ня, тог­да и свадь­ба бу­дет».

Дни идут, царь с ца­рицей смот­рят, а дом не стро­ит­ся. На трид­ца­тый день гля­дят они, а суп­ро­тив, на дру­гой сто­роне реч­ки, дом сто­ит луч­ше цар­ско­го, а че­рез реч­ку се­реб­ряный мост пос­тро­ен. Уви­дала та­кое чу­до ца­рица и гу­тарит:

– Ну, царь, да­вай иг­рать свадь­бу.

Сыг­ра­ли свадь­бу. Жи­вет Иван с цар­ской до­черью. Ходит она по до­му – не наг­ля­дит­ся: од­на па­лата луч­ше другой. Че­го толь­ко не бы­ло в до­ме! Про­ходит год, вот она и спра­шива­ет:

– От­ку­да это у нас все бе­рет­ся?

Муж ей не го­ворит. Она в сле­зы. День пла­чет, дру­гой, тре­тий. У Ива­на на ду­ше сум­но ста­ло. По­думал-по­думал и ска­зал:

– У ме­ня есть вол­шебная би­серин­ка, как лиз­ну ее, яв­ля­ют­ся трое и все де­ла­ют.

– Дай мне пог­ля­деть. Иван дал. Она го­ворит:

– А ну-ка, я лиз­ну, пос­лу­ша­ют ме­ня?

– Лиз­ни, – гу­тарит Иван.

Лиз­ну­ла цар­ская дочь, яви­лись три че­лове­ка и спра­шива­ют:

– Че­го те­бе, хо­зяй­ка?

– Возь­ми­те его, – по­казы­ва­ет на му­жа, – а с ним ко­та и со­баку да от­не­сите на ос­тров в мо­ре.

Как она ска­зала, так бы­ло и сде­лано. Ока­зались Ва­ня, ко­тик и со­бака на ос­тро­ве. День жи­вут, не­делю, ме­сяц. Вот ко­тик с со­бакой и ду­ма­ют, как спас­ти от бе­ды хо­зя­ина. Пе­реп­лы­ли они мо­ре, под­бе­жали к до­му, где цар­ская дочь жи­ла. Кот гу­тарит:

– Ты стой тут, а я в дом за­берусь.

До­гово­рились. Ко­тик за­лез в дом, пой­мал мыш­ку и гро­зит ей:

– Ес­ли мы­ши не дос­та­нут мне би­серин­ку у цар­ской до­чери, все мы­шиное го­сударс­тво пе­реве­ду.

Сбе­жались мы­ши, ду­ма­ют, как им быть. Мы­шиный царь сам взял­ся за де­ло. На­мазал пер­цем свой хвост, заб­рался на кро­вать ночью и тот хвост – в нос цар­ской до­чери. Она как дых­ну­ла, так сра­зу на­чала чи­хать, би­серин­ка упа­ла на пол. Мы­шиный царь под­хва­тил ее и – к ко­тику:

– Вот би­серин­ка.

Взял ко­тик би­серин­ку и по­бежал к со­баке. Поп­лы­ли они на­зад по мо­рю, на со­баке ко­тик си­дит. Вот со­бака и гу­тарит:

– Да­вай мне би­серин­ку, а то хо­зя­ин по­дума­ет, что вся зас­лу­га твоя.

Кот от­ве­ча­ет:

– Не дам.

– Не дашь?

– Не дам.

– Я те­бя сбро­шу в мо­ре.

Кот пе­репу­гал­ся, стал да­вать би­серин­ку и уро­нил в мо­ре. Она – бул­тых, и нет ее. Доп­лы­ли до бе­рега. Усе­лись на бе­регу, ста­ли ду­мать, что им де­лать. Ры­баки ло­вили ры­бу и тут же, на бе­регу, плас­та­ли ее. Це­лый ме­сяц со­бака и ко­тик око­ло ры­баков хо­дили. Ко­тик внут­реннос­ти рыбьи пот­ро­шил. Пой­ма­ли од­нажды ры­баки щу­ку, поп­ласта­ли, внут­реннос­ти бро­сили. Ко­тик стал их пот­ро­шить. Глядь, а там би­серин­ка. Взял ее, по­ложил под язык и по­бежал, а за ним – со­бака. Уви­дал их Иван, об­ра­довал­ся и гу­тарит:

– А я ду­мал, вы ме­ня бро­сили.

Ко­тик дал ему би­серин­ку. Ва­ня об­ра­довал­ся еще боль­ше. Лиз­нул би­серин­ку – яви­лись трое и спра­шива­ют:

– Что хо­чешь, хо­зя­ин?

– Возь­ми­те мою же­ну и пе­рене­сите её сон­ную вмес­те с кро­ватью ца­рю в дом, а ме­ня в свой.

Как он ска­зал, так и по­лучи­лось. Иван хо­дит по сво­ему до­му, а царь по сво­ему и вдруг уви­дел дочь на кро­вати. Раз­бу­дил ее и по­вел к зя­тю.

– Вот дочь моя за­гос­ти­лась у ме­ня, при­вел ее к те­бе.

Иван сме­ет­ся:

– Нет уж, царь-ба­тюш­ка, пусть твоя дочь у те­бя ос­та­ет­ся.

Царь по­садил дочь в тюрь­му, а Ива­ну ска­зал:

– Же­нись на мо­ей мень­шой до­чери,

Иван не же­нил­ся. Лиз­нул би­серин­ку, и тут яви­лись трое:

– Че­го хо­чешь, хо­зя­ин?

– Возь­ми­те ца­ря с его же­ной, до­черь­ми и слу­жан­ка­ми да пе­рене­сите на ос­тров в оке­ан-мо­ре.

Как ска­зал, так и по­лучи­лось. А Иван при­вел мать в дом, же­нил­ся на до­чери ры­бака. Жи­вут они счас­тли­во. Я был у них в гос­тях, хо­рошо там ме­ня по­пот­че­вали, ска­зали, чтоб я еще при­ходил в гос­ти.