Что на свете всего милее

Как-то раз в при­воль­ной сте­пи, на пе­рек­рес­тке двух до­рог, встре­тились важ­ный ту­рец­кий па­ша, вель­мож­ный поль­ский пан и прос­той дон­ской ка­зак. Встре­тились и меж­ду со­бой по­вели ре­чи. Дол­го обо всем бе­седо­вали. На­конец, вель­мож­ный пан го­ворит:

– А ну-ка, по­луч­ше по­думай­те да по­том ска­жите, что на све­те все­го ми­лее?

Ус­мехнул­ся ту­рец­кий па­ша. По тол­сто­му брю­ху ру­кой гла­дит.

– Че­го же тут ду­мать. На све­те все­го ми­лее жир­ный плов из ри­са с ба­рани­ной. Ешь его и паль­цы об­ли­жешь.

Зас­ме­ял­ся вель­мож­ный пан.

– А по-мо­ему, нет ни­чего ми­лее на све­те, чем до­рогое ви­но. Ковш выпь­ешь, и по все­му те­лу по­бежит огонь, ра­дос­тно ста­нет на сер­дце.

Зас­по­рили ту­рец­кий па­ша и вель­мож­ный пан, что луч­ше: плов или ви­но. Дон­ской ка­зак слу­шал их слу­шал, а по­том и го­ворит:

– Ви­жу я, что один из вас об­жо­ра, а дру­гой пь­яни­ца. Все­го ми­лее на све­те род­ная зем­ля с ее ши­роки­ми сте­пями, дре­мучи­ми ле­сами, вы­соки­ми го­рами и быс­тры­ми ре­ками. На чу­жой сто­роне мне и жир­ный плов не пой­дет в гор­ло, ви­но по­кажет­ся горь­ким. А на род­ной зем­ле кор­ку хле­ба съ­ем – и сыт бу­ду, во­ды выпью – и дру­гого ни­чего мне не на­доб­но.

Боль­ше с ни­ми не стал ка­зак те­рять да­ром слов, ко­ня плетью тро­нул и даль­ше по­ехал сво­ею до­рогой.