Иван Светильник

Жил царь с ца­рицей. Жи­вут они, а де­тей нет. Ду­мали-ду­мали да и взя­ли се­бе чу­жую де­воч­ку. Вы­рос­ла она, вы­дали ее за­муж. Прош­ло вре­мя, ро­дила она трех сы­новей. Од­но­го наз­ва­ли Кли­мом, дру­гого Клим­кой, а треть­его Ива­ном Све­тиль­ни­ком. В тот же день и ца­рица наш­ла се­бе трех до­черей. Од­ну наз­ва­ла Ма­шей, дру­гую – Са­шей, а третью Ка­тей-ду­шой.

Ча­да рас­тут. А царь все бли­же к чу­жим сы­нам прик­ло­ня­ет­ся. За­рев­но­вала ца­рица и гу­тарит:

– Сде­лай от­дель­ный дом в са­ду, пус­кай там все де­ти жи­вут, ме­ша­ют они те­бе.

Царь пос­лу­шал­ся, приз­вал мас­те­ров, пос­тро­или они дом не ху­же цар­ско­го, по­сели­ли там де­тей, прис­та­вили к ним слуг.

Вре­мя идет, ча­да рас­тут. Вы­рос­ли.

А в дру­гом царс­тве жи­ли три змея: один с тре­мя го­лова­ми, дру­гой – с шестью, а тре­тий – с две­над­цатью го­лова­ми. Ус­лы­хали змеи, что цар­ские до­чери в са­ду жи­вут. «Пой­ду уне­су од­ну дев­ку», – гу­тарит се­бе трех­гла­вый змей.

При­полз ночью и ук­рал Ма­шу. А Иван Све­тиль­ник не спал – прос­ле­дил, ку­да скрыл­ся змей. Спра­шива­ют его братья, где он был. Иван мол­чит.

На вто­рую ночь при­полз шес­тигла­вый змей в сад – унес Са­шу.

На тре­тий раз при­полз змей о две­над­ца­ти го­ловах – заб­рал Ка­тюшу-ду­шу.

Слу­жан­ки бе­га­ют, ищут цар­ских до­черей, ца­рю бо­ят­ся до­ложить. Да де­лать не­чего – рас­ска­зали про бе­ду.

За­тужил царь, стал ду­мать, как быть. Соб­рал со­вет. Цар­ские со­вет­ни­ки ду­мали-ду­мали – ни­чего не при­дума­ли. Тог­да царь объ­яв­ля­ет:

– Кто сы­щет мо­их до­черей – пол­царс­тва дам.

Со­вет­ни­ки мол­чат. Царь в дру­гой раз гу­тарит:

– Кто сы­щет мо­их до­черей – пол­царс­тва дам. Охот­ни­ков нет. Царь – в тре­тий раз:

– Кто сы­щет мо­их до­черей – пол­царс­тва дам. Все мол­чат. Под­хо­дит к ца­рю Иван Све­тиль­ник.

– Я най­ду! Толь­ко ты, царь, сна­ряди ме­ня в до­рогу хле­бом, во­дой, ве­рев­ка­ми.

Царь все дал. Взял Иван Све­тиль­ник брать­ев и по­ехал. Наш­ли они пе­щеру. Иван Све­тиль­ник при­каз да­ет:

– При­вяжи, Клим, Клим­ку за ве­рев­ку и опус­кай его в пе­щеру.

При­вяза­ли, ста­ли опус­кать. Клим­ка ис­пу­гал­ся, дер­нул за ве­рев­ку – братья вы­тяну­ли его на­верх.

При­вяза­ли Кли­ма – он то­же ис­пу­гал­ся, и его вы­тяну­ли. Дош­ла оче­редь до Ива­на Све­тиль­ни­ка. Он при­казы­ва­ет:

– Гля­дите, братья, ста­ну дер­гать за ве­рев­ку, не под­ни­май­те.

Стал опус­кать­ся Иван. На пол­до­роге страх обу­ял его, дер­нул за ве­рев­ку, братья не под­ни­ма­ют – ис­полня­ют при­каз. В пе­щере ть­ма смер­тная бы­ла, а как Иван опус­тился – от во­лос его свет по­шел.

Приг­ля­дел­ся Иван, от­вя­зал ве­рев­ку, при­вязал к боль­шо­му кам­ню, стал вы­ход из пе­щеры ис­кать. Шел, шел и по­пал в царс­тво зме­иное. Уви­дал мед­ный те­рем, во­шел – а там Ма­ша. Она и го­ворит ему:

– Ой, бра­тец, за­чем при­шел? По­гиб­нешь ты. Те­бя змей убь­ет.

– Не убь­ет, – от­ве­ча­ет Иван Све­тиль­ник.

– Ну, ко­ли ты сме­лый, я те­бе си­лы при­бав­лю. При­нес­ла круж­ку силь­ной во­ды. Иван вы­пил, а по­том спря­тал­ся под мост, по ко­торо­му змей бу­дет пол­зти.

Прош­ло сколь­ко-то вре­мени, ле­тит змей. Зве­ри за­выли, ля­гуш­ки зак­ва­кали, раз­ная не­чисть рас­ши­пелась.

– Че­го ши­пите? – спра­шива­ет змей. – Ко­го ис­пу­гались? Иван Све­тиль­ник еще не явил­ся.

– Я тут! – ска­зал Иван.

– Ну, пой­дем ко мне, гос­тем бу­дешь.

Приш­ли. Ма­ша по­кор­ми­ла их. Бра­ту да­ла еще круж­ку силь­ной во­ды, а змею под­несла прос­той. Змей спра­шива­ет Ива­на:

– Бу­дем бить­ся или ми­рить­ся?

– Бить­ся, – го­ворит Иван.

– На ка­кой зем­ле бу­дем бить­ся? – спра­шива­ет змей.

– На мед­ной, – от­ве­ча­ет Иван.

Ста­ли бить­ся. Уда­рил Иван змея – од­на го­лова у не­го сле­тела. Змей уда­рил – по ко­лени вог­нал Ива­на в зем­лю.

Иван дру­гой раз тяп­нул – еще од­на го­лова сле­тела. Змей силь­но рас­серчал – по по­яс вог­нал Ива­на в зем­лю.

Тог­да Иван Све­тиль­ник соб­рал всю свою си­луш­ку, уда­рил змея – и третью го­лову сбил. Об­ра­дова­лась Ма­ша, по­каза­ла бра­ту до­рогу к се­реб­ря­ному те­рему. По­шел Иван Све­тиль­ник. Под­хо­дит к те­рему – ни­кого вок­руг. Во­шел в па­латы, а там Са­ша. Уви­дала бра­та, зап­ла­кала:

– Те­бя, Ива­нуш­ка, змей убь­ет.

– Не убь­ет, – от­ве­ча­ет он.

– Ну, ко­ли ты сме­лый, я те­бе си­лы при­бав­лю. При­нес­ла круж­ку силь­ной во­ды. На­по­ила бра­та, ука­зала мост, где змей бу­дет пол­зти. Сел Иван под мост, ждет. Чу­ет – змей по­казал­ся: зве­ри за­выли, ля­гуш­ки зак­ва­кали, раз­ная не­чисть рас­ши­пелась.

– Че­го шу­мите? – спра­шива­ет змей. – Ка­кая бе­да? Иван Све­тиль­ник еще не явил­ся.

– Я тут! – от­ве­ча­ет Иван.

– Ко­ли при­шел, пой­дем в гос­ти.

Приш­ли. Са­ша на­кор­ми­ла их, да­ла каж­до­му по круж­ке во­ды: Ива­ну – силь­ной, змею – прос­той. Змей спра­шива­ет Ива­на:

– Что бу­дем де­лать, бить­ся или ми­рить­ся?

– Бить­ся, – от­ве­ча­ет Иван.

– На ка­кой зем­ле, на мед­ной или на се­реб­ря­ной?

– На се­реб­ря­ной, – го­ворит Иван Све­тиль­ник.

Пош­ли. Три ра­за би­лись. Змей спер­ва по ко­лено вог­нал Ива­на в зем­лю, по­том по по­яс, а в тре­тий раз – по пле­чи. А Иван каж­дый раз по две го­ловы у змея сни­мал – все шесть от­сек.

Об­ра­дова­лась Са­ша, по­каза­ла до­рогу к млад­шей сес­тре. До­шел Иван до зо­лото­го те­рема. Во­шел в па­лату, а там Ка­тя-ду­ша. Уви­дала Ива­на Све­тиль­ни­ка, за­печа­лилась:

– Бо­юсь я за те­бя, Ва­ня, змей-то о две­над­ца­ти го­ловах, побь­ет он те­бя.

– Не побь­ет. Дво­их я уже по­бил и па­нихи­ду спра­вил. И треть­ему змею до­рога на тот свет.

– Ну, ко­ли ду­ша у те­бя сме­лая, я те­бе си­лы при­бав­лю, – ска­зала Ка­тя.

На­по­ила Ива­на силь­ной во­дой – за­иг­ра­ла в нем бо­гатыр­ская си­ла. Вы­шел из те­рема, за­лез под мост, ждет. Не ус­пел по­казать­ся змей о две­над­ца­ти го­ловах – рас­ши­пелись, рас­кри­чались его по­мощ­ни­ки.

– Че­го шу­мите? Иван Све­тиль­ник не при­шел еще. Иван вы­лез из-под мос­та:

– Я тут!

– Раз при­шел, идем в гос­ти, – го­ворит змей. При­ходят в зо­лотой те­рем. Змей кри­чит Ка­те:

– Ставь на стол хлеб-соль!

На­кор­ми­ла, на­по­ила Ка­тя змея прос­той, а Ва­ню – силь­ной во­дой. Пош­ли они бить­ся. Одо­лел Ва­ня и пос­ледне­го змея – все го­ловы ему снес.

Ста­ли они под­ни­мать­ся из пе­щеры. При­вяза­ли Ма­шу, дер­нул Иван ве­рев­ку – братья по­тяну­ли. По­том и Са­шу под­ня­ли, стал Ка­тю Иван при­вязы­вать, а она ему:

– Те­бя братья не ста­нут под­ни­мать. Вот те­бе зо­лотая уз­дечка. Дер­ни за чум­бур – ко­нек-гор­бу­нок к те­бе при­бежит и на свет бо­жий вы­несет.

Взял Иван уз­дечку, а по­том и го­ворит:

– Пой­дешь за ме­ня за­муж?

– Пой­ду, – го­ворит Ка­тя, – как най­ду те­бя?

– Ска­жи от­цу, что же­них твой цы­ган, что жи­вет в сте­пи, в шат­ре. Пус­кай прик­ли­ка­ет ме­ня к се­бе.

Братья вы­тяну­ли и Ка­тю. Бро­сили ве­рев­ку Ива­ну, он при­вязал ка­мень, дер­нул – братья на­чали под­ни­мать. На се­реди­не пу­ти об­ре­зали ве­рев­ку – ка­мень упал.

– Ну, – го­ворят братья, – го­тов! Ска­жем ца­рю, что мы от­ря­това­ли де­вок.

А Иван Све­тиль­ник дер­нул уз­дечку, явил­ся ко­нек-гор­бу­нок, спра­шива­ет:

– Че­го те­бе, хо­зя­ин?

– Вы­неси ме­ня из пе­щеры, – про­сит Ва­ня.

Конь вы­нес его на бо­жий свет. Рас­ки­нул Иван ша­тер и си­дит в нем.

А братья еха­ли, еха­ли до до­му, ста­ло смер­кать­ся. Ви­дят – пе­ред ни­ми ша­тер, воз­ле не­го сто­лы, нак­ры­тые шел­ко­выми ска­тер­тя­ми, на сто­лах – уго­щение раз­ное. По­вече­рили они, а на­ут­ро – сно­ва в путь.

При­ез­жа­ют до­мой к ца­рю. Царь с ца­рицей ра­ды, соб­ра­ли пир-бе­седу, по­сади­ли брать­ев на по­чет­ное мес­то. Клим с Клим­кой хвас­та­ют, как сес­тер вы­руча­ли, а дев­ки мол­чат: братья при­каза­ли прав­ду не гу­тарить.

Царь на ра­дос­тях прос­ва­тал на этом пи­ру двух стар­ших до­черей за брать­ев.

– А ты, ду­ша-Ка­тя, за ко­го пой­дешь?

– За цы­гана, ба­тюш­ка. В сте­пи есть ша­тер, а в нем мой же­них. Пок­личь его.

Пок­ли­кали. А Иван Све­тиль­ник вы­мазал се­бя са­жей, пор­вал чек­мень – вы­литый цы­ган. Гля­дит на не­го царь, а у са­мого сер­дце кровью об­ли­ва­ет­ся: не по нра­ву ему та­кой же­них. Ду­мал, ду­мал царь и го­ворит всем трем же­нихам:

– Даю вам три за­дания. Ис­полни­те – свадь­бы сыг­ра­ем, а нет, так и свадь­бам не бы­вать. Пой­май­те мне свинью с две­над­цатью по­рося­тами, да чтоб на всех бы­ла зо­лотая ще­тин­ка.

Братья бро­сились кто ку­да. А Иван при­шел в свой ша­тер, дер­нул за чум­бур – явил­ся ко­нек-гор­бу­нок.

– Пой­май свинью с две­над­цатью по­рося­тами, да чтоб на всех бы­ла ще­тин­ка зо­лотая, – про­сит Иван.

Ко­нек-гор­бу­нок ис­полнил при­каз. Си­дит Иван в шат­ре, а свинья с по­рося­тами вок­руг бе­га­ют.

А братья ез­ди­ли, ез­ди­ли по бе­лу све­ту, ни­чего не наш­ли – до­мой воз­верта­ют­ся. Ви­дят ша­тер, а ря­дом свинья с по­рося­тами. Влез­ли братья в ша­тер:

– Здо­рово дне­вали!

– Сла­ва Бо­гу, – от­ве­ча­ет цы­ган. Они ему:

– Про­дай свинью с по­рося­тами!

– Не про­даж­ная, – го­ворит цы­ган.

– Су­му зо­лота да­дим, мы цар­ские зятья ско­ро бу­дем.

– Не про­даю.

– А че­го же ты хо­чешь? Наз­начь сам це­ну!

– С пра­вой ру­ки по ми­зин­цу.

Де­лать не­чего – сог­ла­сились братья, от­да­ли по ми­зин­цу. На­дели пер­чатки и пог­на­ли свинью с по­рося­тами во дво­рец. Кли­му и Клим­ке по­чет, а цы­ган у по­рога сто­ит.

Царь вто­рое за­дание да­ет:

– Те­перь из­ло­вите оле­ниху с две­над­цатью оле­нята­ми, да чтоб ко­пыта у них зо­лотые бы­ли.

Клим с Клим­кой в од­ну сто­рону бро­сились, цы­ган дру­гую. Ез­ди­ли, ез­ди­ли братья – с пус­ты­ми ру­ками едут об­ратно. Подъ­ез­жа­ют к шат­ру, а воз­ле не­го оле­ниха с оле­нята­ми па­сет­ся. Влез­ли братья в ша­тер – и к цы­гану:

– Про­да­ешь оле­ниху с оле­нята­ми?

– Про­даю!

– Сколь­ко хо­чешь?

– С но­ги по ми­зин­цу. От­да­ли братья по ми­зин­цу.

При­гоня­ют оле­ниху с оле­нята­ми. Цы­ган за ни­ми. Брать­ев царь при­нима­ет с по­четом, а на цы­гана и не взгля­нул.

– А те­перь, – го­ворит царь, – пой­май­те мне зо­лотую ры­бу, да чтоб она ре­чи го­вори­ла.

По­бег­ли Клим с Клим­кой на мо­ре. Ки­дали-ки­дали сет­ки – ни­чего не пой­ма­ли. По­еха­ли сум­ные до­мой. По до­роге за­вер­ну­ли в ша­тер. Влез­ли. Поз­до­рова­лись с цы­ганом. Глядь – пос­ре­ди шат­ра стек­лянный таз с во­дой, а в нем пла­ва­ет ры­ба зо­лотая и ре­чи го­ворит.

Ки­нулись братья в но­ги цы­гану:

– Про­дай!

– Ку­пите, – от­ве­ча­ет цы­ган.

– Че­го хо­чешь?

– Чу­док шку­ры со спи­ны.

– Что ты, в сво­ем уме?

– Не бой­тесь, у ме­ня но­жик вос­трый, и не по­чу­ете, как вы­режу.

Ку­да кру­тить­ся – сог­ла­сились братья. Заб­ра­ли ры­бу, по­бежа­ли к ца­рю. Цы­ган сле­дом.

Взял царь рыб­ку и на ра­дос­тях пир за­те­ял. Царь с зять­ями на­речен­ны­ми на боль­шом мес­те си­дит, а цы­ган – у по­рога на ска­ме­еч­ке. Зятья хо­рошее ви­но пь­ют, а цы­гану абы ка­кое да­ют. Са­ми мя­со едят, а ему кос­ти ки­да­ют. Пи­ру­ют. Царь ве­селый. Уж на­рек­ли день свадь­бы брать­ев.

– А ты, цы­ган, – го­ворит царь, – че­рез год при­ходи сва­тать­ся.

За­кипе­ло сер­дце у цы­гана, го­ворит ца­рю:

– Ме­ня, царь-ба­тюш­ка, ни за ко­го счи­та­ете?

По­шел он на двор, дер­нул за чум­бур, явил­ся ко­нек-гор­бу­нок. Влез он ему в ле­вое ухо, а вы­лез че­рез пра­вое и стал сам со­бой – Ива­ном Све­тиль­ни­ком.

Во­шел в па­лату – царь с ца­рицей ди­ву да­лись, а братья и пе­репу­гать­ся не ус­пе­ли.

– Твои зятья лю­бимые, – го­ворит Иван, – сво­ей шку­рой мне пла­тили за свинью, оле­ниху, зо­лотую рыб­ку. Пог­ля­ди на их ру­ки, но­ги, спи­ну.

Выс­лу­шал царь и го­ворит:

– Вот те­бе, Иван Све­тиль­ник, саб­ля, хо­чешь, каз­ни их, хо­чешь, ми­луй.

– Не бу­ду я брать­ев каз­нить, а свадь­бу свою впе­ред их справ­лю.

За­те­яли свадь­бу, и я там был. Под­несла и мне Ка­тя-ду­ша два ста­кана ви­на.