Как Уруп-князь в грязи увяз

Дав­но это бы­ло, при ца­ре Ива­не Ва­силь­еви­че Гроз­ном. Взял он тог­да та­тар­скую сто­лицу го­род Ка­зань, все царс­тво та­тар­ское по­корил, всех та­тар­ских кня­зей и са­мого ца­ря их­не­го ка­зан­ско­го в плен взял. Один толь­ко князь Уруп со сво­ею сви­тою от не­го ус­ка­кал. Пос­ка­кал он к сво­ему род­но­му бра­ту Крым­ско­му ха­ну, что­бы там боль­шую рать соб­рать и с нею на Мос­кву ид­ти, ца­рю Ива­ну Ва­силь­еви­чу за по­коре­ние Ка­зани отомстить, за по­зор сво­его ца­ря Ка­зан­ско­го и всех его кня­зей от­пла­тить.

Ус­лы­шал Иван Ва­силь­евич, что бе­жал от не­го князь Уруп, раз­гне­вал­ся на сво­их во­евод он, что они так за­зева­лись и оп­ло­шали, кня­зя та­тар­ско­го упус­ти­ли. Гро­зит им не­милостью сво­ею, каз­ня­ми лю­тыми, что­бы они жи­вым или мер­твым кня­зя Уру­па к не­му пред­ста­вили.

Си­дят во­ево­ды, за­гори­лись, не зна­ют, что им де­лать, как кня­зя та­тар­ско­го пой­мать, где его ис­кать. Прос­лы­шал об этом Ер­мак Ти­мофе­евич Чи­гин. В ту по­ру он со сво­ими ка­зака­ми ца­рю Ива­ну Ва­силь­еви­чу под­соблял Ка­зань брать. При­шел он к во­ево­дам и го­ворит:

– Я вам ус­лу­жу, ва­ши го­ловы обо­роню. Кня­зя Уру­па жи­вым или мер­твым к ца­рю Ива­ну Ва­силь­еви­чу пред­став­лю.

Воз­ра­дова­лись все во­ево­ды, и го­ворят они Ер­ма­ку:

– Чем же, ска­жи, тог­да наг­ра­дить мы те­бя дол­жны?

Ер­мак им в от­вет:

– Ни­какой мне наг­ра­ды от вас не тре­бу­ет­ся, бу­дет мне наг­ра­дою моя сла­ва и честь ка­зачья.

Сел на ко­ня и пос­ка­кал со все­ми сво­ими ка­зака­ми за та­тар­ским кня­зем Уру­пом в по­гоню, сво­ей ка­зачь­ей сла­вы и чес­ти ис­кать. Ска­кал Ер­мак от са­мой Вол­ги-ма­туш­ки по­лями ши­роки­ми, ле­сами дре­мучи­ми, че­рез ре­ки глу­бокие на сво­их доб­рых ко­нях с ка­зака­ми вплавь пе­реп­лы­вал. Дни и но­чи три не­дели ска­кал, все за та­тар­ским кня­зем Уру­пом гнал.

На чет­вертой не­деле в сте­пи сре­ди ко­вылей Ер­мак Ти­мофе­евич с ка­зака­ми уви­дел: стан та­тар­ский рас­ки­нул­ся, сто­ит. Пос­ре­ди ма­лых па­латок чер­ных сто­ит боль­шая па­лат­ка бе­лая, а в ней сам князь Уруп ле­жит се­бе, в те­ни от­ды­ха­ет, прох­лажда­ет­ся, бе­ды на се­бя и на­пас­ти ни­какой не ча­ет. На­лете­ли ка­заки -на та­тар­ский стан. Всю сви­ту кня­зя Уру­па по­руби­ли, один лишь князь Уруп на ко­ня ус­пел вско­чить и пос­ка­кал.

Уви­дел Ер­мак Ти­мофе­евич, что хо­чет он уй­ти от не­го, ко­ня че­рез лоб плетью вы­тянул и за ним. Ска­чет князь Уруп, на­зад ог­ля­дыва­ет­ся, а Ер­мак Ти­мофе­евич все бли­же и бли­же к не­му, нас­ти­га­ет его. Оро­бел князь Уруп, то в од­ну сто­рону сво­его ко­ня по­вер­нет, то в дру­гую, а Ер­мак Ти­мофе­евич все бли­же. Уже ви­дит князь Уруп, как конь его гри­вою пот­ря­хива­ет, слы­шит он, как конь Ер­ма­ка Ти­мофе­еви­ча слег­ка по­фыр­ки­ва­ет. Оро­бел еще пу­ще тут та­тар­ский князь Уруп и по­вод из рук сво­их упус­тил.

По­чу­ял его конь, что не пра­вит им хо­зя­ин, вда­рил­ся нап­ро­палую. С раз­ле­та взял в бо­лото, в не­вылаз­ную твань, вмес­те с кня­зем Уру­пом и вле­тел, по са­мую шею в гря­зи увяз. Ви­дит князь Уруп, что не­куда ему по­дать­ся, взмо­лил­ся он Ер­ма­ку Ти­мофе­еви­чу о по­щаде, что­бы не пре­давал он его лю­той смер­ти. По­щадил Ер­мак Ти­мофе­евич та­тар­ско­го кня­зя Уру­па, сми­лос­ти­вил­ся над ним и взял его в плен, к ца­рю Ива­ну Ва­силь­еви­чу в стан при­вез. Во­евод от не­милос­ти цар­ской и каз­ни лю­той из­ба­вил, а се­бе сла­вы и чес­ти ка­зачь­ей при­бавил.

С тех-то вот пор бо­лото, что на бе­регу ре­ки Хо­пер бы­ло, и в ка­ком князь та­тар­ский увяз, по его име­ни Уру­пом на­зыва­ет­ся. Прош­ло лет сто, бо­лото пе­ресох­ло, и на его мес­те, на са­мом бе­регу Хоп­ра пос­тро­илась ста­ница, ка­кую от то­го бо­лота то­же Урю­пин­ской наз­ва­ли.