Пегие кони

Приш­лось Сте­пану Ти­мофе­еви­чу Ра­зину как-то раз со сво­ими дву­мя вер­ны­ми еса­ула­ми Вась­кой Усом и Гриш­кой Дра­ным ухо­дить от во­евод­ской по­гони. Весь день они не сле­зали с се­дел. Са­ми ус­та­ли, и ко­ни при­томи­лись. К то­му же и ночь за­ходит. Ре­шили от­дохнуть. Ос­та­нови­лись в кор­чме, тут же по­лег­ли спать. И не при­мети­ли, что кро­ме них в кор­чме был еще один пос­то­ялец – Миш­ка Шпынь. Он уже дав­но за три цел­ко­вых про­дал­ся во­ево­де. В пол­ночь прос­нулся Сте­пан Ти­мофе­евич и толк еса­ула Ва­силия в бок:

– По­ди-ка пог­ля­ди, как ко­ни?

Ва­силий вы­шел, гля­нул ко­ней и – в кор­чму.

– Ни­чего, ата­ман, не бес­по­кой­ся, сто­ят и жу­ют овес.

Ус­ну­ли ка­заки. Пе­ред рас­све­том опять прос­нулся Сте­пан Ти­мофе­евич. Раз­бу­дил еса­ула Гриш­ку и то­же пос­лал пог­ля­деть ко­ней. Но и ми­нуты не прош­ло, как Гриш­ка Дра­ный бе­жит на­зад.

– Бе­да, ата­ман, Миш­ка Шпынь по­рубил ко­ней и сам не­весть ку­да сги­нул. Нам те­перь не уй­ти от во­евод­ской по­гони.

Сте­пан Ти­мофе­евич чек­мень на пле­чи и к ко­ням. Пог­ля­дел, а они на кус­ки по­руб­ле­ны. Гриш­ка и Вась­ка сто­ят по­зади не­го, го­ловы по­веси­ли, взды­ха­ют тя­жело. Сте­пан Ти­мофе­евич как крик­нет на них:

Эй, вы, что при­уны­ли, взду­мали преж­де, чем смерть приш­ла, уми­рать, до бе­ды нам еще да­леко. А ну-ка, жи­во бе­ритесь, сло­жите ло­шадей, да так, что­бы у каж­дой го­лова, хвост и по че­тыре но­ги бы­ло.

Дол­го ждать се­бя еса­улы не зас­та­вили. Все враз сде­лали и го­ворят:

– Ну, мы, ата­ман, уп­ра­вились!

И тут Сте­пан Ти­мофе­евич ска­зал свое тай­ное за­вет­ное сло­во. Толь­ко ус­пел про­мол­вить его, ко­ни под­ня­лись на но­ги, встрях­ну­ли гри­вами и ко­пыта­ми бь­ют о зем­лю. Сто­ят еса­улы и не ве­рят сво­им гла­зам, а Сте­пан Ти­мофе­евич то­ропит их:

– Вы че­го гла­за-то зря та­ращи­те, сед­лай­те пос­ко­рее, нам уже по­ра ехать, а то во­евод­ская по­гоня и вправ­ду нас­тигнет.

Ва­силий и Гриш­ка осед­ла­ли ко­ней и тро­нулись в путь. От кор­чмы верст пять отъ­еха­ли, Гриш­ка приг­ля­дывал­ся все то к од­но­му ко­ню, то к дру­гому, а по­том го­ворит:

– Ата­ман, ведь вот что я при­мечаю – у те­бя конь был ры­жей мас­ти, у ме­ня – бе­лой, у Ва­силия – во­роной. А сей­час они все ка­кие-то пес­трые, пе­гие.

Пог­ля­дел на сво­его ко­ня Сте­пан Ти­мофе­евич, по­том на тех. что бы­ли под его еса­ула­ми, и рас­сме­ял­ся.

– Ведь это вы, ре­бята, пе­репу­тали, вот они и по­лучи­лись та­кие. Ну, да это не бе­да, бе­да, счи­тай, тог­да, ког­да не бы­ло бы ни­каких.

Уда­рил по ко­ню плетью и пос­ка­кал впе­ред, а за ним еса­улы. И пош­ли вот с тех-то са­мых пор пе­гие, на вид не­казис­тые, за­то вы­нос­ли­вые и креп­кие на но­ги ко­ни.