Похороны козла

ка­зак Гри­горий Али­фанов сла­вил­ся на всю ста­ницу. Бо­гат был. Сам ата­ман и тот с поч­те­ни­ем ему ни­зень­ко кла­нял­ся. И что бы Гриш­ка не взду­мал, то всег­да все по его бы­вало. Как-то у не­го око­лел ко­зел. Наш­ла на Гриш­ку блажь, взду­мал по­хоро­нить его по христи­ан­ско­му об­ря­ду. Ведь, ду­ма­ет он. мой ко­зел не ху­же ка­кого-ни­будь за­худа­лого го­лут­венно­го ка­зака. По­шел к псалом­щи­ку и го­ворит:

– Хо­чу сво­его коз­ла, как по­лага­ет­ся, по хрис­ти­ан­ско­му об­ря­ду по­хоро­нить.

А тот ему:

– Да раз­ве это воз­можно. Ко­зел ведь на са­мого чер­та похож – ро­гат, бо­рода кли­ном.

– Ну, так что же! Ты зна­ешь, он у ме­ня ум­ни­ца был. Когда уми­рал, то те­бе от­ка­зал двад­цать пять руб­лей.

Вздох­нул пса­лом­щик.

– Ох, ис­ку­шение, я и не про­тив бы, да толь­ко вот что дь­якон и поп ска­жут.

Гриш­ка по­шел к дь­яко­ну, а по­том к по­пу. Дь­яко­ну сказал, что ему ко­зел от­ка­зал пять­де­сят, а по­пу – сто руб­лей. Те то­же, как и пса­лом­щик, по­оха­ли, пов­зды­хали, а по­том по­хоро­нили коз­ла со все­ми по­чес­тя­ми – с вы­носом и ко­локоль­ным зво­ном.

Уз­нал об этом ар­хи­ерей, раз­гне­вал­ся и к се­бе вы­зыва­ет по­па, дь­яко­на, пса­лом­щи­ка и Гриш­ку. При­еха­ли они к нему. Ар­хи­ерей вы­шел. Поп, дь­якон и пса­лом­щик так на ко¬ле­ни и упа­ли, от стра­ха друг к дру­гу жмут­ся. А Гриш­ка себе сто­ит, ух­мы­ля­ет­ся. Ар­хи­ерей на не­го пос­мотрел стро­го и прик­рикнул:

– Ты что зу­бы-то ска­лишь, зна­ешь, я мо­гу те­бя ли­шить сво­его бла­гос­ло­вения и в мо­нас­тырь от­пра­вить на по­каяние! По­сидишь там на од­ном хле­бе да на во­де!

А Гриш­ка не ро­бе­ет.

– Это за что же в мо­нас­тырь-то? Ко­зел ведь был ум­ни­ца. Он вам, ва­ше пре­ос­вя­щенс­тво, от­ка­зал ты­сячу руб­лей. И ве­лел мне их от­везти. Вот и де­неж­ки-то. – И вы­ложил тут на стол ты­сячу руб­лей.

Ар­хи­ерей пос­ле это­го сра­зу же смяг­чился, по-ино­му за¬го­ворил:

– Я вас поз­вал не за тем, что­бы бра­нить за по­хоро­ны коз­ла, а хо­чу знать, дос­той­но ли и по всем ли пра­вилам хрис­ти­ан­ской цер­кви бы­ло пог­ре­бено та­кое ум­ное жи­вотное.

Тут поп, дь­якон и пса­лом­щик свой го­лос по­дали.

– Ва­ше пре­ос­вя­щенс­тво, мы все, как по­лага­ет­ся, спра­вили.

– Ну, ес­ли так, то с Бо­гом по­ез­жай­те до­мой. Вер­нулся в ста­ницу Гриш­ка, по­хажи­ва­ет по ули­це да себе в бо­роду пос­ме­ива­ет­ся на­халь­но.

– Я, – го­ворит он, – де­неж­ка­ми мо­гу не то что ар­хи­ерея, са­мих свя­тых угод­ни­ков уб­ла­жить. В раю мне всег­да найдет­ся мес­течко.