Репка

Слу­чилось как-то ка­заку ехать се­лом. Подъ­ез­жа­ет к бар­ско­му до­му, а на крыль­цо в ту но­ру вы­шел ба­рин. Уви­дал ка­зака, под­бо­ченил­ся да и орет во всю глот­ку:

– Ты что за че­ловек бу­дешь, мо­жет быть, ко­новал, фель­дшер, ле­карь, а мо­жет быть, ап­те­карь?

Ка­зак по­махи­ва­ет плетью и на ба­рина пог­ля­дыва­ет.

– А что хо­чешь – я и ко­новал, и фель­дшер, и ле­карь, и сам се­бе ап­те­карь!

– Ну, ес­ли так, то вы­лечи мою со­бач­ку!

– Это мож­но.

Ка­зак с ко­ня слез, и ба­рин по­вел его в свои хо­ромы. Вхо­дят, а на ков­ре ле­жит пес боль­шу­щий, жир­ный, ле­нивый от сы­тос­ти. Хвос­том по по­лу бь­ет. Ка­зак пог­ля­дел на не­го и спра­шива­ет:

– А чем же он бо­лен?

Ба­рин и по­шел рас­пи­сывать. Столь­ко у сво­его пса нас­чи­тал бо­лез­ней, что ка­заку их все и не за­пом­нить. Глав­ная же бе­да, что ни­чего да­же с ба­рином из од­ной та­рел­ки жрать не хо­чет. Ка­зак го­ловой по­качал, гу­бами поч­мо­кал. Ба­рин про­сит его:

– Сто руб­лей не по­жалею, толь­ко вы­лечи.

Ка­зак в уме при­кинул – хо­рошо бы по­лучить та­кие день­ги. По­думал и го­ворит:

– Так и быть, твою со­бач­ку вы­лечу, но толь­ко с тем уго­вором, что бы я ни ска­зал, всё по-мо­ему де­лать.

Ба­рин сог­ла­сен на всё, пе­речить не сме­ет. И ка­зак тут за ле­ку взял­ся. Пер­вым де­лом рас­по­рядил­ся при­ковать бар­ско­го пса на цепь. Ка­ра­ул пос­та­вил. Ни­кого, да­же са­мого ба­рина, не ве­лел к не­му под­пускать. Про­шёл день, дру­гой, тре­тий. Ка­зак и за­валя­щей ко­роч­ки не да­ёт псу. Тот вой на всё се­ло под­нял. Ба­рин к не­му, а ка­ра­ул близ­ко не под­пуска­ет. Ещё прош­ло три дня. Бар­ский пес ото­щал так, что выть уже не мо­жет. Тут к ба­рину при­шел ка­зак, спра­шива­ет:

– Ска­жи-ка, хо­зя­ин, ка­кая у тво­ей со­бач­ки хворь бы­ла?

– Вкус по­теря­ла она к хо­рошей пи­ще.

– Зна­чит, тог­да я ее вы­лечил. Пой­дем, сам пог­ля­дишь. Приш­ли, гля­дят. Пес си­дит, шерсть вся на нем ды­бом, реб­ра – хоть счи­тай, ба­рину ста­ло чуть не до слез жаль свою со­бач­ку, ка­зак же го­ворит:

– Ска­жи, что­бы при­нес­ли ре­пы.

Ба­рин рас­по­рядил­ся. Слу­ги да ла­кеи ра­ды ста­рать­ся: це­лый ме­шок вер­хом при­волок­ли. Ка­зак од­ну реп­ку взял, псу бро­сил. Тот пой­мал ее на ле­ту и тут же сож­рал. Ка­зак ба­рина тол­ка­ет в бок лок­тем.

– Ви­дишь, жрет сы­рую ре­пу, зна­чит вы­лечил.

Ба­рин не стал пе­речить, по­бо­ял­ся, как бы ка­зак его со­бач­ку сов­сем не умо­рил. От­дал сто руб­лей. А ка­зак спря­тал де­неж­ки, соб­рался быс­трень­ко, сел на ко­ня и ба­рину крик­нул на про­щание:

– Зна­ешь что, ког­да ты сам по­теря­ешь вкус к хо­рошей пи­ще, то ме­ня с Ти­хого До­на пок­личь, уж я, так и быть, к те­бе при­еду, и ты бу­дешь не ху­же сво­ей со­бач­ки жрать сы­рую ре­пу.