Свадебный каравай

Жи­ли-бы­ли царь и ца­рица. Был у них сын, Иван-ца­ревич. У­ез­жа­ет царь из до­му, сы­ну го­ворит: – Не за­ходи в ту бо­ковую ком­на­ту. Ин­те­рес­но ста­ло Ива­ну-ца­реви­чу, по­чему не ве­лено ту­да за­ходить. От­крыл ком­на­ту, ви­дит: сто­ит на сто­ле ко­тел со смо­лой, и в нем Ка­шей ки­пит. Уви­дал Ива­на-ца­реви­ча, про­сит:

– Влей хоть кор­чик хо­лод­ной во­дич­ки. Иван-ца­ревич влил. Ка­щей про­сит:

– Влей еще кор­чик. Иван-ца­ревич влил. Ка­щей про­сит: -Еще.

Иван-ца­ревич влил и в тре­тий раз. Ка­щей – пых! – и уле­тел.

При­ез­жа­ет отец и го­ворит:

– Кто от­крыл ком­на­ту? Ка­щей уле­тел – пол­бе­ды. Бе­да – ца­рицу унес.

Зап­ла­кал Иван-ца­ревич, да поз­дно. Прош­ло сколь­ко-то вре­мени. Ива­на-ца­реви­ча же­нили. Раз он и гу­тарит сво­ей же­не:

– Нет мне по­коя. По­ка не най­ду мать – до­мой не жди.

По­шел он, ку­да гла­за гля­дят. По до­роге бе­жит ему навс­тре­чу волк. Хо­тел ца­ревич его убить, а он и го­ворит че­лове­чес­ким го­лосом:

– Не бей ме­ня, я те­бе на вре­мя при­гожусь.

Идет ца­ревич даль­ше. Ле­тит орел. Хо­тел ца­ревич выс­тре­лить, а орел го­ворит че­лове­чес­ким го­лосом:

– Не уби­вай ме­ня, я те­бе на вре­мя при­гожусь. Под­хо­дит ца­ревич к мо­рю – пол­зет рак. Хо­тел ца­ревич его схва­тить, а рак го­ворит че­лове­чес­ким го­лосом:

– Не ли­шай ме­ня жиз­ни. Я те­бе на вре­мя при­гожусь. Свя­зал ца­ревич два брев­на, пе­реп­лыл че­рез мо­ре – пе­ред ним гус­той лес. Шел, шел, уви­дел из­бушку, а в ней свою мать. Го­ворит она ца­реви­чу:

– Сы­ночек, за­чем же ты сю­да при­шел? Убь­ет те­бя Ка­щей.

Спря­тала мать сы­на. При­лета­ет Ка­щей, го­ворит:

– Что-то у нас рус­ским ду­хом пах­нет. Мать ему:

– Э, да то ты там по Ру­си ле­тал и рус­ско­го ду­ха наб­рался. Лег­ли спать. Мать го­ворит Ка­щею:

– Сколь­ко жи­вем, а ты мне не до­веришь­ся, не ска­жешь, где смерть твоя?

Ка­щей ду­ма­ет: «Не ска­жу, по­гожу еще нем­но­го». При­лета­ет он на вто­рой день. Мать опять спра­шива­ет:

– Ска­жи, где твоя смерть?

Ка­щей мол­чит. На тре­тий день рас­крыл тай­ну:

– Лад­но, слу­шай, все рав­но те­бе не най­ти мо­ей смер­ти. За мо­рем сто­ит дуб, под ду­бом сун­дук, в сун­ду­ке за­яц, в зай­це ут­ка, в ут­ке яй­цо, в яй­це – моя смерть.

На­ут­ро Ка­щей уле­тел. Мать по­ложи­ла сы­ну хар­чей в до­рогу, и от­пра­вил­ся Иван-ца­ревич ис­кать смерть Ка­щея.

Пе­реп­ра­вил­ся ца­ревич че­рез мо­ре, на­шел вы­сокий дуб, от­ко­пал сун­дук, от­крыл его – выс­ко­чил за­яц и по­бежал.

От­ку­да ни возь­мись – волк. Дог­нал, ра­зор­вал зай­ца – вы­лете­ла из зай­ца ут­ка.

От­ку­да ни возь­мись – орел. Ра­зор­вал ут­ку – вы­пало из ут­ки яй­цо пря­мо в мо­ре.

При­горю­нил­ся ца­ревич: упус­тил Ка­ще­еву смерть. Глядь, а рак ему яй­цо та­щит.

По­ложил Иван-ца­ревич яй­цо в кар­ман – и к Ка­шею. При­ходит. Уви­дал ца­реви­ча Ка­щей, го­ворит:

– Что при­шел, Иван-ца­ревич, бить­ся или ми­рить­ся?

– При­шел с то­бою бить­ся.

– Ну что ж, – ус­мехнул­ся Ка­щей, – пой­дем на ток, я пос­ме­юсь над тво­ей храб­ростью.

Иван-ца­ревич вы­нул из кар­ма­на яй­цо, уда­рил по Ка­ще­евой го­лове, и то­го враз не ста­ло.

По­шел Иван-ца­ревич с ма­терью до­мой. По до­роге встре­тили ста­рич­ка. Уз­нал он про смерть Ка­ще­еву, го­ворит Ива­ну:

– Хо­рошее ты де­ло сде­лал. Вот те­бе сун­ду­чок, от­кро­ешь, ког­да до­мой при­дешь.

Не утер­пел ца­ревич. Дай, ду­ма­ет, пог­ля­жу, что в сун­дучке? От­крыл, а из сун­дучка вы­летел го­род и стал на пу­ти. При­горю­нил­ся Иван. От­ку­да ни возь­мись – ста­ричок:

– Что при­горю­нил­ся, доб­рый мо­лодец? Тот ему по­жалил­ся. Ста­рик го­ворит:

– По­мочь те­бе мож­но. Толь­ко за по­мощь от­дашь мне то, че­го ты до­ма не зна­ешь.

По­думал Иван-ца­ревич и сог­ла­сил­ся. Не знал он, что до­ма у не­го ро­дилась дочь.

Ста­ричок мах­нул вол­шебной па­лоч­кой, и го­род про­пал.

До­ма до­ложи­ли Ива­ну-ца­реви­чу, что у не­го ро­дилась дочь. За­печа­лил­ся ца­ревич, до­гадал­ся, что на­до кол­ду­ну.

Прош­ло во­сем­надцать лет, ста­ли вы­давать дочь за­муж. Си­дят мо­лодые, за сто­лом, на сто­ле – сва­деб­ный ка­равай. Явил­ся кол­дун, под­хо­дит к сто­лу и го­ворит же­ниху:

– Ухо­ди с это­го мес­та, я там ся­ду, не­вес­та моя. Опус­тил го­лову отец не­вес­ты, го­ворит:

– Прав­да твоя, от сло­ва не от­ступ­люсь.

Стал са­дить­ся ста­рик на же­нихо­во мес­то, а ка­равай не пус­ка­ет:

– Кто ты та­кой? – го­ворит ста­рик.

– Я ка­равай, за­щит­ник мо­лодых!

– А я кол­дун.

– Хоть ты и кол­дун, а со мной срав­нить­ся не мо­жешь. Ме­ня зер­ном в зем­лю се­яли, ког­да я вы­рос – це­пами мо­лоти­ли, на мель­ни­це мо­лоли в пы­лин­ку. Тес­то ку­лачи­щами ме­шано, в ог­не пе­чено. И ни од­на свадь­ба не праз­дну­ет­ся без ме­ня.

Кол­дун сог­ла­сил­ся:

– Ты силь­нее ме­ня. Я та­ких мук не смо­гу вы­нес­ти. От­сту­пил­ся ста­рик от не­вес­ты.

Спра­вили свадь­бу. Раз­ре­зали ка­равай, угос­ти­ли всех, и мне дос­тался ку­сочек со сло­вами: «Сыр-ка­равай при­нимай, зо­лотую грив­ну по­давай, мо­лодых доб­рым сло­вом ве­личай».