Ванюша и баба-яга

Жил ка­зак с же­ной. Наш­ли они се­бе маль­чи­ка, наз­ва­ли Ва­нюшей. Ско­ро отец умер. Стал Ва­ня по­могать ма­тери. Уй­дет с ут­ра на бай­доч­ке в ка­мыши и ры­балит до ве­чера. В пол­день мать ему обед не­сет. При­дет на бе­рег и кли­чет:

– Ва­нюшень­ка,
Моя ди­тят­ка,
Твоя мать приш­ла,
Обед при­нес­ла.

Ус­лы­хала Ба­ба-Яга, при­бежа­ла на дру­гой день, ста­ла кли­кать:

– Ва­нюшень­ка,
Моя ди­тят­ка,
Твоя мать приш­ла,
Обед при­нес­ла.

Ва­нюша гу­тарит:

– У мо­ей ма­туш­ки го­лос тон­кий! При­бега­ет Ба­ба-Яга к ко­валю, про­сит:

– Ко­валь, ко­валь, за­мени мне го­лос.

Ско­вал ко­валь тон­кий го­лос, при­ходит Ба­ба-Яга к ка­мышам, кли­чет:

– Ва­нюшень­ка,
Моя ди­тят­ка,
Твоя мать приш­ла,
Обед при­нес­ла.

Подъ­ехал к бе­регу Ва­нюша, а Ба­ба-Яга цап его – и до­мой. При­бежа­ла и при­казы­ва­ет сво­ей слу­жан­ке:

– По­сади Ва­нюшу в печь, ве­чером его съ­ем. Да­ла при­каз, а са­ма по сво­им де­лам уда­рилась.

– Ло­жись на ло­пату, я те­бя в печь су­ну, – ска­зала слу­жан­ка.

Ва­нюша лег по­перек ло­паты.

– Да не так же на­до, – го­ворит слу­жан­ка. – Дай я по­кажу. Лег­ла она вдоль ло­паты, а Ва­нюша из­ловчил­ся – ло­пату в печь, зак­рыл нак­репко зас­лонкой, вы­лез из ха­ты, заб­рался на вы­сокий дуб, си­дит.

При­бежа­ла Ба­ба-Яга, дос­та­ла из печ­ки слу­жан­ку – по­вече­рила. На ра­дос­тях ста­ла по зем­ле ка­тать­ся:

– По­ката­юся, по­валя­юся
По Ва­нюш­ки­ным кос­точкам.

А Ва­ня с ду­ба:

– По­катай­ся, по­валяй­ся

По слу­жан­ки­ным кос­точкам.

Гля­нула Ба­ба-Яга на дуб, а на нем – Ва­ня. Ста­ла она тряс­ти дуб. В это вре­мя ле­тели гу­си ми­мо. Ва­ня про­сит:

– Вы, гу­сюш­кы, Вы, се­рые,
От­не­сите ме­ня
К мо­ей ма­туш­ке.

Один, са­мый ма­лень­кий, под­хва­тил Ва­нюшу и по­летел, по­садил его на род­ной ку­рень. Си­дят они, а Ва­нина мать бли­ны пе­чет. Пе­чет, а са­ма пла­чет да при­гова­рива­ет:

– Этот блин мне, а этот – был бы Ва­нюшень­ка – ему. Ва­ня кри­чит:

– Го­товь блин, я тут, на кры­ше.

Выш­ла мать из ку­реня, гля­нула на­верх: и вправ­ду на кры­ше Ва­ня, а с ним гу­сенок. На­кор­ми­ла их, на­по­ила, гу­сено­чек уле­тел в теп­лые края, а Ва­нюша с ма­терью ос­тался, И сей­час они жи­вут, хлеб-соль жу­ют.