Чудесная птица

О очень дав­ние вре­мена жил хан. У не­го бы­ло трое сы­новей: Асан, Усен и млад­ший — Ха­сан. Ха­сан был кра­сивый, ум­ный, и к то­му же ба­тыр. Од­нажды хан уви­дел во сне чу­дес­ную пти­цу. Ког­да пти­ца сме­ялась, изо рта ее па­дали цве­ты, а ког­да пла­кала — из глаз сы­пались бу­син­ки жем­чу­га. Хан ре­шил раз­до­быть эту пти­цу. Поз­вал он к се­бе Аса­на и Усе­на.

— Во сне я ви­дел чу­дес­ную пти­цу. Ког­да она сме­ет­ся, из ее рта сып­лются цве­ты, ког­да она пла­чет, из ее глаз сып­лются бу­син­ки жем­чу­га. Най­ди­те ее и дос­тавь­те мне, ес­ли не най­де­те, ве­лю от­ру­бить вам го­ловы! — по­велел он сы­новь­ям.

Асан и Усен ис­пу­гались уг­ро­зы от­ца. — Мы най­дем ее во что бы то ни ста­ло и при­везем вам, — ска­зали они и от­пра­вились в путь.

Ха­сан об этом ни­чего не знал. Толь­ко че­рез со­рок дней ему ста­ло из­вес­тно, что Асан и Усен от­пра­вились на по­ис­ки чу­дес­ной пти­цы. Опе­чален­ный тем, что его братья от­пра­вились в та­кой опас­ный путь, а он ос­тался до­ма, Ха­сан в сле­зах при­шел к от­цу и ска­зал:

— Отец, по­чему ме­ня не от­пра­вили вмес­те с Аса­ном и Усе­ном, или вы не до­веря­ете мне?

— Нет, сын мой, Аса­на и Усе­на я от­пра­вил на очень опас­ное и труд­ное де­ло, а ты еще мал для та­кого по­руче­ния.,

Ха­сан стал уп­ра­шивать от­ца от­пустить его на по­ис­ки чу­дес­ной пти­цы. Отец сог­ла­сил­ся, и Ха­сан по­ехал вслед за брать­ями. Ха­сан дог­нал брать­ев, у­ехав­ших на со­рок дней рань­ше его. и втро­ем они про­дол­жа­ли путь по боль­шой до­роге.

До­еха­ли братья до раз­вилки трех до­рог. Од­на до­рога шла впра­во, дру­гая — вле­во, а третья — пря­мо. У каж­дой до­роги сто­яли три кам­ня с над­пи­сями. На кам­не у пер­вой до­роги бы­ло вы­сече­но: «По­едет — вер­нется». На вто­ром: «По­едет — мо­жет вер­нуть­ся, а мо­жет не вер­нуть­ся». А на треть­ем кам­не вы­сече­но: «По­едет — не вер­нется». Асан ре­шил ехать по до­роге «По­едет — вер­нется». Усен «Мо­жет вер­нуть­ся, а мо­жет не вер­нуть­ся». Ха­сану дос­та­лась до­рога «По­едет — не вер­нется».

И братья разъ­еха­лись.

Едет Ха­сан нес­коль­ко ме­сяцев и нес­коль­ко дней — впе­реди по­казал­ся боль­шой го­род. Вок­руг го­рода пас­лось мно­го га­зелей. У Ха­сана уже дав­но кон­чи­лась пи­ща, и он ехал го­лод­ный. Он ре­шил подс­тре­лить од­ну га­зель. Снял с пле­ча лук и толь­ко на­тянул те­тиву, как га­зели сбе­жались, ок­ру­жили его и жа­лоб­но зап­ла­кали. Ха­сан уди­вил­ся: «Ка­кие они ра­зум­ные!» — опус­тил лук и нап­ра­вил­ся в го­род. Подъ­ехал он к боль­шо­му двор­цу, во­шел в не­го и крик­нул: «Эй, кто здесь есть?» Ник­то не отоз­вался. Пос­мотрел, он по сто­ронам и уви­дел боль­шое зо­лотое блю­до, на­пол­ненное жа­реным мя­сом. Про­голо­дав­ший­ся до из­не­може­ния Ха­сан про­тянул к блю­ду ру­ку. Вдруг раз­дался по­вели­тель­ный го­лос: «Эй, че­ловек, убе­ри свою ру­ку!» По­том по­яви­лась страш­ная ста­руха с тор­ча­щими зу­бами, вся в лох­моть­ях, что-то про­бор­мо­тала се­бе под нос и топ­ну­ла об пол но­гой. Ха­сан прев­ра­тил­ся в га­зель. Ста­руха схва­тила Ха­сана за шею, вы­вела из двор­ца и пус­ти­ла к ста­ду.

Ха­сан по­терял че­лове­чес­кий об­лик, но не по­терял ра­зума. Он от­де­лил­ся от дру­гих га­зелей и нап­ра­вил­ся по до­роге, ко­торой при­ехал сю­да. Прош­ло нес­коль­ко дней — и он уви­дел боль­шой кра­сивый дво­рец. Ха­сан-га­зель во­шел во дво­рец. Навс­тре­чу ему выш­ла кра­сивая де­вуш­ка и, вгля­дев­шись в га­зель, ска­зала: «Ты же не га­зель, а че­ловек. Ес­ли я прев­ра­щу те­бя сно­ва в че­лове­ка, ты же­нишь­ся на мне?» Ха­сан-га­зель ни­чего не от­ве­тил. «Те­бя в га­зель прев­ра­тила моя мать, кол­дунья. Она от­ня­ла у те­бя дар ре­чи!» Де­вуш­ка схва­тила горсть пес­ку и бро­сила в мор­ду га­зели. Га­зель обер­ну­лась в джи­гита. Ког­да джи­гиту вер­нулся-дар ре­чи, ой веж­ли­во пок­ло­нил­ся, поб­ла­года­рил ее и рас­ска­зал все, что про­изош­ло с ним. Де­вуш­ка так­же рас­ска­зала Ха­сану все, что с нею прик­лю­чилось.

— Я единс­твен­ная дочь той са­мой жал­ма­уыз-кем­нир. ко­торая прев­ра­тила те­бя в га­зель, — ска­зала она. Мне бы­ло тя­жело ви­деть, как мать из­де­ва­ет­ся над людь­ми, прев­ра­щая их в жи­вот­ных, я взя­ла свое при­даное. и ду­мала, что ни­ког­да боль­ше не уви­жу че­лове­ка, а тут сам ал­лах пос­лал мне те­бя. Те­перь я от те­бя не от­ста­ну.

— Я не мо­гу же­нить­ся на те­бе, я дол­жен вы­пол­нить обе­щание, дан­ное мною от­цу, — от­ве­тил Ха­сан.

— Ка­кое же обе­щание ты дал от­цу?

Ха­сан рас­ска­зал, как его отец во сне уви­дел пти­цу и по­велел отыс­кать ее.

Выс­лу­шала де­вуш­ка сло­ва Ха­сана и зап­ла­кала.

— Ес­ли ты и даль­ше бу­дешь ис­кать эту пти­цу, то я по­теряю те­бя, — го­вори­ла она. — Эта пти­ца при­над­ле­жала мне и уме­ла го­ворить че­ловечь­им язы­ком. Дочь ца­ря дэ­вов (Дэ­вы — ска­зоч­ные су­щес­тва, ве­лика­ны) по име­ни Куль­жа­мал приш­ла с вой­ском и отоб­ра­ла ее у ме­ня. Ты, ко­неч­но, най­дешь ста­нови­ще тех дэ­вов, но до­быть пти­цу те­бе бу­дет не­лег­ко.

— Я го­тов на лю­бые ли­шения. Я дол­жен во что бы то ни ста­ло най­ти пти­цу и дос­та­вить ее от­цу. Ес­ли я дос­та­ну пти­цу и вер­нусь жи­вым и нев­ре­димым, то за­еду и же­нюсь на те­бе, — дал обе­щание Ха­сан. Де­вуш­ка пе­рес­та­ла пла­кать и ука­зала Ха­сану до­рогу.

— Ты дол­жен ехать на за­пад де­вянос­то дней. Пос­ле это­го встре­тишь го­ру. Прой­дешь еще де­вянос­то дней. На дру­гой сто­роне го­ры у под­ножья сто­ит оди­нокое боль­шое де­рево. На том де­реве есть гнез­до сам­рук, мо­жет быть, пти­ца дос­та­вит те­бя до ста­нови­ща дэ­вов, — на­путс­тво­вала де­вуш­ка. — А моя мать, по­ка жи­ва, не даст нам жить спо­кой­но, она сде­ла­ет ка­кое-ни­будь зло. Смерть ее за­висит вот от это­го. — Де­вуш­ка про­тяну­ла Ха­сану стре­лу. — Пус­тишь в лю­бую сто­рону — она все рав­но по­падет в лоб мо­ей ма­тери.

Ха­сан не за­мед­лил взять стре­лу и вы­пус­тить ее из лу­ка. Стре­ла по­пала в лоб жал­ма­уыз-кем­пир, и она тут же ис­пусти­ла дух.

Прос­тился Ха­сан с де­вуш­кой и по­ехал на за­пад. Прош­ло де­вянос­то дней, и он до­ехал до вы­соких гор, вер­ши­ны ко­торых упи­рались в не­бо. С боль­шим тру­дом пе­рева­лил джи­гит че­рез го­ры, по­том до­ехал до боль­шо­го оди­ноко­го де­рева и при­сел от­дохнуть в его те­ни. «Эй, че­ловек, спа­си нас, спа­си!» — вдруг ус­лы­шал он пис­кли­вые го­лоса птен­цов сам­рук. «Что слу­чилось с бед­няжка­ми?»— по­думал Ха­сан и бро­сил­ся в их сто­рону. Ог­ромный удав полз по ство­лу де­рева вверх, на­мере­ва­ясь прог­ло­тить птен­цов. Ха­сан вых­ва­тил меч и из­ру­бил уда­ва на кус­ки. Спа­сен­ные птен­цы го­рячо бла­года­рили сво­его из­ба­вите­ля. Они бы­ли го­лод­ны и вмиг прог­ло­тили кус­ки те­ла уда­ва.

Вдруг под­нялся силь­ный ве­тер и по­шел ли­вень.

— От­ку­да ве­тер, от­ку­да дождь? — спро­сил Ха­сан у птен­цов.

— Это не ве­тер, это ле­тит на­ша мать. Ве­тер от ее крыль­ев, а дождь — ее сле­зы. На­ша мать еже­год­но на этом де­реве вы­води­ла сво­их птен­цов. Ког­да мать уле­тала за кор­мом для птен­цов, удав, ко­торо­го вы уби­ли сей­час, вы­пол­зал из сво­ей но­ры, прог­ла­тывал вы­лупив­шихся птен­цов и пря­тал­ся в сво­ей но­ре. Вот и сей­час на­ша мать воз­вра­ща­ет­ся с охо­ты и ду­ма­ет, что не уви­дит нас жи­выми. Мать очень лю­бит че­лове­чес­кое мя­со. Она мо­жет прог­ло­тить вас, спрячь­тесь под на­шими крыль­ями.

Ха­сан спря­тал­ся. Прош­ло нем­но­го вре­мени, и сам­рук груз­но опус­ти­лась на де­рево. От тя­жес­ти пти­цы де­рево изог­ну­лось и дос­та­ло до зем­ли. Мать при­нес­ла оле­ней, га­зелей и мно­гих дру­гих зве­рей и сло­жила в боль­шую ку­чу. Уви­дев, что ее птен­цы жи­вы и нев­ре­димы, пти­ца пе­рес­та­ла пла­кать. Ве­тер утих, зас­верка­ло сол­нышко. Сам­рук, гло­тая слю­ну, ста­ла ог­ля­дывать­ся по сто­ронам.

— Чую за­пах че­лове­ка, вы не ви­дели его? — спро­сила она у птен­цов. Ес­ли вы не тро­нете, мы по­кажем че­лове­ка, — от­ве­тили они. Сам­рук в знак сог­ла­сия кив­ну­ла го­ловой. Ког­да птен­цы вы­пус­ти­ли из-под крыль­ев Ха­сана, пти­ца под­хва­тила его и хо­тела прог­ло­тить. Но птен­цы за­пища­ли и впи­лись ей в гор­ло. Сам­рук вы­пус­ти­ла Ха­сана.

— По­чему вы его жа­ле­ете? Ка­кое доб­ро сде­лал вам этот че­ловек? — спро­сила мать.

— Он убил уда­ва и спас нас от смер­ти, — за­пища­ли птен­цы.

Сам­рук поб­ла­года­рила Ха­сана, расс­про­сила, по­чему он при­шел сю­да и чем она мо­жет по­мочь ему. Ха­сан без утай­ки рас­ска­зал все и поп­ро­сил дос­та­вить его в ста­нови­ще дэ­вов. Сам­рук сог­ла­силась. Она по­сади­ла Ха­сана на спи­ну и по­лете­ла к ста­нови­щу дэ­вов.

Ле­тели они семь дней и семь но­чей. Пе­реле­тели че­рез оке­ан, пус­ты­ню, и ког­да под­ле­тели к боль­шой ог­ненной ре­ке, у сам­рук от го­лода зак­ру­жилась го­лова, по­мут­не­ло в гла­зах, и пти­ца не зна­ла как быть.

— Эй, че­ловек, бо­юсь, что мы не до­летим до мес­та, си­лы ме­ня по­кида­ют, ско­ро упа­ду! — об­ра­тилась она к Ха­сану.

Ха­сан, не за­думы­ва­ясь, вы­резал у се­бя из бед­ра два кус­ка мя­са и про­тянул пти­це. Сам­рук прог­ло­тила мя­со и по­лете­ла даль­ше.

— От­ку­да та­кое мя­со? Оно очень вкус­ное и при­да­ет боль­шую си­лу! — ска­зала пти­ца.

— Эти кус­ки я вы­резал из сво­их бе­дер, — от­ве­тил Ха­сан. Сам­рук быс­тро про­вела крыль­ями по ра­нам Ха­сана, и они вмиг за­жили.

Прош­ло нем­но­го вре­мени, и они при­лете­ли в зем­ли дэ­вов.

— Ког­да дэ­вы ло­жат­ся спать, они за­сыпа­ют на со­рок дней. Вот уже три дня, как они спят. Я те­бя бу­ду ждать здесь еще три дня. Ес­ли за это вре­мя ты не вер­нешь­ся, ждать доль­ше не ста­ну и уле­чу, — ска­зала ему сам­рук.

Ха­сан обе­щал вер­нуть­ся че­рез три дня и нап­ра­вил­ся в го­род.

Го­род дэ­вов был очень кра­сивый: тут все бы­ло пос­тро­ено из зо­лота. Ха­сан, не ви­дев­ший рань­ше та­кого чу­дес­но­го го­рода, за­был про чу­дес­ную пти­цу, про сам­рук и стал ос­матри­вать все ули­цы. Пе­рехо­дя с ули­цы на ули­цу, он при­шел к кра­сиво­му двор­цу и во­шел в не­го. Во двор­це спа­ли со­рок де­вушек, по­даль­ше от них в од­ной ком­на­те спа­ла еще од­на де­вуш­ка на зо­лотой кро­вати. Он про­шел впе­ред, пе­рес­ту­пил по­рог этой ком­на­ты и уви­дел на ска­тер­ти раз­но­об­разную пи­щу. Он про­тянул ру­ку к пи­ще, но кто-то прон­зи­тель­но взвиз­гнул.

— Эй, че­ловек, по­чему без раз­ре­шения бе­решь чу­жую пи­щу? — ус­лы­шал он го­лос. Ха­сан ог­ля­нул­ся и уви­дел в клет­ке пти­цу. Ска­зав эти сло­ва, пти­ца рас­хо­хота­лась. Из ее рта по­сыпа­лись цве­ты. Это бы­ла та са­мая пти­ца, ко­торую ра­зыс­ки­вал Ха­сан. Его ра­дос­ти не бы­ло пре­дела. Ха­сан ре­шил взять пти­цу и толь­ко про­тянул ру­ку к клет­ке, как пти­ца сно­ва за­виз­жа­ла.

— Ты ме­ня не за­берешь, — ска­зала пти­ца, — ес­ли я за­пою гром­ким го­лосом, все спя­щие дэ­вы это­го го­рода прос­нутся. А один ма­лень­кий ку­сочек тво­его мя­са здесь сто­ит ты­сячу дил­ла.

Ха­сан в сле­зах стал мо­лить пти­цу. Он рас­ска­зал о сво­их му­чени­ях в пу­ти, об уго­воре же­нить­ся на ее преж­ней вла­дели­це. Пти­ца сжа­лилась над Ха­саном.

— Хо­рошо, — про­пища­ла она, — мо­жешь за­бирать ме­ня. Толь­ко о сво­их прик­лю­чени­ях в пу­ти на­пиши за­пис­ку и вло­жи в кар­ман де­вуш­ке, спя­щей на зо­лотой кро­вати.

Ха­сан, вы­пол­нил все, что ска­зала пти­ца. По­том взял клет­ку и вер­нулся к сам­рук. Сам­рук уже при­гото­вилась бы­ло уле­тать. Джи­гит с клет­кой сел на спи­ну ог­ромной пти­цы, и они без осо­бых труд­ностей при­лете­ли в гнез­до сам­рук. Что­бы пе­реле­теть даль­ше, сам­рук да­ла Ха­сану од­но свое пе­ро. Это бы­ло вол­шебное пе­ро. Ха­сан с пти­цей сел на пе­ро сам­рук и при­летел к де­вуш­ке. Не бы­ло пре­дела ее ра­дос­ти. От­дохну­ли они там нес­коль­ко дней, и Ха­сан с де­вуш­кой и пти­цей сел на пе­ро сам­рук и по­летел на свою ро­дину.

Ле­тят они нес­коль­ко дней, ви­дят: идет по до­роге че­ловек. Смот­рит Ха­сан, а это его сред­ний брат Усен. В пу­ти у не­го кон­чи­лась пи­ща, и он на­нял­ся к од­но­му баю в пас­ту­хи. Усен про­жил скуд­ную жизнь и те­перь пеш­ком про­бирал­ся на ро­дину. Он был ху­дой и в гряз­ных лох­моть­ях.

Ха­сан пе­ре­одел бра­та в но­вую одеж­ду, на­кор­мил сыт­но, по­садил на пе­ро, и по­лете­ли они даль­ше.

В пу­ти они встре­тили Аса­на, из­можден­но­го пу­ще Усе­на. Шея у не­го бы­ла, как па­лоч­ка, лох­мотья на нем еле дер­жа­лись. Ха­сан так­же на­кор­мил его, как и Усе­на, пе­ре­одел и по­садил на пе­ро сам­рук.

Од­нажды они ос­та­нови­лись на ноч­лег. Ус­нул Ха­сан бо­гатыр­ским сном, а Асан и Усен ста­ли тай­но со­вещать­ся:

«Наш отец и до это­го боль­ше лю­бил Ха­сана, а те­перь и вов­се бу­дет лю­бить. А ес­ли уз­на­ет, что мы на­нима­лись в пас­ту­хи, ос­корбит­ся и ве­лит по­весить нас, — рас­сужда­ли братья. — Нам на­до убить Ха­сана, и мы ска­жем, что са­ми наш­ли пти­цу».

Приш­ли они к Ха­сану.

— Дос­тань нам из ко­лод­ца во­ды.

Ха­сан пос­лу­шал­ся, при­вязал за по­яс ве­рев­ку и спус­тился в глу­бокий ко­лодец. Ког­да Ха­сан дос­тиг се­реди­ны ко­лод­ца, Асан и Усен пе­рере­зали ве­рев­ку. Пос­ле то­го они ед­ва не под­ра­лись из-за де­вуш­ки: каж­дый из них хо­тел взять ее се­бе. Де­вуш­ка ни за ко­го не пош­ла и убе­жала в степь. Асан и Усен с пти­цей вер­ну­лись в род­ной а­ул. Пок­ло­нились они от­цу и со­об­щи­ли, что при­вез­ли чу­дес­ную пти­цу.

— Где Ха­сан? — спро­сил их отец.

— Ха­сан не пос­лу­шал­ся нас и ког­да ку­пал­ся в мо­ре, его прог­ло­тила аку­ла, — от­ве­тили они. — Но мы отом­сти­ли за Ха­сана — уби­ли эту аку­лу.

В это вре­мя прос­ну­лась дочь ха­на дэ­вов, уз­на­ла, что ис­чезла ее пти­ца в клет­ке, и под­ня­ла тре­вогу на весь го­род. По за­пис­ке, ос­тавлен­ной в кар­ма­не, она уз­на­ла, что пти­цу увез че­ловек. Соб­ра­ла она свое вой­ско и по­лете­ла на по­ис­ки сво­ей лю­бими­цы.

Од­нажды отец Ха­сана за­хотел пос­лу­шать пе­ние пти­цы. Пти­цу по­сади­ли в зо­лотую клет­ку и зас­та­вили петь. Она за­пела про­тяж­ным жа­лоб­ным го­лосом. Ус­лы­шали во­ины до­чери ха­на дэ­вов пе­ние пти­цы, на­лете­ли на а­ул Ха­сана и, прев­ра­тив­шись в лю­дей, опус­ти­лись пря­мо на а­ул. Уви­дели жи­тели а­ула, что с не­ба па­да­ют лю­ди, ис­пу­гались и на­чали пря­тать­ся у сво­его ха­на.

Дочь ха­на дэ­вов приш­ла на то мес­то, где си­дела пти­ца, и выз­ва­ла к се­бе ха­на. Хан на­дел по­яс, по­молил­ся ал­ла­ху и при­шел к до­чери ха­на дэ­вов.

— Эй, хан лю­дей! — об­ра­тилась к не­му де­вуш­ка. — Ка­кой ваш сын при­вез эту пти­цу, по­кажи­те мне его. Я бу­ду го­ворить с ним.

— О дочь дэ­ва! Эту пти­цу я ви­дел во сне, за­хотел хоть раз пос­мотреть на нее. Из трех сы­новей, от­пра­вив­шихся на по­ис­ки этой пти­цы, вер­ну­лись двое. Они со­об­щи­ли, что са­мого млад­ше­го и лю­бим­ца мо­его где-то в пу­ти прог­ло­тила аку­ла. Из-за боль­шо­го го­ря я за­болел и толь­ко сей­час впер­вые ви­жу эту пти­цу. Ос­таль­ное спро­сите у тех сы­новей, ко­торые вер­ну­лись жи­выми.

Дочь дэ­ва поз­ва­ла Аса­на и Усе­на.

— Как вы при­вез­ли пти­цу, рас­ска­жите мне, — об­ра­тилась она к ним.

— О, что тут осо­бен­но­го, мы по­еха­ли на ска­кунах и при­вез­ли! — от­ве­тили братья.

— Вы лже­те, я сей­час зас­тавлю рас­ска­зать обо всем пти­цу, и ес­ли вы сол­га­ли, то ве­лю сей­час же от­ру­бить вам го­ловы! — приг­ро­зила дочь ха­на дэ­вов.

Пти­ца рас­ска­зала все.

— Ха­сан был джи­гитом ве­лико­душ­ным и скром­ным. Он в сле­зах про­сил ме­ня, и я сог­ла­силась са­ма ехать с ним. Со мной вмес­те Ха­сан при­ехал к мо­ей преж­ней хо­зяй­ке. Ког­да мы нап­ра­вились сю­да, в пу­ти нам встре­тились го­лод­ные, сов­сем опус­тивши­еся Асан и Усен. Ха­сан на­кор­мил их. а они учи­нили над ним зло­де­яние, об­ма­нули и ос­та­вили в ко­лод­це. Пос­ле то­го они спо­рили из-за мо­ей преж­ней хо­зяй­ки. Каж­дый из них хо­тел же­нить­ся на ней, а она убе­жала от них в степь. Они, дол­жно быть, еще жи­вы, — по­веда­ла пти­ца.

У до­чери дэ­ва был во­ин-ско­роход. Он мог за час об­ле­теть весь мир. Она выз­ва­ла это­го во­ина и от­пра­вила его на по­ис­ки Ха­сана, а Аса­ну и Усе­ну от­ру­била го­ловы. Хан не про­тивил­ся ее во­ле. Ког­да Асан и Усен бы­ли обез­глав­ле­ны, дэв-ско­роход дос­та­вил Ха­сана и де­вуш­ку. Дочь ха­на дэ­вов ос­та­лась до­воль­на от­ва­гой и че­ловеч­ностью Ха­сана и сво­ими ру­ками по­дари­ла пти­цу его от­цу. Хан поб­ла­года­рил дочь ха­на дэ­вов и ус­тро­ил той на со­рок дней.