Чудесная шуба Ал­дара-Ко­се

Толь­ко в лись­ей шу­бе в та­кую хо­лод­ную зи­му нель­зя бы­ло за­мер­знуть! А в ды­ря-вой-пре­дыря­вой шу­бен­ке Ал­дар-Ко­се мерз каж­дый день.

Ехал он раз по сте­пи — ру­ки, но­ги озяб­ли, нос по­синел, ско­рей бы до теп­лой юр­ты доб­рать­ся!

Ве­тер свис­тит, за уши хит­ре­ца хва­та­ет. А в сте­пи ниг­де не вид­но ды­ма, над а­улом.

Нап­расно ма­хал кам­чой Ал­дар-Кло­се: ста­рый то­щий конь не мог бе­жать. Взмах­нет он гри­вой и опять ша­гом идет.

«Пло­хой конь — дол­гая до­рога, — ка­чая го­ловой, го­ворил сам се­бе всад­ник. — Ехать еще да­леко, со­бачь­его лая не слыш­но, и ни од­ной юр­ты в сте­пи нет. Про­падешь при та­ком мо­розе!»

Вдруг уви­дел он: едет навс­тре­чу всад­ник. По хо­роше­му бе­гу ко­ня Ал­дар-Ко­се до­гадал­ся, что едет бай. Хит­рец сра­зу же смек­нул, что де­лать. Он рас­пахнул свою ды­рявую шу­бен­ку, вып­ря­мил­ся в сед­ле и за­пел ве­селую пе­сен­ку.

Встре­тились пут­ни­ки, ос­та­нови­ли ко­ней и поз­до­рова­лись. Бай в теп­лой лись­ей шу­бе ежит­ся от хо­лода. Ал­дар-Ко­се шап­ку на­бок сдви­нул, от­ду­ва­ет­ся, точ­но си­дит на сол­нце­пеке в лет­ний жар­кий день.

— Не­уже­ли ты не за­мерз? — спра­шива­ет бай хит­ре­ца.

— Это в тво­ей шу­бе хо­лод­но, а в мо­ей очень жар­ко, — от­ве­ча­ет Ал­дар-Ко­се.

— Как же мо­жет быть в тво­ей шу­бе жар­ко? — не по­нима­ет бо­гач.

— Раз­ве не ви­дишь?

— Ви­жу, что во­роны рва­ли твою шу­бен­ку и в ней дыр боль­ше, чем ме­ха!

— Вот и хо­рошо, что дыр мно­го. В од­ну ды­ру хо­лод­ный ве­тер вхо­дит, в дру­гую вы­ходит. А мне теп­ло ос­та­ет­ся.

— На­до у не­го эту чу­дес­ную шу­бу вы­манить, — ду­ма­ет бай.

«Вот теп­ло бу­дет, ес­ли бай­скую шу­бу на­деть!» — раз­мышля­ет хит­рец.

— Про­дай мне твою шу­бу! — ска­зал бай Ал­да­ру-Ко­се.

— Не про­дам. Я без сво­ей шу­бы сра­зу за­мер­зну.

— Не за­мер­знешь! Возь­ми в об­мен мою лисью шу­бу, — пред­ло­жил бай. — Она то­же теп­лая.

Ал­дар-Ко­се сде­лал вид, что и слы­шать не хо­чет. А сам од­ним гла­зом смот­рит на теп­лую шу­бу, а дру­гим на бай­ско­го ска­куна лю­бу­ет­ся.

— Шу­бу от­дам и де­нег при­бав­лю! — стал соб­лазнять бай.

— Де­нег мне не на­до. Вот ес­ли ко­ня дашь в при­дачу, тог­да по­думаю. Об­ра­довал­ся бай, сог­ла­сил­ся. Снял свою шу­бу и от­дал ко­ня. На­дел Ал­дар-Ко­се лисью шу­бу, пе­ресел на бай­ско­го ска­куна и пом­чался, об­го­няя ве­тер.

Хо­рошо те­перь бы­ло Ал­да­ру-Ко­се ез­дить от а­ула к а­улу в теп­лой шу­бе, на хо­рошем ко­не.

В каж­дой юр­те спра­шива­ли у хит­ре­ца:

— От­ку­да у те­бя лисья шу­ба и конь бе­гунец?

— Сме­нял на чу­дес­ную шу­бу, в ко­торой бы­ло семь­де­сят дыр и де­вянос­то зап­лат…

По­тешая лю­дей, Ал­дар-Ко­се рас­ска­зывал, как бай на­кинул­ся на его ды­рявую шу­бен­ку и от­дал ему свою лисью.

Сме­ялись лю­ди, уго­щая ку­мысом хит­ре­ца. Ког­да смех ос­ла­бевал, Ал­дар-Ко­се каж­дый раз пов­то­рял:

— Да­лек путь или бли­зок, уз­на­ет тот, кто про­едет. Горь­кую еду от слад­кой от­ли­чит тот, кто по­ест!