Джигит и мыс­тан

В не­запа­мят­ные вре­мена жил ста­рик Мун­ды­бай. У не­го был сын. Од­нажды Мун­ды­бай по­шел к ко­лод­цу, что­бы на­по­ить скот. Ве­лико бы­ло его удив­ле­ние, ког­да вмес­то во­ды он уви­дел в ко­лод­це кровь. В то же мгно­вение ка­кая-то неп­ре­одо­лимая си­ла за­тяну­ла Мун­ды­бая в ко­лодец. Опом­нившись, он уви­дел, что его креп­ко дер­жит ста­рая мыс­тан. Она хо­тела прог­ло­тить Мун­ды­бая, но он взмо­лил­ся:

— Дай мне еще по­жить. Возь­ми все, что у ме­ня есть, толь­ко ос­тавь мне жизнь.

Мыс­тан по­дума­ла и ска­зала:

— Бу­дешь жить, ес­ли от­дашь мне сво­его сы­на.

Мун­ды­бай сог­ла­сил­ся. Мыс­тан от­пусти­ла его и при­каза­ла зав­тра же пе­реко­чевать на дру­гое мес­то, а сы­на ос­та­вить. Воз­вра­тив­шись до­мой, Мун­ды­бай дол­го не мог при­думать, под ка­ким пред­ло­гом ос­та­вить сы­на. На­конец у не­го воз­ник хит­рый план. Ран­ним ут­ром Мун­ды­бай соб­рал иму­щес­тво и от­пра­вил­ся вмес­те с сы­ном на но­вые мес­та. Ког­да они рас­по­ложи­лись в со­сед­нем уро­чище, сын Мун­ды­бая ре­шил по­иг­рать с дру­гими юно­шами в асы­ки, но об­на­ружил, что про­пали его зо­лотая и се­реб­ря­ная баб­ки. Хит­рый Мун­ды­бай на­роч­но ос­та­вил баб­ки сы­на на ста­ром мес­те. Он знал, что сын за­хочет вер­нуть­ся за баб­ка­ми, а там его схва­тит мыс­тан.

Не зная ко­вар­но­го за­мыс­ла от­ца, юно­ша спро­сил, ка­кого ко­ня ему взять, что­бы съ­ез­дить за баб­ка­ми.

— Возь­ми то­го ко­ня, ко­торый пер­вый на те­бя взгля­нет, от­ве­тил Мун­ды­бай.

Юно­ша от­пра­вил­ся на пас­тби­ще, где пас­лись от­цов­ские ко­ни. Пер­вым под­нял на не­го гла­за во­роной конь. Не, дол­го ду­мая, юно­ша вско­чил на не­го и пос­ка­кал к не­дав­но по­кину­тым мес­там. До­рогой он по­ведал ко­ню о сво­ем го­ре. Ум­ное жи­вот­ное ус­мехну­лось и за­гово­рило че­лове­чес­ким го­лосом:

— Впе­реди по­важ­нее бе­да. Слу­шай­ся ме­ня, и все бу­дет хо­роню. Ког­да при­едем, ты уви­дишь, что ка­кая-то ста­руха иг­ра­ет баб­ка­ми. Ты ска­жешь: «Ба­буш­ка, от­дай­те мои баб­ки». Она от­ве­тит: «Возь­ми сам: ког­да си­жу встать не мо­гу, а ес­ли вста­ну — не ся­ду». Но ты не сле­зай с ме­ня и ска­жи ей: «Ес­ли ся­ду на ко­ня, то слезть не мо­гу, а ес­ли сле­зу, то об­ратно не ся­ду». И тут же кри­чи: «По­жар, по­жар!» Я тог­да сде­ла­юсь ни­же тра­вы, ти­ше во­ды, под­ска­чу с то­бой к ста­рухе, а ты наг­нись, схва­ти баб­ки, и я ум­чу те­бя до­мой.

Вот подъ­еха­ли они к мес­ту, где не­дав­но сто­яла юр­та Мун­ды­бая. Смот­рит юно­ша, си­дит на тра­ве мыс­тан и иг­ра­ет дву­мя баб­ка­ми. Юно­ша, пом­ня на­каз сво­его дру­га-ко­ня, ска­зал:

— Ба­буш­ка, от­дай мои баб­ки.

Мыс­тан от­ве­тила:

— Ког­да си­жу, встать не мо­гу, а ес­ли вста­ну — не ся­ду. Сле­зай с ко­ня и возь­ми сам.

Мо­лодой джи­гит от­ве­тил:

— Ес­ли ся­ду на ко­ня, то слезть не мо­гу, а ес­ли сле­зу — об­ратно не взбе­русь.

И стал гром­ко кри­чать:

— По­жар, по­жар!..

Ста­руха ста­ла смот­реть в ту сто­рону, ку­да ука­зывал юно­ша. И тут чер­ный конь сде­лал­ся ни­же тра­вы, ти­ше во­ды и под­ска­кал к ведь­ме, а юно­ша схва­тил свои баб­ки, и они пом­ча­лись прочь. Но мыс­тан пог­на­лась за ни­ми. Она бро­сила под но­ги ко­ня свою ос­трую ко­су и от­ру­била ему но­гу. Ло­шадь про­дол­жа­ла мчать­ся на трех но­гах. Тог­да мыс­тан сно­ва мет­ну­ла и от­ру­била во­роно­му все но­ги. Юно­ше не­куда бы­ло де­вать­ся. Уг­ро­жая ко­сой, мыс­тан по­вела его. Дол­го они шли. На­конец приш­ли к ог­ромно­му кам­ню. Мыс­тан уда­рила о ка­мень сво­ей ко­сой, и из кам­ня по­сыпа­лись ог­ненные ис­кры. Юно­ша вне­зап­но очу­тил­ся в под­зе­мелье. Здесь он уви­дел мно­жес­тво лю­дей, при­кован­ных к сте­нам тя­желы­ми це­пями. Тот­час же к не­му по­дош­ла мыс­тан и гроз­но ска­зала:

— Я хо­тела при­вязать те­бя вмес­те с эти­ми людь­ми, но пе­реду­мала. Ты бу­дешь пас­ти мой скот.

На под­земном пас­тби­ще пас­лось мно­го ко­ров и овец. Они рас­ска­зали юно­ше, что ведь­ма ежед­невно по­жира­ет од­но­го че­лове­ка, од­ну ко­рову и од­ну ов­цу. Жал­ко ста­ло юно­ше се­бя и всех уз­ни­ков мыс­тан, и он горь­ко зап­ла­кал. Тог­да по­дош­ла к не­му бу­рая ко­рова и ска­зала:

— Не плачь, джи­гит! Вся си­ла ведь­мы в ее вол­шебной ко­се. От­ни­ми ко­су, и мыс­тан бу­дет по­беж­де­на, а все мы по­лучим сво­боду.

Глу­боко в сер­дце юно­ши за­пали эти сло­ва. Дня­ми и но­чами стал он ду­мать о том, как за­полу­чить ведь­ми­ну ко­су. Од­нажды он при­шел к мыс­тан и ска­зал:

— Ба­буш­ка, я не мо­гу заг­нать од­ну тел­ку. Дай­те мне ко­су, я ее вмиг за­гоню в хлев.

Ста­руха по­вери­ла ему. Взял джи­гит ко­су и по­бежал к сво­ему ста­ду за со­ветом: как быть даль­ше. Но мыс­тан, за­подоз­рив не­доб­рое, бро­силась за ним вдо­гон­ку, что­бы от­нять ко­су. Уви­дев по­гоню, джи­гит заб­рался на вы­сокую бе­резу. «У мыс­тан бы­ло че­тыре ог­ромных зу­ба. Она вы­дер­ну­ла один из них и ста­ла им рыть зем­лю вок­руг де­рева, что­бы сва­лить его. В это вре­мя при­лете­ла со­рока.

— Ба­буш­ка, — ска­зала она, — ты ус­та­ла рыть, дай я по­могу те­бе.

Взяв у мыс­тан ее зуб, со­рока уле­тела. Ведь­ма рас­серди­лась и, вы­дер­нув вто­рой зуб, сно­ва на­чала рыть зем­лю. Тут под­бе­га­ет волк и го­ворит:

— Дай, ста­рая, я те­бе по­могу.

Взял волк вто­рой зуб у ведь­мы и убе­жал. Пу­ще преж­не­го рас­серди­лась мыс­тан и вых­ва­тила тре­тий зуб. Но тут к ней под­бе­жала ли­са и ста­ла ее убеж­дать, что са­мой ей не сва­лить де­рево. По­обе­щав по­мочь, ли­са взя­ла тре­тий зуб и скры­лась. Тут уж ведь­ма окон­ча­тель­но рас­серди­лась, но толь­ко она вы­тащи­ла пос­ледний свой зуб, как под­крав­ший­ся за­яц схва­тил его и ум­чался.

Тог­да джи­гит слез с де­рева и взмах­нул ко­сой. Мыс­тан тут же умер­ла. А джи­гит соб­рал всех жи­вот­ных, птиц и по­шел вмес­те с ни­ми ос­во­бож­дать уз­ни­ков мыс­тан. Ос­во­бодил их от це­пей, уда­рил ко­сой о сте­ну под­зе­мелья — по­сыпа­лись ог­ненные ис­кры, зем­ля рас­сту­пилась, и все выш­ли на сво­боду.