Хан и Жи­рен­ше

Од­нажды хан по­ехал на охо­ту на свое лю­бимое озе­ро. Там он был по­ражен поч­ти пол­ным от­сутс­тви­ем ка­мыша и спро­сил о при­чине та­кого яв­ле­ния у Жи­рен­ше. Жи­рен­ше от­ве­тил, что здесь очень ред­ки дож­ди и по­это­му ка­мыш не рас­тет. — Дождь тут ни при чем, — ска­зал хан. — Раз­ве ка­мыш пь­ет во­ду свер­ху? Он пь­ет с кор­ня и по са­мый по­яс сто­ит в во­де.

— Ес­ли идет с не­ба дождь, — ска­зал Жи­рен­ше, — то он по­пада­ет на вер­ши­ну ка­мыша, и струя сте­ка­ет по стеб­лю, от­че­го ка­мыш рас­пуска­ет мно­го листь­ев и де­ла­ет­ся гус­тым.

Хан не сог­ла­сил­ся с та­ким от­ве­том Жи­рен­ше. По­еха­ли они даль­ше. По пу­ти все ос­та­нови­лись око­ло во­ды и ста­ли по­ить ло­шадей, а Жи­рен­ше, за­ехав в во­ду, креп­ко дер­жал сво­его за по­водья и не да­вал ему пить. Хан уви­дел, что ло­шадь Жи­рен­ше хо­чет пить, и ве­лел ему на­по­ить ее.

— Так­сыр! — ска­зал Жи­рен­ше. — Ведь вы не­дав­но ска­зали мне, что с го­ловы мож­но и не пить, дос­та­точ­но лишь с кор­ня? Вот я и въ­ехал в во­ду по брю­хо ло­шади. Раз­ве от это­го жаж­да ко­ня не уто­лит­ся?

Тут хан рас­хо­хотал­ся…